На главную

Куда идём?

Черный октябрь

 

От автора:

 

Уважаемые читатели! Все происходящее в рассказе основано на реальных событиях лишь частично. Сохранена основная хронология происшествий в Москве в октябре 1993 года, история, идущая "параллельно" с ними – вымысел.

 

Arkan Tiger

 

Глава I

 

Указ №1400. Ноосфера. "Уорплайн".

 

...17 лет назад в стране произошли события, которые позже окрестили "черным октябрем". Они предопределили нашу последующую жизнь. Тогда схлестнулись две силы, и каждая хотела управлять страной по-своему. Парламент требовал восстановить сбережения граждан, пересмотреть реформы, внести поправки в Конституцию, открывающие путь к смещению президента. Сам же президент предпочел переговорам язык пушек...

 

Мир людей. 21 сентября 1993 года. 20:00.

Президент Российской Федерации Борис Ельцин подписывает указ №1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", тем самым распустив Верховный Совет страны. Считалось, что депутаты намеренно тормозят экономические реформы в стране, созывая бесполезные референдумы.

 

20:30.

Верховный Совет реагирует мгновенно – созван съезд, на котором принято решение отстранить президента от его должности. Исполняющим обязанности руководителя страны назначен Александр Руцкой, во главе самого Совета стоит Руслан Хасбулатов.

Конституционный суд страны встает на их сторону, признав указ незаконным, так как переизбираться должны как Совет, так и сам президент. В столицу начинают стягиваться люди со всей страны, желающие узнать обо всём...

 

21:00.

В Московской области в условиях повышенной секретности начинает работу Центр Изучения Ноосферы при Институте Экспериментальной Физики. Финансирование урезано по неизвестной причине, но учёные упорно продолжают работать. Координатором проекта назначен Михаил Гордонов, ведущий специалист в различных областях физики...

 

* * *

 

Штаб патрульной корпорации "Уорплайн Компани", офис директора Чарльза Дервейна.

25 сентября. 10:35.

-И заключили силы Света... И силы Тьмы... договор о перемирии. И было сказано, что отныне ни добро, ни зло нельзя творить без согласия. И было сказано, что будет Дневной Дозор, чтобы следить за силами Света. И было сказано, что будет Ночной Дозор, чтобы следить за силами Тьмы... Но через тысячи лет придёт Великий Иной, который встанет на сторону зла, и мир погрузится во тьму... Тьфу, глупости какие пишут! – хомяк в строгом черном костюме отложил книгу и снова погрузился в отчеты. – Даже в будущем нормальной фантастики не достать, просто кошмар. То ли дело у нас – никаких тебе "светлых", "темных", обычные люди... Ой, - тут он вспомнил, кем является на самом деле. – Ну и звери, конечно. И другие... эм, личности. Пусть и из кем-то когда-то придуманных вселенных, но ведь работаем! На благо всех миров, хе-хе! – вдруг его заинтересовала одна ничем не примечательная строчка. Хомяк снял очки, пристально вглядываясь в каждое слово – а не оптический ли обман зрения? Нет, опять кто-то запустил очередную машину, угрожающую зыбкому балансу между пространствами. Он обеспокоенно отложил папку в сторону, нажал кнопку на пульте в столе. - Дженни, дорогая, зайдите ко мне. Да, и ещё – кофе. Побольше сливок, поменьше сахара, – вытер пот со лба и сел поудобнее. От одной только мысли об очередном нарушении баланса уже не по себе.

В офис зашла стройная, высокая мышь, держа поднос с кофе:

-Что-то важное, мистер Дервейн?

-Не представляете, насколько, дорогая. Почему ко мне постоянно доходит информация "второй свежести"?

-Простите?.. – недоуменно взглянула на него Дженни, ставя на стол чашку.

-Вам было известно, что в мире людей уже не первый день работает устройство, теоретически способное подключаться к ноосфере?

-Разумеется, сэр. Но до последнего момента не проводилось никаких запусков, только испытания рабочих сегментов.

-Мне напомнить вам новый Устав? Мне должны докладывать о ЛЮБЫХ изменениях подобного характера НЕМЕДЛЕННО. Понимаете? ЛЮБЫХ И НЕМЕДЛЕННО! Даже если только строить начали! – хомяк четко выделял каждое слово. – Вы же не первый год работаете здесь, у вас не одно образование, друг закончил Массачусетский Технологический... – тут он вспомнил про "кофе", сделал пару глотков и снова взглянул на подчиненную так серьезно, как мог директор. - Сколько было зарегистрировано пробоев за последние два года?

Дженни в ответ помолчала секунду, потом сдвинула на нос очки:

-Пятьдесят семь пробоев, сэр.

-Вот! Всего за какие-то пять лет... А я тут работаю чуть больше вашего и обеспокоен гораздо больше!

-Мистер Дервейн, я же секретарша...

-Да уж хорошо, что не патрульный. Потерять вас было бы ужасно. Нет, я не хотел вас обидеть, просто... как бы сказать... Я давно наблюдаю именно за "реальным" миром, и он мне всё больше не нравится. Сдаётся мне, их сторона не выполняет условия договора...

 

* * *

 

Мир Спасателей. Центральный парк. 25 сентября. 16:42.

На скамейке, в тени раскидистых деревьев, одиноко устроился бурундук в черном кожаном плаще. Вот уже больше часа он грустно смотрел на кружащиеся в тихом вальсе облетевшие листья на асфальте, все больше погружаясь в воспоминания прошлого, которые никак не отпускали его. С момента его вступления в ряды патрульных "Уорплайна" он сильно изменился – из робкого, застенчивого студента, толком не закончившего учебу, на свет вышел решительный, хладнокровный мужчина, готовый по заданию идти в огонь и воду. Но думал ли он, что с ним поступят как с разменной монетой и просто забудут черт знает где?.. Так просто взять и уволиться нельзя, а повод никак не находился. То ли был такой маленький, что пройдёшь мимо и не заметишь, то ли прятался где-то... Бурундук сердито взмахнул рукой, и тут же справа донесся хриплый голос:

-Ох! Осторожнее, Дмитар, я не всегда помню, какая у тебя реакция!

Голос принадлежал пожилой мыши в ярком пиджаке. Дмитар пристально посмотрел на него с секунду и отвернулся:

-Марк, раз уж пришел – говори, зачем.

-В России запущено какое-то новое устройство, вот нам и приказали – быть готовыми. Сколько уже из-за таких махин пробоев было... – Марк зевнул. – И не сосчитаешь!

-А я им зачем? Пусть посылают новичков, они быстрее соображают.

-Дервейн потребовал только опытных сотрудников. Я не знаю, что именно творится в его хомячьей душе, но раз мобилизовали почти всех, стоит ожидать самого худшего.

-Ты чертовски догадлив, просто Мыштейн натуральный, - пошутил Дмитар и встал. – Я подумаю как-нибудь на досуге.

-Ну думай, думай... мыслитель, - проворчал Марк. – С каждым годом ты становишься таким... замкнутым, что с тобой происходит?

Дмитар не ответил, всё дальше уходя вглубь парка...

 

* * *

 

Мир людей. Где-то в Московской области, Институт Экспериментальной Физики.

26 сентября. 09:35.

-Доброе утро, профессор Гордонов! Похоже, вы опоздали, - приветствовал вошедшего в холл ученого охранник.

-Да, Алексей, я знаю. Но к тому моменту, как я переоденусь, доберусь до зала внедрения, я уже больше чем на час опоздаю. Хотя, думаю, они знают, что я провожал сына в военную академию и мне было не до работы...

-Он всё-таки поступил?

-Да его практически сразу приняли. Просто отъезд постоянно откладывался. Вы новости последние смотрели? – осведомился профессор.

-Что-то странное происходит, товарищ... – Алексей порылся в ящике стола и достал газету. Развернув её, он начал читать: - "Несмотря на то, что президент приостановил деятельность Верховного Совета, его сотрудники продолжают заседать и даже ведут агитационную деятельность. В частности, сторонники президента выразили беспокойство по поводу настроенности членов Совета. Особенно это касается Александра Руцкого, неофициального назначенного и.о. президента"... Они как будто готовятся к чему-то, не находите?

-Кажется, верхушка власти раскололась на два лагеря, - предположил Гордонов. – Ну ладно, поговорим потом. Эх, если бы не урезали бюджет, взяли бы швейцарское оборудование, а не эту гадость черт пойми откуда, - и профессор, поправив галстук, направился к лифту...

 

* * *

 

Москва. 30 сентября. 11:30.

В квартире на улице 1905 года раздался телефонный звонок. Аппарат звонил долго и упорно, пытаясь вконец достать хозяина. И добился своего – после как минимум пятнадцатого "трезвона" трубка была снята:

-Алло...

-Макс, опять дрыхнешь, что ли? – донесся весёлый женский голос с другой стороны.

-А что ещё делать? Пары-то сняли...

-Как будто тебе совсем делать нечего, а? – всё так же непринужденно интересовалась трубка.

-Есть предложение? – "оживился" Макс.

-Ещё какое. Лёня хоть и уехал на время, но успел сообщить, что завтра на площади Восстания намечается митинг. Думаю, стоит поддержать.

-Конечно, стоит. Приходили же в августе девяносто первого, и сейчас придем.

-Вот и славно. Слушай, могу я к тебе заглянуть?

-Конечно, Маш, о чем разговор, - Макс уже заулыбался от одной мысли о том, что снова встретит свою любимую.

-Чудно. Но не жди раньше чем через полчаса, транспорт что-то плохо ходит...

 

Глава II

 

Два мира. Пробой. Готовность №1.

 

Москва, площадь Восстания. 1 октября. 17:00.

 

Максим и Мария стояли, наблюдая за прибывающей толпой. Они едва успевали раздавать листовки "К российской интеллигенции" и "Российский Общенародный Союз", призывавшие остановить преступную деятельность президента. С "РОСами", как их назвал Макс, пришлось ещё повозиться и вписывать ручкой "президенту" приставку "экс", то есть "бывший". Судя по всему, участники движений были уверены в своей победе ничуть не меньше, чем депутаты в Доме Советов.

-У меня всё кончилось, - потряс пустой сумкой Максим. – А как у тебя?

-Аналогично, - интонацией Шефа из мультфильма "Следствие ведут Колобки" произнесла Мария. – Уверен, что больше не осталось?

-Да, я взял последнюю партию.

-Смотри! – вдруг девушка потянула друга за рукав. – Народу-то, не меньше тысячи!

-А вот и кавалерия... – теперь уже он тянул её в другую сторону. Там уже собралось несколько отрядов ОМОНа, настроенных только на то, чтобы разогнать всех с площади. С их стороны и со стороны митингующих то и дело что-то кричали. Но вдруг служители закона сорвались с мест, расчехлили дубинки и начали активно рассеивать толпу.

-Думаю, стоит помочь, - рванулся было Максим в сторону битвы, но Мария удержала его:

-Ничего хорошего из этого не выйдет! В прошлый раз что было, забыл? Как щитом досталось, уже не помнишь?

-Да, но...

-Уходим, мы своё на сегодня отработали.

Тяжело вздохнув, он последовал за подругой. Площадь медленно превращалась в хаос, столкновение сил Света и Тьмы. Спустя час друзья уже сидели дома и пытались дозвониться в Дом Советов – Максим не хотел терять связь с отцом, заседавшим уже не один день. Наконец трубка отозвалась его голосом:

-Дом Советов на связи.

-Сергей Викторович? – Макс не сразу узнал голос отца – слишком уставшим он звучал в трубке.

-Да, кто спрашивает?

-Пап, это я.

-Максим, хорошо, что ты позвонил. Как там митинг? Я слышал, его опять разогнали?

-Да, прислали кучу омоновцев и водометы. И часа не прошло, как всю площадь очистили.

-Но с тобой все в порядке, я надеюсь? – обеспокоенно спросил отец.

-Да, я с Машей ушел ещё до того, как всё началось. А как дела у тебя?

-Мы уже все обязанности распределили, осталось только выступить в прямом эфире с обращением. Но этим пусть товарищ Руцкой занимается, я не сегодня-завтра вернусь домой...

 

* * *

 

Мир Спасателей. 22:00.

 

Парк давно погрузился во власть ночи. Не спал лишь город вокруг него и раскидистый дуб – Спасатели вернулись в штаб с очередного успешного задания. На этот раз Рэт Капоне, который, как считалось, "залёг на дно", попытался снова забрать весь сыр в свои загребущие лапы. Его наглость превзошла все пределы – меняя продукт на золото, он не без помощи своих подручных предварительно подмешивал в него аттрактант, который вызывал у каждого, кто съест хоть крошку такого сыра, желание съесть ещё и ещё. Чип ещё раньше неоднократно отмечал, что преступники с каждым разом изобретают всё более изощрённые способы свершения тёмных дел; пару раз даже удалось накрыть небольшой склад с самодельным оружием, которое отдаленно напоминало однозарядные пистолеты и обрезы, сейчас не встречающиеся даже у людей.

-Друзья, нам нужно как-то менять наши методы борьбы с преступностью, - решительно заявил Чип на общем собрании. – Посмотрите, до чего они дошли – сначала подпольное производство оружия, копирование компьютерных технологий людей, а сегодня они уже почти в открытую торгуют смертью! Я считаю, что пора и нам "вооружиться" как следует.

-А я давно говорил, пора уже их взгреть по-настоящему! – стукнул кулаком по ладони Рокфор. Вжик тут же поддержал друга боевым кличем, точнее, жужжанием.

-Если бы найти опять какой-нибудь волшебный камешек... – мечтательно произнес Дейл, вспоминая свои похождения в качестве супергероя по имени Резиновая Лента.

-Сейчас так просто на голову ничего не свалится! – отрезал Чип. – Пора самим что-то новое придумать. Раз они решили играть не по правилам, мы поступим с ними так же.

-Разве когда-то преступники подчинялись правилам? – удивилась Гаечка. – С чем нам только не приходилось иметь дело!

-Да, но во время задания никто из нас не мог получить пулю или задохнуться от газа! Я забочусь ещё и о нашей с вами безопасности! – лидер продолжал гнуть свою линию. – Мы едва сегодня добрались до штаба, и всё из-за того, что наше "Крыло" было повреждено несколькими выстрелами. И не из рогаток, и стреляли не присосками! Против нас скоро объявят охоту, и тогда уж точно можете сказать "прощай" гуманным методам!

-Ох, Чип, я как вспомню о том случае с вором, притворявшимся младенцем... Пожалуй, ты прав. Нам действительно надо стать немного... жёстче, – согласилась мышка.

-Вот уж не ожидал от тебя такого услышать, дорогая! – удивился Рокфор. – Хотя я давно хотел предложить пару способов об усовершенствовании "Крыла"...

-Всё необходимое я уже нашёл, - Чип выложил на стол обрывок бумаги с множеством чертежей. – Гаечка, тут всё практически готово, это остаётся лишь воплотить в жизнь. Можешь довериться, это ведь Спарки придумал.

-Он не забыл о нас! – обрадовалась изобретательница. – А сам он придёт?

-Непременно, без него работу не начнём. Но всё это завтра, собрание объявляю закрытым. – Чип снял шляпу и стал обмахиваться ей, как веером. Дейл устроился у телевизора, наблюдая за очередными соискателями славы в шоу "Американские Гладиаторы". Рокфор с Вжиком и Гайкой ушли в мастерскую, чтобы выбрать необходимые инструменты и материал для переделки "Крыла"...

 

* * *

 

Дмитар стоял на крыше многоэтажки. Он любил по вечерам выходить из своего дома и осматривать панораму города. Легкий ветерок развевал его плащ и гонял листья уже не в вальсе, а в причудливом твисте. Который день уже ничего не менялось, даже звезды на небе одни и те же. Даже облака казались одинаковыми. Но Дмитара иногда даже успокаивала такая рутина – всё спокойно, никаких тебе волнений, никто не достаёт пустыми разговорами.

Теперь он смотрит гораздо дальше парка и даже дальше небоскребов. Где-то там, далеко, его родная страна. Да, ни от матери, ни от отца ничего не слышно, но вернуться в родные места хочется смертельно. Но корабли туда не плывут, а на самолет он вечно опаздывает. Бурундук присел на край крыши и мечтательно посмотрел на усеянное звездами небо. Но внезапно идиллию нарушили заволокшие бесплатный планетарий облака, и где-то далеко загремел гром. Дмитар вздохнул и пошел к дому. Роль его жилища выполнял телефон из будки, неизвестно кем и когда занесённый на чердак. Почти все внутренности аппарата давно были вынесены, и всё было отделано деревом и пластмассой. Удалось даже достать мягкий диванчик из брошенного кем-то набора игрушек. Вместо телефона – небольшая (всего на пару миллиметров выше хозяина) рация, ранее используемая мамами для того, чтобы из любого места в доме слышать, не плачет ли дитя. Теперь она, благодаря оборудованию, предоставленным "Уорплайн Компани", стала универсальным средством связи между пространствами (сам офис корпорации находился на стыке измерений, в особой "буферной", как её называли, зоне) – вокруг антенны обернута металлическая спираль, выполняющая функцию усилителя сигнала, а внутренняя "начинка" представляла собой последние достижения микротехнологий. Только вот набирать номер было сложновато – необходимо было сначала найти нужную частоту, чтобы не попасть ненароком в служебный диапазон. Патрульный сначала поражался подобному техническому абсурду, но вскоре привык, так как практически сам никому не звонил, а только принимал вызовы. Гостиная и спальня были одной комнатой – друзей Дмитар к себе не водил. Уж очень высоко было к нему подниматься. А если ещё в доме опять чинили лифт...

 

* * *

 

Штаб патрульной корпорации "Уорплайн Компани", отдел мониторинга. 22:30.

-Проверка завершена. Пробоев не обнаружено. Активность отслеживаемых устройств в норме, – электронный голос в очередной раз сообщил уже полуспящему Марку. Ему не нравилось работать наблюдателем – сколько раз уже сидел, и ничего не происходило. Хотя бы банальный скачок напряжения... "Нет, нельзя о таком думать, а то и правда случится" - решил мышь и продолжил следить за радаром и бесконечным потоком цифр.

-Как там Россия? – поинтересовался кто-то за соседним монитором.

-Все ещё ти-и-и-хо, - зевнул Марк. – А как там твоя... Австралия?

-Австрия, друг мой, - поправил собеседник. – Чисто.

-Ненавижу наблюдение.

-А кто его любит? Я вот тоже за всю жизнь ни одного пробоя не зафиксировал. Гордиться нечем...

-Внимание! Перепад излучения в квадрате Ка-О-84-Омега-Ультра! – раздалось из динамика. Марк едва не уронил очки и включил микрофон:

-Центральная, в Московской области произошло внедрение в ноосферу! Веду наблюдение!

-Поняли вас, выполняйте, - сухо отозвался кто-то на том конце провода.

Мышь застучал по клавишам. На мониторе высветилась диаграмма изменений. Быстро оглядев столбцы показаний, он снова сообщил:

-Видимых изменений не наблюдается, состояние ноосферы 87 процентов!

-Принято. Вызывайте дежурного по округу.

-Центральная, повторите, кто там сейчас?

-Секунду... Дмитар Нишевич. Выполняйте, отбой.

-Подождите, он же... – попытался договорить Марк, но опоздал – глухой щелчок внутри микрофона сообщил об отключении узла. Вздохнув, он снял трубку с встроенного в стол телефона и наладил межпространственную связь...

 

* * *

 

Мир людей, в это же время. Институт Экспериментальной Физики.

 

Зал внедрения – помещение размером с университетскую аудиторию МГУ – находился глубоко под землей. СВПИН - Система Внедрения и Перехвата Информации из Ноосферы - представляла собой кабину управления, соединенную с шестью колбами, внутрь каждой из которых мог поместиться человек. Они были направлены концами к центру зала, где был вмонтирован стержень-конвертер, отвечающий за передачу мыслей и чувств испытателей в материальное изображение на камеры центрального пульта, через который обеспечивалась связь с радарными установками на земле, переделанными под так называемые "ключи", способные проложить своеобразную дорогу к информационной оболочке Земли. Сложность состояла в том, что в ноосферу люди должны были проникнуть как в сон, то есть загрузить в неё собственное сознание. Внутрь цилиндров были протянуты провода-передатчики, прикрепляющиеся к телу и позволяющие передавать информацию о состоянии организма на центральный пульт. Сканируя состояние мозга, компьютер, соединившись с радаром, подключается к особой частоте и, словно шприц, "вводит" потоки информации о том, кто внедряется в ноосферу в данный момент. На центральном пульте есть шлем, условно названный "Церебрид" - устройство для мысленной связи с испытателями. Он также подключается к стержню-конвертеру, не требуя при этом от обладателя находиться во сне. Благодаря этому устройству, координатор даёт указания находящимся в ноосфере и вместе с ассистентом следит за происходящим. Под слабым наркозом человек находится во сне, но разбудить его обычным способом не получится. Резкое отключение от ноосферы также опасно – импульсы, переданные ноосферой, без контроля могут убить мозг испытателя. Поэтому пробуждение происходит путем введения в колбы специального газа-стимулятора.

Восемь человек – шестеро испытателей и профессор Гордонов со своим ассистентом - готовились к самому опасному эксперименту в истории человечества – подключению к ноосфере, невидимой информационной оболочке планеты. Наглухо закрыв двери в зал, Михаил устроился за центральным пультом, а испытатели заняли места в колбах. Ассистент подключил их, сверился с приборами – всё было готово.

-Все системы в норме, можно начинать, - зашел он в кабину к Гордонову. Тот посмотрел на дисплеи, где слева транслировались изображения лиц с камер внутри колб, а справа – МРТ-изображения активных участков мозга и показатели сердцебиения. Убедившись, что все участники чувствуют себя отлично, профессор нажал кнопку ввода наркоза. Спустя десять секунд началась первая стадия – сбор информации о внедряющихся объектах.

Несмотря на то, что всё работало исправно, Гордонова не покидало ощущение непредвиденных обстоятельств. Он иногда даже боялся, что что-то может пойти не так...

 

* * *

 

Мир Спасателей, это же время.

 

Дмитар сидел на диване и размышлял о том, стоит ли ему окончательно порвать с "Уорплайном". Шанса найти другую, подходящую его навыкам работу, было фактически невозможно, и по сути, выбора не было. "Но ведь они бросили тебя. Подставили. Ты в чужом измерении мотался несколько лет!" - зло шептал ему внутренний голос. "А может, это всё же была ошибка? Просчет физиков? Уорплайну не так много лет..." - надеялся в ответ бурундук. Но альтер-эго не сдавалось: "Их контроль – пустой звук, они не способны ни во что серьёзно вмешиваться. Подумай, нужна ли тебе эта морока снова?.."

 

This is the end, beautiful friend...

This is the end, my only friend, the end...

Of our elaborate plans, the end,

Of everything that stands, the end,

No safety, no surprise, the end,

I’ll never look into your eyes again...

 

"Это конец... Конец всем планам, всему, что вокруг нас... И уже не посмотрю ни в чьи глаза... Да, так и будет, если уйду. Опять буду жить отшельником" - думал бурундук. Вдруг тишину и его мысль нарушил телефон. Дмитар нехотя подошел к нему:

-Да?

-Дмитар, очень хорошо, что ты дома! – обрадованно произнес динамик голосом Марка.

-Марк? Я же сказал, сам позвоню... – он уже хотел было отключиться, но с того конца провода уже обеспокоенно заговорили:

-Из России зафиксировано проникновение в ноосферу, возможен пробой. Тебя требует начальство.

-Стоп, стоп, Марк, не части?. Зачем поручать это мне?

-Ты же дежурный по округу! – изумленно воскликнул мышь.

-Кто это тебе сказал? Я уже... – Дмитару не хотелось говорить о своём настоящем возрасте. - Уже несколько лет не дежурю. Я даже рапорт написал...

-Управление требует, друг. Я всего лишь гонец, не откажи.

-А что, за плохую весть голову отрубят? – съехидничал бурундук.

-Ох уж мне эти твои шутки. Нам уже известно, что до этого внедрений не проводилось, и если случится пробой... Погоди! Черт, опять приборы бесятся!

-Марк, я не физик. Скажи прямо – мне сейчас выдвигаться или как?..

 

 

-Да! Вот так! Дай ты ему в бубен! – оживленно размахивая кулаками, словно находясь на ринге, Дейл пытался подсказать очередному претенденту, как справиться с противником. Но шоу, как обычно, прекрасно проходило без него, и "гладиатор" опять победил.

-Дейл, сколько раз тебе говорить, они же тебя не слышат! – обессилено вздохнул Чип. – Когда ты уже, наконец, поймёшь, что настоящий мир и шоу, а тем более твои комиксы – не одно и то же?!

-Но ведь там настоящие люди! – возразил Дейл. – И потом, я уже не раз предсказывал победу претендента!

-Ну да, если уже посмотришь повтор по десять раз, предсказатель! – засмеялся лидер.

Дейл уже было хотел броситься на друга, чтобы доказать обратное посредством физической силы, как тут неожиданно вошла Гаечка:

-Ребята, вы не видели тут мой фонарик?

-Сейчас найдём! – Чип достал лупу. Дейл, уже готовый прыгнуть на него, заметил Гайку и, совершенно забыв о своей цели, полетел с дивана на пол. Приземлившись на лежащую на нём газету, он поскользнулся, и тут же из-под свежего выпуска "Central Newsline" вылетел маленький серебристый цилиндр и подкатился прямо к изобретательнице.

-Спасибо! – обрадовалась мышка и юркнула обратно в мастерскую. Потирая ушибленный затылок, Дейл гордо воскликнул:

-Один-ноль в мою пользу! – и снова уселся перед телевизором. Чип вскипел от такой наглости:

-Я тоже его искал, так что ничья! И вообще, хватит уже пялиться на этих... качков, спать давно пора!

В это время по стеклам штаба застучал мелкий дождь, где-то ударил гром...

 

Гордонов почти немигающим взглядом следил за приборами. Первая фаза была выстроена, можно было переходить ко второй - "соединению" с ноосферой. Вместе с ассистентом Михаил начал поочередно запускать "ключи". В нескольких десятках метров над ними огромные радары пришли в движение и развернулись к небу. Ассистент доложил:

-Ключи выстроены, готовы к внедрению.

-Прекрасно, переходим к финальной! – обрадованно произнес профессор и, щелкнув ещё несколькими тумблерами, активировал передатчик картины сознания. По центральному монитору побежали данные. "Должно сработать, должно сработать..." - стучало в его висках...

 

Can you picture what will be?

So limitless and free,

Desperately in need

Of some stranger’s hand

In a desperate land...

 

Активность мозга участников тут же возросла, а их мирно спящие лица сменились на "вид от первого лица", который выглядел так, как будто внутрь глаз испытателей были вставлены камеры; но пока ещё дисплеи были абсолютно чёрными. Стержень-конвертер, переливаясь синими всполохами лампочек, загудел, кодируя мысли в материю. Спустя минуту что-то начало проявляться... Профессор надел кожаный шлем, подключил штекер к панели и мысленно задал вопрос:

-Проверка сознательной связи, меня слышно?

Из динамиков раздалось шипение, глаза испытателей "открылись". Ассистент Гордонова охнул от удивления – на дисплеях с разных углов проецировалось изображение огромного белого зала, напоминающего библиотечный. Только "книги" на длинных стеллажах в нём были почти прозрачные, словно голограммы, и различались по цвету – серебристые, синие, бежевые и ярко-желтые источники информации стояли на полках. Испытатели, наконец, подали голоса, точнее, мысли:

-Вы только посмотрите на это...

-Невероятно! Профессор Гордонов, нам удалось!

-Теперь нам точно обеспечена Нобелевская премия!

-Жаль, записать всё это не получится... Расскажу ведь – не поверят!

-Сколько тут всего... Как узнать, где какая информация?

-А тут что-то ещё... – один из участников заметил стеклянный столик на тонкой ножке, на котором были видны кнопки клавиатуры. Стоило ему подойти, как тут же из стеклянной поверхности "выехал" голографический экран с надписью "Введите объект поиска". – Ничего себе, он приглашает нас поискать информацию!

-Да тут он не один! – крикнул другой испытатель и осмотрелся, давая Гордонову увидеть, что по всему залу стоят точно такие же.

-Понял вас, - профессор в очередной раз сверился с датчиками. Практически никаких изменений. – Разойдитесь и попробуйте поискать что-нибудь.

Испытатели тут же встали за "компьютеры" и застучали по клавишам. По голограммам побежали мириады значков, и вскоре высветились изображения – у одного фотографии ИЭФ, у другого – Чернобыльская АЭС, а кто-то искал информацию о фильмах. Внимание Гордонова привлекла подчеркнутая фраза "Засекреченные файлы" на одном из дисплеев.

-Здесь, должно быть, что-то интересное, - передал мысль Михаил. – Что именно вы ищете, коллега?

-Информацию о том, что сейчас происходит в Москве. Не знаю точно, как это действует, но... А что, если дотронуться до неё? - испытатель осторожно поднес палец к экрану. Лишь только он коснулся фразы, его стол резко исчез под землей, а зал наполнился звуками сирены и красными разрядами света. Остальные подключенные к ноосфере оторвались от своих "компьютеров", испуганно осматриваясь вокруг.

-Что там происходит, Михаил Денисович? – забеспокоился ассистент. Нервно запищали детекторы, на мониторе высветилось сообщение: "Внимание! Подтверждено проникновение неизвестной субстанции!". Сердцебиение испытателей подскочило, активность мозга практически достигла пика. Стеллажи с голо-книгами словно завибрировали и медленно двинулись в разные стороны...

 

Lost in a Roman, wilderness of pain.

And all the children are insane.

All the children are insane...

Waiting for the summer rain, yeah...

 

По главному коридору "Уорплайн Компани" бежала к кабинету директора Дженни. Торопясь, она едва не сбила нескольких сотрудников и сама чуть не упала, но доложить о возможном пробое директору было жизненно необходимо. "И почему электрики затеяли свою проверку именно сегодня?!" - сердилась она внутри. Да уж, если бы они не перекрутили провода, и за этим не последовало бы небольшое замыкание, с директором можно было бы связаться напрямую из центра мониторинга. Влетев в нужный кабинет, она выпалила:

-Мистер Дервейн, ИЭФ прорвали защиту ноосферы, вероятность пробоя 72 процента!

Хомяк выронил из рук книгу. Он как раз остановился на странице о пришествии Великого Иного, что не могло не выглядеть символично... Но дела превыше всего, и он вздохнул:

-Значит, опять катастрофа, - вздохнул Чарльз. – Пятьдесят восьмой, кто бы мог подумать... Дежурного по округу уже оповестили?

-Да! – уже без тени безысходности крикнула Дженни.

-Ну, теперь остается только ждать, как бы ужасно это ни звучало...

 

 

There's danger on the edge of town,

Ride the King's highway, baby.

Weird scenes inside the gold mine,

Ride the highway west, baby.

 

-Что у вас там происходит? – Дмитар насторожился, услышав в трубке посторонние голоса и что-то похожее на сигнал тревоги. – Все настолько опасно, мне надо готовиться к переброске немедленно?

-Я не верю своим глазам... – дрожащим голосом пискнул Марк. – У нас вот-вот будет пробой. Дмитар, пожалуйста, скажи мне – ты с нами?

Бурундук задумался, и его слух, кроме голоса Марка, наполнился чем-то, что доносилось с улицы; это было похоже на сильный ветер, стучащийся в стекло. Он вышел из дома и поднялся по коробкам к маленькому окну, не обращая внимания на крики из рации-телефона: "Дмитар! Дмитар, алло! Ты ещё там? Пожалуйста, не отключайся, у нас критическая ситуация! Дмитар!!!" Скоро её вовсе не стало слышно из-за шума снаружи. Бурундук раскрыл рот от удивления – на небе, кружась, собирались огромные черные тучи, а по парку зачастили вспышки молний; хлынул дождь, с деревьев полетели листья. Он стоял, не в силах отойти. Зрелище было прекрасное и в то же время ужасающее...

 

Ride the snake, ride the snake

To the lake, the ancient lake, baby...

The snake is long, seven miles,

Ride the snake... he's old,

And his skin is cold...

 

 

-Я понял, что это... – обреченно произнес Гордонов. – Ноосфера защищается, она не хочет, чтобы мы получили секретную информацию! – снова включив шлем, он передал новые указания испытателям. – Приготовьтесь, сейчас мы вас вытащим!

-Профессор, смотрите! – взгляд одного из испытателей вывел на экран неизвестное устройство, раздвинувшее стеллажи с голографическими книгами и столы, за которыми они только что работали – нечто черное, переливающееся причудливыми геометрическими узорами желтого цвета, напоминающее букву "Т". Оно, зависнув в воздухе примерно в метре над полом, приближалось к испытателям, очевидно, приняв их за угрозу.

-Я... я не могу... сопротивляться... – едва не упала девушка-испытатель. Изображение из её глаз помутнело и начало словно пульсировать. Датчики показателей её тела угрожающе засветились красным. – Оно... уничтожит нас...

-Это что, антивирус какой-то? – спросил взявший её на руки парень.

-Похоже на то! Профессор, быстрее выводите нас, запускайте стимулятор! – крикнул его товарищ.

-Выключение, вынужденное выключение! – крутил регуляторы подачи газа ассистент, запуская программу пробуждения. – Михаил, отключайте всё!

-Сейчас, сейчас... – Гордонов в спешке возвращал тумблеры в прежнее значение. Устройство медленно подплывало к отступающим испытателям, начиная испускать электрические заряды. Вдруг один из них сорвался и побежал мимо огромной "Т" в конец зала:

-Эй, а ну, возьми меня!

-Юрий! – крикнул профессор, но вспомнил, что не подключил шлем. Сделав это, он крикнул уже мысленно. – Юрий, не делайте этого! Вы только разозлите систему!

-Я смогу отвлечь её, Михаил Денисович! Давайте стимулятор, всё равно проснемся вместе! – ответил смельчак и показал искрящейся, словно трансформатор Тесла, букве, средний палец. В ответ черная с желтыми прожилками громадина загудела, словно ротор, и выпустила мощный заряд прямо в испытателя. Но тот увернулся, словно кошка, и молния попала в столик, на мониторе которого успела мелькнуть надпись "...спешат на помощь". Неизвестно, что она значила, да и не было уже видно ни столика, ни самого "охранника ноосферы" - взгляд Юрия был устремлен на отходящих к двери его коллег.

В это время внутри самого зала внедрения происходило нечто невообразимое. Стержень-конвертер мигал всеми лампочками, гул заполнил не только пространство зала, но даже кабину центрального пульта. Прозрачные колбы заполнились белой дымкой – открылись шланги, запускающие газ-стимулятор. Внезапно показатели "ключей" изменились, а на мониторе загорелась надпись "Перепад напряжения". От колб к конвертеру резко устремились электрические разряды и поползли по нему вверх, прямо сквозь землю. Прямо к радарам.

-Не может быть... дрожащим голосом вымолвил ассистент. - Ноосфера сейчас проникнет в реальность!

-Это всего лишь скачок напряжения! – отрезал Гордонов и начал снижать потребление энергии. Изображение библиотечного зала пропало с дисплеев-трансляторов, показатели активности мозга и сердцебиения начали понемногу приходить в норму. Вдруг целый "хвост" из разрядов, окружив стержень, рванул наверх. Датчики радаров засветились красным, показатели потребления энергии пропали. Спустя минуту гул прекратился, колбы открылись. Потрясенные испытатели выбрались наружу, потирая головы. Воздух в помещении казался разреженным...

Обследование показало, что участники внедрения серьёзно не пострадали. В отличие от самого устройства, которое вместе с радарами-"ключами" придётся долго и дорого чинить. Профессор ещё долго изучал распечатки логов работы, пытаясь найти зацепку. Всё ведь должно было сработать... "Вот именно, - подумал Михаил. – ДОЛЖНО. Понадеялись на проклятую телеметрию и наше оборудование. Да, западное справилось бы лучше..."

 

The west is the best,

The west is the best,

Get here, and we'll do the rest.

The blue bus is callin' on,

The blue bus is callin' on...

Driver, where you taken' us?..

 

"Куда же мы идем, к чему всё приведет?" - думал Дмитар, наблюдая то, что уже видел однажды. Черная, окруженная разрядами молний, воронка выпустила прямо в парк яркий луч света. Вокруг погасло все, что работало от электричества, пол под ногами затрясся. Бурундук не удержался и упал вместе с коробками на пол. Вместе с ним выпала из его жилища и паникующая голосом Марка и ещё нескольких работников "Уорплайна" рация. Всё происходящее снаружи напоминало настоящий апокалипсис. Так уже было несколько лет назад. Такой же пробой отправил его в реальный мир, и не по его желанию. "Нет... только не сейчас... уходи..." - накрыв голову руками, умолял Дмитар. Внутри него все словно сжалось, сердце билось с удвоенной силой. Он не хотел туда возвращаться, чтобы опять попасть на какую-нибудь войну...

Через пару минут всё закончилось. Диодные лампочки в его доме снова заработали. "Проснулась" и рация-телефон, оглашая всё вокруг пронзительным звоном. Дмитар устало поднялся, посмотрел в окно. Кажется, ничего не изменилось. Он не сразу решился ответить:

-Уорплайн, это то, о чем я думаю?

-Дмитар, рад тебя снова слышать! Пробой произошел в мире Спасателей? – спрашивал Марк.

-Так точно, - холодно ответил бурундук.

-Судя по расчетам, зафиксировано перемещение в реальный мир. Там могут быть живые существа, нужно срочно это проверить. Что скажешь?

-Я в деле.

-Ясно. Подготовь всё, что нужно, и сообщи нам. Скоро запустим портал...

 

This is the end, beautiful friend...

This is the end, my only friend, the end...

It hurts to set you free

But you'll never follow me.

The end of laughter and soft lies,

The end of night we tried to die...

This is the end...

 

Глава III

 

Гости. Планы. Интервью.

 

Мир людей. 2 октября. 07:10.

 

Из официальных документов:

"В настоящее время внутри здания ВС РФ и на ближних подступах к нему, по различным оценкам, сосредоточено от 500 до 1 тысячи человек, вооруженных автоматическим оружием. Наиболее крупные подразделения следующие:

-департамент охраны ВС РФ,

-служба безопасности ВС РФ,

-батальон "Днестр" (50-70 человек),

-военизированные формирования Русского Национального Единства ("баркашовцы"),

-"Союз офицеров" (200 человек),

-рижско-тюменский ОМОН.

Кроме того, по свидетельствам очевидцев, есть отдельные случаи перехода на сторону "защитников Белого дома" сотрудников органов внутренних дел, осуществляющих оцепление района здания ВС РФ, а также солдат из частей Московского военного округа.

Наблюдатели также отмечают, что огромную опасность представляет возникновение вооруженного конфликта внутри Белого дома, так как отношения между вооруженными подразделениями, обеспечивающими охрану ВС РФ, принимают конфликтную форму. В частности, особо негативную реакцию вызывают "баркашовцы" из-за их откровенно "фашистских взглядов"..."

 

* * *

 

Максим крепко спал в своей квартире. Вчерашняя неудача на митинге пусть и разочаровала его, но не убила совсем. Он всё ещё верил в то, что делает он сам и его друзья, "идеологические соратники", как назвал их когда-то Лёня. Жаль, он сейчас не может приехать. Однако студент и не подозревал, что ночью к нему забросило незваных гостей...

Чип совершенно не представлял, что случилось. Только что он был в их штабе, хотел оттащить Дейла от телевизора и вдруг... Снаружи раздался гром, всё затряслось, и он почему-то потерял сознание. И вот теперь он лежит на чем-то мягком, в абсолютной темноте и совершенно дезориентирован.

-Дейл? Гайка? Рокки, Вжик, вы где? – позвал лидер. В ответ ему раздалось несколько знакомых голосов:

-Ну, я здесь... А где мы?

-Хороший вопрос, Дейл. Я ничего не вижу.

-Подождите, ребята, у меня где-то был фонарик...

-Какой фонарик, ты же его в мастерскую при мне унесла!

-Бзззт!

-Так, давайте рассуждать логически. Мы же в штабе, так? Я слышала гром перед тем, как... А что это было? – спросила Гайка.

-Мы все, кажется, потеряли сознание. Такое может быть при грозе? – предположил Чип.

-Вероятность попадания молнии в наш штаб равна...

-Гайка, не сейчас! У меня такое ощущение, что мы не в штабе, а где-то совсем в другом месте! – лидер никак не мог собраться с мыслями.

-Ух ты, телепортация! – обрадовался Дейл. – Прямо как в комиксе про "Капитана Америку"!

-Не говори глупостей! – рассердился Чип. – Если бы я тебя видел, треснул бы как следует! Телепортация невозможна!

-Практически – нет. Теоретически – да, – спокойно заметила Гайка. – Так, кажется, я поняла. То, на чем мы лежим, - это чья-то одежда. Рядом со мной что-то большое и деревянное. Рискну предположить, что мы у кого-то в шкафу.

-Только этого не хватало! – Рокфор уже начинал терять терпение. – Гаечка, рядом с тобой дверь, давайте вместе откроем её и выберемся!

-Бзз! – одобрительно пискнул Вжик и уже было полетел открывать, но наткнулся на Чипа и чуть не сбил его...

Максим уже начинал просыпаться. На улице не было слышно машин, как обычно это бывает по утрам. Более того, кто-то громко говорил через мегафон о надвигающейся революции. Он хотел было выйти и заткнуть этого горлопана, но странные звуки из шкафа заставили его обернуться:

-Так, все готовы?

-Да, давайте открывать!

-Поехали! – и дверь открылась, а вместе с ней наружу выпал свитер. Опешивший Макс откинул одеяло, перекатился на другую сторону кровати, схватил биту, стоявшую у батареи, и начал медленно продвигаться к шкафу. "Полтергейст у меня дома? Не может быть... Наверно, я всё ещё сплю" - думал он, держа биту наготове. Вдруг свитер зашевелился. Максим отступил назад и пригнулся. То, что произошло дальше, невероятно поразило его – из-за вязаного ворота вылезли... два бурундука, один из которых был одет в цветастую рубашку, а другой – в летную куртку и шляпу а-ля Индиана Джонс; за ними на свет пожаловали две мыши – одна крупная, в синем джемпере, поверх которого была надета белая куртка, важно поправляла маленький шлем пилота, а другая – стройная, в голубом комбинезоне, с очками-консервами поверх рыжих пушистых волос; замыкала появление маленькая муха. Они не были полностью похожи на настоящих животных из-за своего необычного вида и выглядели как будто "нарисованные", но были очень ему знакомы. Наконец вся пятерка увидела его – крепкого парня, в трусах и майке, с бейсбольной битой в руках и недоуменным взглядом...

-АААААААА!!! – заорали Спасатели и юркнули внутрь свитера.

-АААААААА!!! – в свою очередь, завопил Максим и, выронив "оружие", распластался на полу за кроватью. Примерно полминуты прошло в молчании. Наконец, испуганный студент по-пластунски подполз к бите, тихо подобрал её и попытался связать несколько слов:

-В-в-вы к-к-тт-то??

В ответ – гробовое молчание.

-Вы умеете... говорить?

-Ещё как... – пискнул кто-то и тут же замычал, будто ему заткнули рот.

-Ладно, кто бы вы ни были... Я не трону вас! – Максим приподнялся, положил на кровать биту и на цыпочках подошел к свитеру. Гости осторожно вылезли из-за воротника. Обе стороны стали сверлить друг друга взглядами.

-Ну так... вы разговаривать умеете? – неуверенно спросил он.

Пятерка переглянулась.

-Вы по-русски понимаете?

-Ну конечно! – обиженно пискнула мышка в комбинезоне. – Вообще, мы не разговариваем с людьми, но придется сделать исключение. Где мы?

Максим, думая про себя: "Это сон, просто сон...", ответил:

-В Москве...

-Год, какой сейчас год? – продолжала допытываться мышка.

-Тысяча девятьсот девяносто третий. Второе октября, если быть точным, – студент начинал чувствовать себя как в кабинете милиции на допросе с детектором лжи.

Мышка охнула и обратилась к друзьям:

-Господи, я поняла, что случилось! Дейл, кажется, телепортация возможна!

-Что?! – удивился бурундук в цветной рубашке. То же самое произнесли и остальные "гости".

-Наверняка это проделки Нимнула! Он переместил нас в Россию!

-Извините, что перебиваю... – робко встрял в разговор Максим. – Вы случайно не... Спасатели?

-Случайно да! – гордо заявил бурундук в летной куртке. – А откуда вы про нас знаете?

-Ну вы... вроде как... – замялся тот. – Герои мультфильма...

-Здрасте, приехали! – рассердился крупный мыш. – Гайка, ты слышала? Нас уже в супергерои зачисляют!

-Мы супергерои! – обрадовался Дейл, но тут же получил хорошего тумака по голове от Чипа.

-Нет, я не то хотел сказать... – попытался объяснить Максим. – Здесь... как это объяснить... ну, реальный мир. Мир людей. А вы... вы живёте в своём... ну, жили, по крайней мере.

-Ох уж этот Нимнул! – рассерженно пнул рукав свитера Чип. – Выберемся отсюда, устроим ему взбучку!

-Ещё бы знать, как нам вернуться... – грустно сказала Гайка. - Не знаю, помогут ли нам люди... – она вопросительно посмотрела на Максима. Тот, видимо, пытался уверить себя, что всё ещё спит – ущипнул себя несколько раз. Странно, но он всё чувствовал.

-Эээ... а вы мне точно не снитесь?

-Ну мы-то точно не спим! – уверенно произнес Рокки. Вжик убедительно пискнул в знак согласия. – А что, хочешь проверить? – он подошел ближе.

-Ещё бы знать, как... – тот задумался, но Рокфор уже забрался на тумбочку, достал откуда-то иголку и с размаху уколол ей студента.

-Эй, какого черта ты делаешь? – тот отпрыгнул, схватившись за бедро.

Дейл, заливаясь смехом, спросил:

-Вы видели?

-А то! Я это сделал! – гордо воскликнул Рокфор, держа иголку на плече, словно копьё. Максим совершенно растерялся. Персонажи мультфильма, который он смотрел всего пару раз со своим двоюродным братом, оказались в его квартире. "Об этом, конечно, лучше никому не рассказывать, иначе начнется такое... А если, наконец, грянет революция? Даже страшно представить..." - с этой мыслью Максим опустился на пол. Спасатели, уже не видя в нём потенциального врага, устроились рядом на ковре.

-А ты не можешь объяснить, как так получилось? – с надеждой в голосе спросил Чип.

Максим только помотал головой в ответ:

-Я журналист, ребята, а не физик. Но раз уж такое произошло, то вас можно вернуть назад, если рассуждать логически.

Вдруг их разговор прервал телефон. Сняв трубку, Максим услышал голос подруги:

-Привет, ты уже не спишь?

-Нет, а что случилось? – он старался не проболтаться о незваных гостях.

-Слушай внимательно. Друг Лёни, Игорь, наконец раскопал то, что нам было нужно. Мы соберемся у тебя, и без разговоров. Всё, едем, жди.

-Подожди, у меня тут!.. – Максим попытался что-то соврать, чтобы не пускать никого в квартиру, но опоздал – трубка уже отвечала короткими гудками. – Приехали, народ... К нам гости, – обратился он к Спасателям.

-Кто они? – обеспокоенно спросила Гаечка.

-Мои друзья. Мы вместе с ними готовили план. Он состоит в том, чтобы добыть важные сведения и повернуть людей на нашу сторону.

-Вы готовите революцию? – поинтересовался Рокки.

-Не только мы – почти вся страна с нами. Но наш президент всем лапшу на уши вешает. Распустил Верховный Совет своим незаконным указом и засел в Кремле, клещами не вытянешь.

-А договориться никак нельзя?

-Пробовали, не выходит. Уже несколько раз переговоры срывались.

-Значит, будет война? – испугался Дейл.

-Надеемся, что этого не произойдёт. Хотя революций без выстрелов не бывает.

-А почему бы президенту просто не объявить этот... как его... – Чип пытался вспомнить нужный термин. - Гаечка, как называется судебный процесс, когда главу государства отстраняют от должности?

-Импичмент, - улыбнулась мышка.

-Голосов не хватило, – посуровел Максим. – Да и слишком влиятельных людей он собрал вокруг себя. Мы до последнего пытались всё уладить мирно, но видно, не получится. Когда мы соберем народ и раскроем им правду, нас станет больше. Миллионы рабочих сильнее миллионеров! – гордо воскликнул он. Спасатели смотрели на него с восхищением. Несмотря на его заспанный внешний вид, он выглядел как настоящий революционер – смелый, решительный, имеющий благородную цель.

-Потрясающе... – изумился Дейл. – Значит, скоро вы пойдёте против него с оружием?

-Ну, это слишком громко сказано, - осадил друга Рокфор. – Он же... Слушай, а как тебя зовут-то? Так и не представился! – он осуждающе посмотрел на студента.

-И правда, что это я... – смутился тот. – Максим. Можно просто Макс. А вас я уже знаю поименно. И мой младший брат тоже.

-И много таких? – осведомился Чип.

-Да во всем мире, я думаю, немало ваших поклонников. Хотя мне мультфильмы смотреть некогда, университет же... Хотя пары у нас все убрали – преподаватели тоже на митингах да на собраниях.

-Ну, значит, можно заняться нашими "революционными" делами, - пошутила Гайка. – Так что там с твоими друзьями? Им можно верить?

-Гаечка! Ты считаешь, что люди станут нам помогать? – Чип явно не хотел сотрудничать.

-Почему нет? То, что мы оказались не в своём мире, Чип, это не нормально! Думаю, способ вернуть нас назад существует. Мы поможем Максиму и его друзьям поставить правительство на место, а они помогут нам. Как тебе такая идея?

-Мне она не нравится! – лидер был непреклонен.

-Но мы ведь не раз помогали людям, поможем и сейчас! – попытался убедить друга Рокфор.

-Откуда мы знаем, правильно ли поступим? Может, нам вообще не стоит вмешиваться! – Чип отвернулся и сложил руки.

-Но мы можем попытаться. Пока не попробуешь, не узнаешь, - теперь уже Максим постарался убедить бурундука.

-Чип, я никогда ещё не принимал участия в революции! Когда ещё представится такой шанс? – упрашивал Дейл. Вжик тоже что-то зажужжал, дергая друга за шляпу.

-Вжик доверяет Максиму, - перевел Рокки.

-Хорошо, будь по-вашему. Но только в том случае, если без нас совсем будет невозможно обойтись, – повернулся лидер к своей команде. – Спасатели...

-ВПЕРЕД! – крикнули все, включая Макса.

Тут же в дверь позвонили. Три коротких звонка.

-О, а вот и подкрепление, - обрадовался студент. – Сейчас познакомлю вас с моими друзьями, - и он ушел в коридор. Вернулся он уже в сопровождении стройной девушки в джинсах и футболке “AC/DC” и широкоплечего парня в рубашке и брюках с сумкой на плече. Устроившиеся на кровати Спасатели дружно помахали пришедшим.

-Мария... ты видишь то же, что и я? – косясь на гостей, спросил "атлет".

-Ага... мультяшки. Макс, что они у тебя делают?

-Хороший вопрос, - сдержался тот от смеха.

-Не бойтесь, мы на вашей стороне! – сказала Гаечка. – И мы хотим предложить помощь!

-Вот уж от кого не ожидал услышать... – прислонился к дверному косяку парень с сумкой. – Скажите мне, что я не сплю... – и тут же получил от Макса подзатыльник. - Какого?! Блин, и правда, не сплю.

-Меня бить не надо, я все поняла... – Мария нерешительно подошла ближе и присела перед мышкой. – Я так понимаю, вы оказались в нашем мире из-за... неудачного научного эксперимента?

-Думаю, других вариантов у нас нет, - вздохнув, ответила Гайка. – И лучше бы нам разрешить это дело поскорее.

-Ладно, волноваться по поводу скрещивания миров будем как-нибудь потом. Отец нашего друга, Лёни, - физик, работает на каком-то важном предприятии. Надеюсь, он придумает способ вернуть всё на место.

-Да, хорошо бы... – спрыгнул с кровати Чип. – Мне не хотелось бы тут застрять, непривычно как-то себя чувствую...

-Может, тогда поедим? – предложил Максим. – На сытый желудок лучше думается. И потом, работы у нас будет много.

-Вот это наш человек! – обрадовался Рокфор, и вся компания отправилась на кухню...

 

08:00.

На кладбищах всегда тихо. Тишину порой не нарушает даже ветер. Однако в этот день Ваганьковское было по-настоящему потрясено – прямо посреди одной из тропинок земля словно прогнулась, образовав ровную ямку; в воздухе, сантиметрах в пятидесяти, зависла небольшая сфера слюдяного цвета, которая вдруг сплющилась и, вернувшись в нормальную форму, в буквальном смысле "выплюнула" наружу бурундука в черном плаще и тут же с громким хлопком исчезла. Мягко приземлившись на одно колено, Дмитар осмотрелся – никого. Он выпрямился, поправил пояс с висевшими на нем устройствами и достал маленький радиолокатор. Повертев им по сторонам и, дождавшись характерного двойного писка, он заспешил прочь с кладбища...

 

* * *

 

Компания революционеров, собранная из представителей двух разных миров, завтракала и одновременно обсуждала план действий. Магнитофон пел по-испански о революционере Эрнесто Че Геваре.

-Итак, вот что мы сделаем, - отставил пустую тарелку Игорь. – Нам известно, что в центре города, в здании особого отдела КГБ, хранится документ, который поможет пролить свет на настоящую причину действий президента. Начальник отдела предположительно хранит его у себя в кабинете. Есть и другое место, скрытое глубоко в подвале. К сожалению, "бункер" очень хорошо охраняется, в отличие от основных этажей. Кстати, сегодня почему-то патрулируют только третий. Так что Макс, Мария – разобраться с охраной вам будет проще. А как проникнуть вниз, я не знаю. Если кто-то попытается, его тут же схватят. Один плюс – внизу нет камер, только вооруженная охрана. Ну и плюс работающие гражданские, если их так условно назвать.

-Тогда, может быть, мы сможем пробраться в подвал? Нас точно не заметят, - предложил Дейл.

-А ведь верно говоришь! – догадался Максим.

-Думаю, продвигаться будем по системе вентиляции, - продолжала мысль Гайка. – Так у нас будет ещё больше шансов.

-Здорово, - просиял Игорь. – Главное, действовать быстро. Зашли, взяли, ушли. Теперь вы, - он обратился к Максу с Марией. - Ваша задача – под видом журналистов с телеканала, настроенного исключительно за президента, взять у начальника отдела интервью. О встрече уже договорились, нас пропустят. Да, и вот на всякий случай, если придётся доставать информацию о документах, - тут он достал из сумки пистолет Макарова и положил на стол. – Универсальное средство допроса.

-А это разве не шантаж? – подозрительно спросил Чип.

-Вообще да. Но он пневматический, убить им нельзя. Разве что рукояткой треснуть пару раз. Только он немного неисправен – ударник назад не возвращается. Я его ковырял, но всё без толку.

-Может, я смогу помочь? – улыбнулась Гайка. – Думаю, проблема с пружиной. Стреляет хоть без проблем?

-Да, но его каждый раз приходится отводить назад, как у игрушечного. А это важно? – недоумевал Игорь.

-Более чем, - ученым тоном заявила мышка. – Если пластинчатая пружина выскочила из своего рабочего положения, это может очень опасно. Тем более, когда требуется выстрелить несколько раз. Если это не исправить, пистолет вообще в ближайшем будущем будет годиться только для украшения. Максим, мне нужна отвертка!

-Понял, - студент уже подавал Гайке инструмент.

-Рокки, помоги открутить вот здесь...

Все – и Спасатели, и люди – смотрели на мышь-механика с удивлением и восхищением. Наконец, спустя всего пять минут пистолет снова был собран.

-Готово, - утерла пот со лба Гаечка. – Теперь точно не выскочит.

-Я тебя не узнаю, дорогая... – удивился Рокфор. – Ты так давно не произносила этих слов...

-Ну, я ведь всего лишь починила его, а не собрала сама, - улыбнулась мышка. – И потом, я ведь неплохо разбираюсь в оружии. Иначе смогла бы я собрать те ловушки в самолете?

-Спасибо, дорогая, - Игорь отдал пистолет Максиму. - Но ближе к делу. Я под видом электрика буду осматривать проводку и "случайно" отключу их камеры. Как только интервью закончится, камеру оставьте где-нибудь незаметно – это муляж, да и с ним трудно будет уйти. Отход из здания – через главные двери. Если что-то пойдёт не так – через пожарные выходы. По картам разберетесь. Ну, раз все знают свои роли, двинули, - встал Игорь из-за стола.

Словно в ответ с улицы вперемешку и в несколько десятков голосов раздались крики "Вся власть Советам!", "Ура!", "Слава России!" и тому подобные. Выглянув в окно, друзья увидели, что прямо по дороге, не давая проехать машинам, идёт разрозненная толпа людей.

-К Дому Советов пошли, – предположил Максим.

-Нет, они будут на соседних улицах баррикады строить, - Мария указала на медленно движущийся грузовик, доверху забитый арматурой, жестяными листами и деревянными балками. Пассажир махал из окна ярко-красным флагом.

-Разве не это флаг вашей страны? – спросил Дейл.

-Да... Был, по крайней мере... – грустно ответила девушка. Магнитофон на столе допел последний припев:

 

Seguiremos adelante

Como junto a te seguimos,

Y con Fidel te decimos:

Hasta Siempre Comandante!..

 

09:45.

Неподалеку от здания, блестящего на солнце мраморными стенами, притормозила вишневая "девятка". Максим выключил радио и обратился к Спасателям, устроившимся сзади:

-Ну, готовы?

-Готовы! – синхронно ответила пятерка.

-Хорошо. С той стороны здания есть несколько вентиляционных отверстий, по ним заберетесь в подвал. По выполнении сообщите. Рации не сломайте об кого-нибудь, - подмигнул он.

-Всё будет в лучшем виде, - заверил его Чип. За мной! – и он выпрыгнул из открытого окна машины, а за ним последовали и остальные.

-Волнуешься? – посмотрел Макс на Марию, когда Спасатели скрылись за углом.

-А ты нет? Думаешь, всё будет так, как мы рассчитали?

-Должно сработать, - подмигнул он.

-Не перестаю удивляться твоей уверенности. Надеюсь, нам это поможет, - она взяла сумку с камерой и вышла из машины. Макс последовал за ней. Остановившись у входа, они посмотрели направо – некто в форме "Мосэнерго" отсалютовал им жестом "Виктория".

-Пора, - и он шагнул в здание...

 

* * *

 

-Не верится! Мы прямо как на войне! – радовался Дейл.

-Придержи энергию для дела, коллега, - осадил его Чип. – Помни, что работаем все вместе. Так, Гайка, Вжик и Рокфор – на вас восточное крыло. Мы с Дейлом берем западное. Встречаемся у кабинета директора. Макс и Мария уже наверняка будут брать там интервью. Спасатели...

-ВПЕРЕД! – и команда дружно рванула в трубу...

 

* * *

 

-Значит, вы с канала "Голос Москвы"? Сергей Маховецкий и Татьяна Гуровцева... Никогда не слышал, – недоверчиво крутил пропуск в руках охранник.

-Мы совсем недавно открылись, - объяснила Мария.

-Ладно, сейчас сообщу директору, что вы... Эй, что с камерами?! – он посмотрел на дисплеи – все они показывали вместо коридоров, дверей, лестниц и стен сплошные помехи. – Так... если этот электрик не тот провод дернул, я ему руки оторву! Ждите здесь! – бросил он "журналистам" и заспешил в служебное помещение.

-Уф... – выдохнул Макс, когда охранник исчез. – Хорошо, что до полного обыска не дошло, - он похлопал себя по карману куртки, где покоился пистолет. - Повезло, что в коридоре нет охраны. Идём, – и "журналисты" направились к лестнице...

 

* * *

 

Пробираясь по извилистой, словно змея, вентиляции, Чип и Дейл осматривали через решётки комнаты "бункера". Но нигде не было ничего похожего на архив или на какой-то важный кабинет, где могли спрятать документы с грифом "секретно". Бурундук остановился у очередного "выхода" и разочарованно вздохнув от очередной открывшейся глазам лаборатории, связался по рации:

-Рокки, вы нашли там что-нибудь?

-Нет, у нас только пара огромных компьютерных залов, - ответил австралиец. – А как у вас?

-От лабораторий уже в глазах рябит, - пожаловался лидер. – Может, тут и правда ничего нет?

-Чип, Чип! – затряс его за плечо Дейл. – Слушай, они там что-то про директора говорят и бумаги какие-то!

-Не может быть! – и оба прильнули к решётке. Внизу говорили двое человек:

-Я тебе отвечаю, документ запечатан в пакет, замотан лентой с печатью и положен в конверт, при мне упаковали! И сюда к директору унесли!

-Ясно, только где тут этот кабинет? Тут же заблудиться можно!

-Ты с дуба рухнул? Сложно карту посмотреть? Отсюда налево до упора, потом направо, третья дверь – там наши бумажки.

-Слышал? Это совсем рядом, пошли! – Чип рванул по вентиляции и в пару секунд скрылся за поворотом. Взвалив на плечи рацию, его напарник поспешил за ним...

 

* * *

 

-Ну так что ты ему сказал?

-Так, мол, и так – имею право на отпуск и уйду. Плевать, что в стране происходит, у меня жена на третьем месяце...

Разговор двух охранников, патрулирующих коридор, прервался неожиданно. Из-за несущей колонны с обеих сторон на них набросились двое студентов и в несколько приемов оставили их лежать у стены в бессознательном состоянии.

-Не зря Крав Мага учился, - размял кулаки Максим.

-Всё равно карате эффективнее, - подняла оставленную на полу сумку Мария. – В соседнем ещё один.

-Предоставь это мне, - хитро улыбнулся тот и приник к стене. Стоящий посреди коридора "секьюрити" даже не держал руки на кобуре с пистолетом, но стоял так, что никто не прошел бы мимо. "Сделай губки бантиком..." - шепнул Максим и, достав из кармана жетон для входа в метро, бросил его на пол. Послушный кругляш, звеня и подпрыгивая, привлек внимание. Неспешно дойдя до холла, охранник нагнулся было за ним, даже не посмотрев направо... Откуда и получил удар. Теперь третий этаж остался совсем без охраны. Постучавшись в нужную дверь, Максим и Мария вошли:

-Добрый день, товарищ майор, телеканал "Голос Москвы"! – приветствовал директора "журналист Сергей". – Мы хотели бы задать вам несколько вопросов о происходящих в городе событиях.

-Да, у меня с вами назначена встреча... Интересно пообщаться с молодыми журналистами. Хотя, признаться, я уже устал от внимания средств массовой информации, как будто кроме меня, спросить совершенно некого. Надеюсь, разговор не затянется надолго? – ответил майор.

-Не волнуйтесь, всё займёт пару минут, - установила "Татьяна" камеру. – Готовы? Сергей, поехали!..

 

* * *

 

Игорь осторожно уложил охранника у стены. "Руки мне оторвать хотел. Мечтать не вредно" - думал "электрик", возвращаясь к щитку. Вернув все соединения на прежние места, он добрался до пульта в холле. Теперь все дисплеи исправно показывали все то, что видели камеры. И Максима с Марией тоже. Вот они, в кабинете директора, непринужденно ведут своё "интервью". Игорь довольно потер руки. Всё шло по плану. Однако он периодически оглядывался на дверь – никогда нельзя быть уверенным в чём-либо "на все сто", особенно в таком рискованном деле...

 

* * *

 

Добравшись до кабинета, точнее, решётки вентиляции над ним, Чип с Дейлом протиснулись сквозь прутья. Внутри, за столом некто в пиджаке сидел и перебирал какие-то папки, а ещё один человек в белоснежном инженерном халате стоял рядом и чего-то ждал. Наконец ищущий достал несколько конвертов и вывалил на стол:

-Ну вот, какой-то из этих... Знаете хоть, какой?

-Нет... – протянул тот, что был в халате. - Давайте я все заберу, а уж там пусть архивариусы разбираются.

-Ну, вам решать, - отдал документы обладатель пиджака. И, выходя из кабинета, он совершенно не заметил пропажу маленького конверта, оставшегося на столе.

-Дейл, давай! – скомандовал Чип. Напарник достал из маленького рюкзака за спиной небольшую "кошку", представляющую собой веревку, с одной стороны которой был крюк, а с другой – прочная скрепка, на которую можно было опереться. Закрепив "кошку" на решётке, Чип, словно пружина, отскочил от прутьев и плавно спикировал на стол. "Ага, "О наведении конституционного порядка в стране"! То, что нужно!" - обрадовался лидер Спасателей. Дейл тем временем сообщил по рации Гайке, Рокфору и Вжику, что задание выполнено. Чип, дернув дважды за веревку, встал одной ногой на скрепку и крепко прижал к себе конверт. Спустя всего минуту он уже был в вентиляции. Остальная команда уже подоспела к ним.

-Теперь к выходу, найдём Игоря с его машиной! – свернул "кошку" Чип. Сам Игорь не заставил себя долго ждать:

-Красный код! Красный код! У нас гости, пора уходить!..

 

* * *

 

Дмитар был рассержен. Стоило ему только подойти к цели, как тут же объект ускользнул от него! Хорошо, что по пути поймал машину (точнее, прицепился к бамперу), а то пришлось бы топать несколько километров. Вот оно, это здание. "Красиво устроились..." - подумал бурундук, наблюдая в бинокль с дерева. Его внимание привлекло одно из окон. Там спиной к нему кто-то сидел в кресле и, кажется, давал интервью – напротив него сидел юноша и что-то записывал, а девушка рядом с ним снимала всё на камеру. "Странно, что мой радар показывает именно сюда... Никого похожего на "из моего мира" я тут не вижу"...

 

* * *

 

-Есть ли какой-то особый план у правительства? – Максим начинал понимать, что фантазия на вопросы у него не бесконечна.

-Безусловно, план есть. Но ситуация, как я уже сказал, контролируется.

-Были ещё какие-либо причины прекращать деятельность Верховного Совета?

Майор придвинулся к нему:

-Вообще я не имею права об этом говорить, но раз ваша газета поддерживает президента, я скажу: все донесения о деятельности Руцкого и сотоварищей также находятся у меня, – тут он похлопал по встроенному в стол сейфу. - Более того, мы намерены их опубликовать в случае вооруженного противостояния. Естественно, в приемлемой мере. Но я надеюсь, что депутаты Дома Советов не пойдут на кровопролитие.

-Мы тоже надеемся. Большое спасибо за эксклюзив... – тут Максима оборвал голос Игоря по рации:

-Красный код! Красный код! У нас гости, пора уходить!..

 

Глава IV

 

Побег. Баррикады. Патрульные.

 

...Игорь в очередной раз посмотрел на дверь и побледнел: у самого входа притормозила автоколонна из черного джипа и двух армейских грузовиков. Из "лэндкрузера" вышел некто в форме полковника и, сняв темные очки, жестом приказал остальным выходить. Тут же из грузовиков полезли солдаты. Человек двадцать, не меньше. "Неужто вычислили? Не может быть..." - успел подумать Игорь и тихо просочился в служебный коридор.

-Ну и где все? – вошедший полковник пристально оглядывал холл. – Разве так встречает гостей товарищ Брагин? И где охрана?.. – тут он осекся и посмотрел на монитор. Там его друг, майор Брагин, давал кому-то интервью.

-Красный код! Красный код! У нас гости, пора уходить! – вполголоса сообщил Игорь, прячась за стеной. Наблюдая за полковником, он всё больше чувствовал, что этот не настроен вести переговоры.

Сам же полковник был просто шокирован тем, что произошло на дисплее дальше. Майор встал из-за стола и, кажется, приказал журналистам уходить. Вдруг один из них что-то бросил прямо в хозяина кабинета, и тот без чувств свалился на пол.

-Так, бойцы, у нас вооруженное нападение! Брать террористов живыми, первая группа – восточный коридор, вторая – запад и лестницы, выполнять! – полковник бросился обратно к джипу, а его команда рванула внутрь...

 

* * *

 

-Что за "красный код"? – не понял майор. – У вас там рация?! Тут же нельзя этим пользоваться! Немедленно отдайте её мне! – приказал Брагин.

-Пожалуйста, – полез в карман "журналист" и тут же, резким движением достав рацию, бросил её прямо в голову майора. Тот глухо рухнул на ковёр.

-Ну, пора и честь знать, - Максим, взяв со стола приемник и подобрав с пола "орудие покушения", выскочил из кабинета. – За мной в аппаратную, у меня есть план!

-Что ещё за план? – не поняла Мария.

-Увидишь! – включив свет, он ворвался в аппаратную и придвинул радио к микрофону. - Должно сработать. Сейчас я им... устрою веселье... – он закрутил ручки, пытаясь поймать нужную станцию. – Нам нельзя сейчас связываться, иначе вычислят. А громкая музыка их живо дезориентирует, – наконец он нашел нужную волну и включил громкую связь по всему зданию. Тут же все кругом наполнилось звуками какого-то симфонического оркестра.

-Ты уверен, что это поможет?! – пыталась перекричать радиоволну Мария, но Макс уже рванул к двери:

-Я на запад, ты на восток! Встретимся на улице или на баррикадах!

Девушка вздохнула:

-Не люблю инициативу. Ну ладно, побегаем... – и выбежала из аппаратной, прижимая сумку к себе.

Солдаты действительно оказались в полной растерянности – громкая музыка начисто перекрывала связь. Не найдя лучшего способа и даже не подумав о том, чтобы просто расстрелять динамики, они разбежались по одному на коридор. Мария уже спустилась на этаж ниже и добралась до офиса, из которого можно было выбраться на пожарную лестницу. Но, едва открыв окно, девушка поняла, что "выход" находится... слева, и что до него ещё надо допрыгнуть. А вниз целых три этажа.

-Приехали... – обреченно сказала она. – Жаль, что люди не летают. Но попробовать не грех... – и она сделала прыжок к лестнице...

 

 

Выскочив в главный коридор, Максим тут же столкнулся с ожесточенным сопротивлением – с нижнего этажа на него уставился почти добрый десяток автоматов Калашникова.

-Вот один из них! ОГОНЬ!!! – заорал один из солдат и дал длинную очередь по Максу. Студент едва успел пригнуться за ограждением, которое тут же осыпало его мраморной крошкой; ещё несколько пуль прошло рядом и вмазалось в стену.

-Ты что делаешь, придурок, живыми брать сказано! – крикнул на него другой, пытаясь перекричать симфонию из динамиков.

-А чего мы тупим, давайте динамики расстреляем! – предложил третий.

-Нет у нас времени на... КАКОГО, В УКРЫТИЕ!!! – завопил второй и, оттолкнув товарища в сторону, сам в невозможном прыжке уклонился от падающей хрустальной люстры. "Спецы" тут же бросились врассыпную; хрустальное чудо, пролетев целый этаж, шарахнулось на пол и разлетелось на кусочки по всему холлу. Макс, довольный удачным выстрелом, победно шепнул "Есть!" и поспешил к западному выходу. Но на лестнице его уже ждал один:

-Стоять, руки в... – и тут же его отбросило назад выстрелом в бронежилет. Макс забрал у "подстреленного" автомат и уже наметил новую цель...

 

 

Мария едва успела схватиться. Начав было спускаться вниз, она услышала звук, похожий на слабый треск или скрип.

-По-моему, это не такой надежный способ... – она обреченно посмотрела наверх. Прогнившее крепление в стене почти вышло наружу, и по корпусу пошла трещина.

-Так, теперь уже здание не хочет меня отпускать. Ну уж нет, от винта! – и смелая девушка, отпустив уже разламывающуюся на части лестницу, "полетела" навстречу спасительному подоконнику...

 

 

На Максима шли двое, но убивать их ему не хотелось. Зоркий взгляд вовремя заметил огнетушитель на стене, в который и отправилась послушная пуля. Струя газа, вырвавшись наружу, обдала незадачливых "спецов" с ног до головы, заставив столкнуться лбами и грохнуться на пол. Преодолев ещё несколько коридоров и отстреляв почти весь магазин АК, студент понял, что попал в ловушку. По-видимому, они потеряли из вида уже скрывшуюся на улице Марию, и открыли охоту на него. Но был ещё один выход на первом этаже...

 

 

Его боевая подруга едва не соскользнула с узкого подоконника. С трудом удержавшись, она начала слезать вниз. Повиснув на карнизе, оттолкнулась от стены. Сгруппировавшись у самой земли и сделав кувырок, оглянулась - погони не было. Достав рацию, она на бегу бросила в динамик:

-Игорь, документы удалось достать?

-Да, Спасатели уже со мной в машине!

-Тогда заводи мотор и подъезжай к пожарному выходу!

Тут же из-за угла вывернула знакомая вишневая "девятка":

-Такси из центра заказывали?

-Не уезжай сразу, ждём Макса! – крикнула Мария и юркнула на заднее сидение. Сидевшие в машине Спасатели гордо подняли добытый конверт.

-Значит, он был в подвале? – взяв находку, спросила девушка.

-Да, едва успели ухватить, - ответил Чип. – Хорошо, что это не здоровенная папка или сейф.

-Думаю, Макс пойдёт оттуда, - "электрик" завел мотор и рванул к другой стороне здания...

 

 

"Ну нет, так вам меня не взять!" - решил Максим и, отстреляв последние патроны из автомата "в воздух", рванул к окну в конце коридора. Бросив бесполезный "Калашников", он достал пистолет и сделал несколько выстрелов в стекло. В ответ сзади ему доносились ответные выстрелы, крики и неугомонный симфонический оркестр из динамиков. Несколько пуль чиркнуло рядом по стенам... В момент, когда почти все музыкальные инструменты в радио вступили в игру, молодой революционер прыгнул прямо сквозь окно.

-Вот он! – крикнула Мария, увидев вылетевшего на полном ходу из окна своего друга. Игорь тут же вдавил педаль газа в пол и, подрулив к Максу, открыл пассажирскую дверь:

-А мы уже хотели уехать!

-Ходу, ходу!!! – прыгая в машину, бросил тот в ответ. "Девятка", чиркнув шинами, понесла всю компанию прочь. Незаметно подбежавший сзади Дмитар едва успел уцепиться за бампер: "Чего вы от меня бегаете-то всё время?"

Полковник, надев свои тёмные очки, посмотрел вслед беглецам:

-Ничего, я вас ещё найду...

 

Арбат. 16:00.

Переждав некоторое время, Макс, Мария и Спасатели отправились к баррикадам. Улица уже была перекрыта порядочным количеством арматуры, жестяными листами, деревянными балками и даже вывеской "Макдоналдса". Люди жгли костры из шин, направляя черный дым в сторону отрядов ОМОНа, заставляя тех отступать. Сами баррикады блестели на солнце, как будто их только что полили водой; на стороне, где стоял ОМОН, лежал мусор и кое-где полыхали маленькие костерки – видать, сторонники Дома Советов достали где-то "коктейли Молотова"...

 

Зачем кричать, когда никто не слышит,

О чем мы говорим?

Мне кажется, что мы давно не живы –

Зажглись и потихоньку догорим...

Когда нас много, начинается пожар

И города похожи на крематорий и базар...

И все привыкли ничего не замечать!

Когда тебя не слышат, для чего кричать?

 

Максим смотрел на происходящее с восхищением:

-Неплохо устроились. Даже водометы не помогли.

-Да, нас теперь только танками разгонишь. Но пусть только попробуют... – подтолкнула друга Мария.

-А они могут послать танки? – испугалась Гаечка, сидевшая в кармане её куртки.

-Ну, до этого вряд ли дойдёт. Найти бы только товарища Строганова поскорее...

-А кто это? – спросил Чип, забравшись Максиму на плечо.

-Человек, который обещал нам помочь в распространении документов. Только где он, я не знаю. Если бы наши рации брали дальше... – Мария устало присела на тротуар. – Подожди... Гайка, ты же механик, может, придумаешь что-нибудь?

-Без проблем, - подмигнула мышка и, сняв крышку рации, принялась что-то крутить своими маленькими инструментами. Спасатели устроились рядом и наперебой предлагали помощь. Народ вокруг друзей не переставал шуметь и обсуждать последние новости. Максим решился заговорить с одним из них:

-Кто-нибудь знает Валентина Строганова? Он из службы безопасности Верховного Совета!

Тут же ответил седой человек в длинном коричневом пальто и наспех намотанным шарфом:

-В Верховном Совете искать его и надо. Тут только народ.

-Не только! – крикнул кто-то с баррикады. – Смотрите, к нам баркашовцы идут!..

 

Мы можем помолчать, мы можем петь,

Стоять или бежать, но все равно гореть.

Огромный синий кит порвать не может сеть...

Сдаваться или нет, но все равно гореть...

 

Толпа тут же оживилась: "Баркашовцы здесь! Они пришли! А кто это? – Они из Русского Национального Единства, наши сторонники!". И действительно, со стороны высотных зданий "в ногу" шагал небольшой отряд молодых парней. Часть из них была в зеленых камуфляжных костюмах, часть – в брюках асфальтового цвета и черных рубашках. У каждого на поясе был внушительных размеров ремень, к которому ещё от правого плеча тянулся один, маленький; на левом рукаве выделялись яркие красно-белые нашивки, напоминающие узорчатую восьмиконечную звезду. Чеканя шаг армейскими ботинками, отряд из двенадцати человек уверенно подходил к баррикаде. Двое спереди отличались от остальных: тот, что шел слева, держал мегафон, а тот, что справа – флаг-триколор с черной, желтой и белой полосами. Даже Гаечка оторвалась от починки рации и засмотрелась.

-НАПРА-ВО! – скомандовал тот, что был с мегафоном. Парни тут же синхронно повернулись к баррикадникам.

-Слава России! – крикнул тот, что с флагом.

-СЛАВА! СЛАВА! СЛАВА! – грохнул отряд. Люди отошли от баррикады и собрались полукругом, готовые слушать...

 

И снова небо замыкает на себя

Слова и провода.

И снова с неба проливаются на нас

Ответы и вода.

И если ты вдруг начал что-то понимать

И от прозрений захотелось заорать -

Давай, кричи, но тебя могут не понять -

Никто из них не хочет ничего менять!..

 

Поправив галстук, командир включил мегафон и обратился к народу:

-Товарищи! Соратники! Друзья! Наша страна на пороге великой революции. В эти дни Верховный Совет как никогда нуждается в вашей поддержке! Президент и его сторонники, поправ все мыслимые законы и устои, просто плюют вам в лицо и затыкают рот! Они несут так называемую "демократию"... Но запомните: всё, что они несут – только враньё! Они хотят уничтожить наш великий народ и сделать вас рабами капитализма!

-О чём он говорит? – спросил Дейл. – Уж слишком много эмоций.

-Революция без пламенных речей не революция, - заметил Максим. – Да, эти парни радикальны, и многие даже их считают фашистами... Однако они на нашей стороне и готовы помочь. Оглянитесь – здесь собрались люди со всей страны, самых разных мнений. Раньше они могли до хрипоты спорить, как поступить в том или ином случае. Но наша... точнее, наше общее горе сплотило их. Идея – вот что поднимает людей, заставляя их сражаться вместе.

-Не верится... – удивленно произнес Рокфор. – Неужели все настолько плохо?

-И не представляешь, как... – вздохнула Мария. Командир баркашовцев продолжал своё обращение, оглушая динамик:

-Пусть у них в карманах миллионы денег, зато нас самих миллионы! Мы сильнее их, и скоро мы это докажем! Скоро к нам подтянутся со всей страны, и тогда тирании Ельцина придёт конец! СЛАВА РОССИИ! – и он вскинул вперед сжатую в кулак руку...

 

Ты можешь помолчать, ты можешь петь,

Стоять или бежать, но все равно гореть!

Огромный синий кит порвать не может сеть...

Сдаваться или нет, но все равно гореть!

Мы можем помолчать, мы можем петь,

Стоять или бежать, но все равно гореть!

Гори, но не сжигай, иначе скучно жить...

Гори, но не сжигай, гори, чтобы светить!

 

-СЛАВА! СЛАВА! СЛАВА! – повторили то же движение и остальные баркашовцы, и баррикадники, и даже Макс. Затем командир отряда заговорил с кем-то, а его подчиненные стали помогать достраивать баррикаду. Вдруг среди них Максим узнал... Лёню!

-Лёнька! – крикнул он и помахал другу. Тот сразу узнал его и пожал руку:

-Рад, что ты здесь. Смотри, какую классную форму мне выдали!

-А отец знает? – поинтересовалась Мария.

-О чём? – не понял Леонид.

-Ну... о том, что ты вступил в РНЕ. Он же был против.

-Пришлось соврать, что иду в военную академию. Хотя это, по сути, почти одно и то же – нас учили драться, стрелять, мы проходили историю...

-Больше похоже на военную школу, - вставил слово Чип.

-Оп-па... А это кто? – удивился баркашовец.

-Не поверишь – персонажи мультфильма, - серьёзно, насколько это позволяло, сказал Максим. – Спасатели, может, слышал?

-Что-то помню... Но что они в нашем мире делают?

-Хороший вопрос... – Гаечка снова оторвалась от рации. – Думаю, это произошло в результате неудачного научного эксперимента.

-Но так не бывает!

-А ты не думай. Ты просто поверь, - предложила Мария.

-Ну, ребята, и заварили вы кашу... – смущенно вымолвил Лёня. – И как же их... обратно вернуть?

-Кажется, ваш отец физик? – подал голос Дейл. – Может, он что-нибудь придумает?

-Да, он работает в Институте Экспериментальной Физики, но... я точно не знаю, чем они там занимаются. И потом, телепортация – чистой воды фантастика, это практически невозможно!

-Практически – нет. Теоретически – да! – гордым ученым голосом заявила Гайка и обратилась уже к Марии. – Готово. Теперь достаточно покрутить регулятор тона, чтобы найти волну. А голос и так будет четким.

-Спасибо, ты просто гений! – обрадовалась девушка и погладила мышку пальцем по волосам. Гайка смутилась и слегка покраснела:

-Вот уж не думала, что смогу стать полезной для революции...

В это время командир отряда баркашовцев закончил разговор и обратился уже к студентам:

-Товарищи, минутка найдётся?

-Чем помочь? – вопросом на вопрос ответил Максим.

-Надо установить флаги на баррикадах, - и он передал ему ярко-красное советское знамя. – Леонид, тебе поручаю ставить флаг Империи!

-Есть! – вытянулся тот по стойке "смирно" и принял триколор из рук товарища, и вся компания – и люди, и Спасатели – подошла к баррикаде. Едва они забрались на помост из жестяных листьев, Мария предложила:

-Установим флаги одновременно. Спасатели – вы ставите с Максимом советский, а я помогу Лёне.

-Есть, товарищ командир! – шутливо отсалютовал ей Макс и, присмотревшись, нашел место для установки – флагшток легко мог войти в торчащую наружу трубу; Лёня же копался долго – с его стороны было не так легко найти пространство, где флаг стоял бы ровно. Наступил кульминационный момент – знамена двух эпох были установлены. Дым от костров словно рассеялся по чьей-то воле, и стоящая вдалеке милиция была поражена увиденным – над баррикадами Арбата стояли два флага, которые ну никак не могли быть вместе – черно-желто-белый флаг династии Романовых и красный как кровь, с серпом и молотом в углу, флаг СССР! Они стояли, развеваясь на ветру, словно символ единения эпох и единства стоявших на стороне Верховного Совета...

-Слава России! – крикнул Леонид.

-Вся власть Советам! – ответили Макс и Мария.

-Спасатели, вперед! – во весь голос закончила неразлучная пятерка.

За ними издалека восхищенно наблюдал Дмитар. Сделав пару снимков, он сказал себе: "Не думаю, что их появление приведет к радикальным переменам. Только бы Фаргус поторопился... Ненавижу торчать в реальном мире почем зря..."

 

* * *

 

Московская область, Институт Экспериментальной Физики. 18:52.

В здание вошли трое мужчин совершенно одинакового вида – строгие черные костюмы, одинаковые нашивки на пиджаках и черные очки. Даже прически у них практически совпадали. Алексей выронил от удивления газету:

-Здравствуйте... Вы к кому?

-Я агент Фаргус из Пространственного Патруля, а это – мои помощники Деметриус и Сайфрос. Нам нужен профессор Гордонов, - один из "клонов" ткнул удостоверением в лицо охраннику.

-Не слышал о вашей организации... – недоверчиво протянул Алексей.

-И не услышите, – удостоверение захлопнулось и вернулось в карман хозяина. - Так где он?

-Он у себя в кабинете...

-Вы позволите нам поговорить с ним, товарищ? – снял очки патрульный и пристально посмотрел на растерянного "секьюрити". Тот в ответ снял трубку телефона:

-Михаил Денисович, к вам тут трое из какой-то организации... "Пространственный Патруль" какой-то. Вы их примете? Хорошо, понял. Идёмте за мной, - он направился к лифту.

-Только вы с ним очень осторожно. Для него этот пробой не просто несчастный случай...

-Так, воздержитесь от употребления термина "пробой" в нашем присутствии, - строго заметил патрульный. – Только наша организация имеет право употреблять его в таких ситуациях.

Алексей в ответ только тихо вздохнул и остался ждать у двери. Троица вошла в кабинет, где уже не один час сидел профессор Михаил Гордонов и перебирал отчеты. Вдруг на его бумаге оказался жетон на кожаной подложке с причудливым гербом:

-Агенты Фаргус, Деметриус и Сайфрос из Пространственного Патруля, мы хотим задать несколько вопросов! – рука тут же убрала жетон обратно. Гордонов медленно поднял взгляд и внимательно посмотрел на "клонов":

-В чем меня обвиняют?

В ответ другой патрульный достал из кармана сложенный бумажный листок и, развернув его, принялся читать:

-1 октября 1993 года в 22 часа 35 минут по местному времени в квадрате Ка-О-84-Омега-Ультра, иначе именуемым как "Центр Изучения Ноосферы" был зафиксирован межпространственный пробой, путь которого обрывается предположительно в центре Москвы. Возможные причины – неисправность оборудования и человеческий фактор, - он снова сложил листок пополам и продолжил сверлить Гордонова взглядом. Тот совсем растерялся:

-Меня посадят?

-Нет, более детальный анализ показал, что изменения обратимы. В данный момент идёт поиск объектов, которые предположительно переместились в реальный мир, с целью вернуть их в искомое пространство. Вы нам в этом поможете, - отчеканил третий патрульный.

-Что я могу сделать? Мне нужно ехать в Москву, наше устройство серьезно повреждено. Я не смогу вовремя всё исправить, и потом...

-Мы предоставим всё необходимое, профессор, не волнуйтесь, - успокоил его Фаргус. – Нам известно всё плюс то, что сейчас происходит в столице. Будет сложно найти подходящий механизм, но если вы дадите добро на рассекречивание некоторых материалов...

-На это я пойти не могу, - решительно заявил Гордонов. – Я не стану так рисковать.

-Объекты, попавшие в ваш мир, - живые существа! – повысил голос второй патрульный, Деметриус. – Мы не можем всё так просто оставить, это приведёт к неконтролируемым изменениям, вплоть до изменения привычного хода времени!

-Вы знаете физику так хорошо, как и я? – осведомился профессор.

-И даже больше, - механическим тоном ответил ему Сайфрос.

-Так всё настолько плохо? – продолжал не доверять Гордонов.

-Хватит пустых разговоров, товарищ, нам нужно спешить! – торопил его Фаргус. – Только дайте нам доступ к базе отчетов – это всё, о чём я прошу.

-Хорошо, - Михаил достал из кармана ключ. – Архив 5-12, стеллаж 4, дело №22.

-Спасибо, - облегченно произнес Сайфрос и обратился к главному. – Шеф, как насчет Метрограда?

-Я этот вариант рассматриваю как доминирующий, – начал было патрульный, но, заметив непонимающий взгляд профессора, он перешел на другую тему: - Не бойтесь, ваше правительство ни о чем не узнает.

-Мне больше хотелось бы узнать, чем этот... – он едва не сказал "пробой". - Эта катастрофа опасна? И как случилось, что в наш мир попали существа из другого измерения?

-Расскажу, когда прибудем на объект, - безо всяких эмоций ответил Фаргус...

 

Глава V.

 

Работаем вместе. Штурм. Дом Советов.

 

Квартира Максима. 3 октября. 13:00.

Мария уже целый час крутила регулятор рации, но никак не могла поймать нужную волну. По обычному радио не было слышно призывных речей о противостоянии президенту. Да и быть не могло. Даже телевизор показывал всего пару каналов - Дейл бесцельно щёлкал кнопками пульта:

-Хоть бы фильм какой поймать... Тут кабельное есть? – он обратился к Максиму.

-Чего? – не понял тот.

-Ясно... – бурундук отложил пульт и повернулся к Чипу. - Что делаешь?

-Изучаю обстановку, – донеслось с пола, где была разложена огромная карта Москвы. - Так, оцепление стоит вот здесь и здесь, - он осторожно черкнул карандашом поперек Конюшковской и Рочдельской улиц. - Максим, на Крас... как это читается?

-На Краснопресненской, Чип. Там тоже блокировано от Николаева до Глубокого переезда.

-Ясно... – ещё пара чёрточек разделили улицу. – Арбат пока ещё свободен?

-Я связалась с ними, - подала из кухни голос Мария. – Баррикада стоит, никуда не делась.

-Хм... окружили, что называется, - Чип задумчиво крутил огрызок карандаша. – Гайка, как думаешь, если пойдут на прорыв, как это будет выглядеть?

-Дай глянуть, - мышка огляделась, осматривая карту. - А Крымский мост кто отмечать будет? Тут из сопротивления только SWAT... ой, Макс, как у вас это называется?

-ОМОН, - поправил тот. – Не факт, кстати – хотели технику подвезти...

-Тихо! – крикнула Мария. – Слушайте!

Из рации донеслось:

-Полста-шестой, я сейчас рядом с Крымским, там омоновцев немерено стоит, техники не видать!

-Бриз, слышу тебя, подтверди – машин нет?

-Полста-шестой, Бриз подтверждает, на Крымском только щиты, в несколько рядов стоят. К другому концу моста подтягивается народ с разогнанного митинга!

-Ого, намечается ещё одно нехилое противостояние! – размял кулаки Рокфор. Вжик тоже что-то одобрительно прожужжал.

-Макс, звони Игорю, есть идея! – Мария отложила рацию. – Скажи ему, чтоб брал сигналки и подъезжал как можно быстрее на своей машине к нам!

-Понял! – тот уже набирал номер. Мария тем временем села к Спасателям за карту:

-Вот что мы сделаем. Тут наш дом, - она отметила галочкой дом на улице 1905 года и затем черкнула посередине Крымского моста. – А вот здесь наша цель, отряды ОМОНа. Вместе с толпой будет легче прорваться к Дому Советов, а там и нашего Строганова отыщем. Теперь наметим маршрут... – она взяла карандаш и повела графитом линию вдоль дорог. Максим уже оторвался от телефона и внимательно следил за ней. - Так, едем по Красной Пресне, потом Баррикадная, Большая Никитская... – тут карандаш резко скользнул вправо. - Поворачиваем на Никитский бульвар, с него на Знаменку, через мост в район Третьяковки, а там по магистрали к Крымскому, - карандаш соприкоснулся с галочкой.

-Ничего себе, через всю Москву ехать! – протянул Дейл.

-Зато город посмотрим, - улыбнулась Гаечка. – Я и не знала, что здесь столько разных улиц, и все так интересно называются.

-Лучше на него в мирное время смотреть, сейчас чуть ли не на каждой из этих улиц опасно, - предупредил Максим.

-Да, тут ты прав... – Чип снова продолжил изучать квадраты вокруг Дома Советов с окружающими его карандашными отметками оцепления. – А у Игоря фургон бронированный, надеюсь?

-Нет, на такое наш "электрик" неспособен, - засмеялась Мария. – Да и потом – кто будет по нам стрелять?

-Вообще-то могут... – заявил Чип. – Вокруг Дома Советов стоят БТРы, и если они откроют огонь... – при этих словах Вжик испуганно пискнул.

-Не посмеют, - решительно ответил Максим. – Они не станут так расходовать боеприпасы. Вот водометы или газ – другое дело.

-Всё равно это опасная затея, - вздохнул лидер Спасателей.

-А, по-моему, будет здорово! Как в кино! – воскликнул было Дейл, но тут же отхватил кулаком по голове:

-Это тебе не кино, а живые люди! Хоть раз мозгами подумай!

-Жаль, что нельзя зайти к ним в тыл, тогда бы мы здорово напугали! – предположил было Рокфор, но Гайка отсекла его идею:

-Тогда бы они все пошли на нас! И уж тут бронированный был бы фургон или нет... Разобрали бы по винтикам, как мою вращалку!

-В общем, другого выхода у нас нет, - решила за всех Мария. В этот момент в дверь позвонили. К удивлению Спасателей, это был Игорь.

-Ну вы просто как Флэш, быстрее всех бегаете... ой, то есть, ездите, - выдал "комплимент" Дейл.

-Так я же рядом был, в паре кварталов отсюда, - тут он снял рюкзак и достал оттуда несколько продолговатых трубок красного цвета с надписью "Ф-2". - Маш, а зачем нам сигналки?

-На Крымский поедем. Там омоновцы засели, не дают никому пройти к Дому Советов. Будем прорывать блокаду.

-Одни? – изумился тот.

-Нет, конечно, - утешила его девушка. – От Октябрьской площади, где сорвался митинг, идёт большая толпа народу. Поедем среди них и закидаем нашими факелами.

-Вообще-то они называются фальшфейеры, - уточнила Гайка. – Игорь, а откуда они у тебя?

-Мой дядя – военный, ему такое достать как раз плюнуть. Только вот как мы их бросать-то будем? Надо их подальше, в самую толпу!

-Сейчас соображу что-нибудь... – задумалась Гайка. – Макс, у тебя есть велосипед?

-Есть, но он сломан...

-Нет, мы на нем не поедем. Руль в порядке?

-Да.

-Отлично, тащи! – и мышка уже спрашивала Игоря. - Что-нибудь режущее металл имеется?

-Есть болгарка в микроавтобусе, очень мощная. Кажется, я начинаю понимать, что ты хочешь сделать, - подмигнул "электрик" Гаечке.

-Да, это именно то, о чем ты думаешь, - улыбнулась та в ответ. Макс уже притащил свой велосипед, поцарапанный и с облезшей краской, без седла и колес. Но руль действительно был цел. Внимательно осмотрев экспонат, Гайка отдала следующие указания:

-Максим, откручивай руль! Игорь, неси болгарку! Мария, нужно несколько резиновых лент попрочнее!

-Макс, где у тебя старая одежда, которую ты собирался выбросить? – спросила девушка.

-В той комнате, красный чемодан. "Резинок" там должно быть предостаточно, - обрадованный студент уже крутил пассатижами раму своего "железного коня". Спустя минуту вся компания снова собралась в комнате и внимательно изучала план Гайки.

-Ну что, скрестим руки на удачу? – предложил Чип и вытянул ладонь в центр. Все остальные последовали его примеру.

-Спасатели... – начал Макс.

-ВПЕРЕД! – крикнула вся остальная команда, взметнув руки в воздух, и работа закипела: Игорь с Максимом отпиливали болгаркой боковины руля, Мария сшивала вместе растянутые резинки, которые с обеих концов удерживали Спасатели. Распиленный руль скоро стал похож на округлый камертон, а раньше существовавшие отдельно ленты стали одной большой. Обернув концы вокруг "рогов" руля, их сшили так, чтобы всё сооружение напоминало... большую рогатку. Эту конструкцию умельцы и понесли к микроавтобусу Игоря. Просунув "орудие" в люк на крыше, они закрепили её на платформе внутри кузова.

-Уф, вроде все... – утер пот Игорь. – "Патронов" не так много, поэтому "стрелять" будем нечасто.

-Красивый микроавтобус... Похож на тот, что был в сериале "Команда А", - восхищенно заметил Дейл.

-Верно, а чем мы хуже? – улыбнулась Мария. – Погнали, команда! – и она запрыгнула в кузов...

 

* * *

Крымский мост. 14:05.

Со стороны Парка Культуры – почти четыре тысячи человек с флагами и транспарантами. С другой стороны – сгрудившиеся вместе омоновцы, которых едва видно из-за щитов. Но если на стороне "служителей закона" тихо, то многотысячная толпа скандирует "Вся власть Советам!", "Ельцина – долой!".

Черный "Мерседес 308Д" с красными полосками по бокам и чем-то похожим на антенну в виде камертона, торчащим из люка, осторожно "раздвинул" толпу звуковым сигналом и пристроился почти в центре.

-Сейчас пойдет потеха, - зарядил пистолет Максим. – Игорь, помни: ОМОН не давить, только разгонять. Мария, Спасатели – вы на пушке.

-Тоже мне "пушка", - хихикнул водитель. – Хотя раз в год и палка стреляет.

-Как палка может стрелять? – удивленно пискнула Гайка с крыши.

-Это поговорка такая, не обращай внимания, - объяснил Максим и, спрятав пистолет в куртке, выглянул из окна. - В несколько рядов стоят. Придется подраться.

Кто-то из толпы обратился к нему:

-Мы сначала по-хорошему попробуем, разговорим. Может, не такие уж они узколобые, пропустят. А может, и с нами пойдут.

-Хорошо бы... – залез Макс обратно в кабину.

Между митингующими и омоновцами было всего пара десятков метров. И те, и другие стояли, не двигаясь. Кто-то включил мегафон – начались переговоры. Спасатели вылезли на крышу, взяв бинокль Игоря.

-Что они делают? – спросил Дейл.

-Договариваются... – ответил Чип, крутанув рычажок приближения.

-Как думаете, получится? – предположила Гайка.

-Надеюсь, да... Честно говоря, дорогая, мне что-то не хочется пользоваться твоим изобретением, - признался Рокфор. – Нет, оно прекрасно, но... мне просто не по себе от такой толпы.

В этот момент люди вокруг неодобрительно зашумели.

-У меня очень нехорошее предчувствие... – Мария взяла в руки фальшфейер. Игорь положил руку на рычаг коробки передач, Максим снял пистолет с предохранителя. Вдруг спереди пошло сильное оживление – митингующие ринулись маршем прямо на омоновцев, не переставая скандировать и размахивать флагами и транспарантами. Спасатели, сидевшие на крыше, дружно выглянули из-за крышки люка. Грянуло новое столкновение Света и Тьмы...

 

* * *

Район здания МГУ, это же время.

Фаргус со своими подчиненными и профессором Гордоновым подъехали к самому престижному университету страны. Выйдя из машины, патрульный снял темные очки и произнес:

-Добро пожаловать на территорию Метрограда, джентльмены.

-Простите... – вылез с заднего сиденья Гордонов: - Разве в университете есть устройство, способное подключиться к ноосфере?

-Не "в", а "под", - поправил его Фаргус. – Под МГУ есть линия правительственного метро, а рядом, в закрытом помещении – нечто вроде телепортера. Для наших объектов его мощности должно хватить.

-А если не хватит? – засомневался профессор.

-Значит, всё в радиусе пятнадцати кварталов останется без электричества, - пошутил Деметриус.

-Будем надеяться на лучшее, товарищи. Нам в метро, - и Фаргус, двинув в сторону подземного перехода, жестом приказал следовать за ним...

 

Make his fight on the hill in the early day,

Constant chill deep inside.

Shouting gun, on they run through the endless grey

On the fight, for they are right, yes, by who's to say?

 

На Крымском мосту творился настоящий хаос. Омоновцы постепенно отступали, но не сдавались и яростно молотили дубинками во все стороны. То и дело слышались тихие хлопки выстрелов и крики раненых. Игорь, со скоростью улитки пробираясь на машине сквозь толпу, отдал приказ:

-Заряжай!

-Поняла! – передала наверх фальшфейер Мария. Спасатели, подняв его к резинке, натянули "рогатку".

-Ничего себе битва... – восхищенно произнес водитель. – Выстрелы, драка, хаос, стоит оно того?

В этот момент Мария отрапортовала:

-Орудие к бою готово!

-Зажигай! – крикнул в ответ Игорь. Вжик послушно сорвал с "сигналки" крышку, из которой тут же, рассыпая искры, вырвалось яркое красное пламя, напоминающее бенгальскую свечу.

-ОГОНЬ!!! – Игорь нажал на гудок. Под оглушительный рев клаксона натянутая силой всех Спасателей резинка была мгновенно отпущена, и "снаряд", шипя, крутясь и рассыпая искры, полетел в сторону ОМОНа. Стукнув кому-то по шлему, он упал на землю и буквально заполнил всё цветным дымом. Некоторые тут же среагировали и начали тушить фальшфейер.

-Заряжай! – снова крикнул водитель. Мария уже подавала новый "снаряд" на крышу; Максим достал пистолет и, наполовину высунувшись из окна, начал целиться по стражам порядка.

-Готово!

-Зажигай! ОГОНЬ!!! – и очередной яркий "фугас" понесся вдоль Крымского моста.

-Спасатели, будьте осторожны, у них резиновые пули! – предупредил Максим. – Старайтесь не светиться сильно, прячьтесь за крышкой люка!

-Хорошо, Макс! – крикнула сверху Гайка. – А стоит ли так отчаянно рваться, неужели и правда нет другого выхода?..

 

For a hill men would kill, why? They do not know...

Suffered wounds test their pride!

Men of five, still alive through the raging glow

Gone insane from the pain that they surely know...

 

For whom the bell tolls?

Time marches on!

For whom the bell tolls?

 

Сделав очередной прицельный выстрел, Максим залез обратно:

-Всё оказалось намного сложнее. Быстрее чем за час не справимся!

-Прорвёмся! ОГОНЬ!!! – подал очередной гудок Игорь, и в воздухе расцвел очередной "Ф-2".

-Здорово! – радовался на крыше Дейл. – Прямо как в том особняке у коллекционера яиц, помните?

-Да, и вправду похоже! Вмажем им как следует! – вдохновленный Чип брал очередной фальшфейер и передавал его назад: - Гайка, перетащи резинки чуть ниже!

-Поняла! – мышка уже перетягивала ленты. Очередной снаряд был готов к запуску, и Вжик уже сорвал крышку. Крики вокруг них слились в один гневный вой, рвущийся к небу...

 

Take a look to the sky just before you die -

It’s the last time you will!

Blackened roar, massive roar fills the crumbling sky,

Shattered goal fills his soul with a ruthless cry!..

 

Вдруг крышку люка что-то пробило и застряло в ней. Спасатели шарахнулись кто куда, и "сигналка" улетела вправо, прямо в воду.

-Ого, да это же пуля! – догадался Рокфор и крикнул Игорю. – Теперь стреляют в нас!

-Понял... – "электрик" уже поворачивал влево, разгоняя толпу короткими гудками. – Заряжай!

-Готово!

-Зажигай... ОГОНЬ!!! – и снова омоновцы разбегались от очередной "ракеты". Макс сделал ещё пару выстрелов из "Макарова":

-А нечего в нас целиться!

Сделав ещё пару залпов, "артиллеристы" наконец очутились на другой стороне моста. От оцепления ОМОНа уже ничего не осталось, вокруг были только радостные люди, идущие к Дому Советов. Игорь остановился у тротуара:

-Ну как, здорово мы их?

-Уф, вот это было приключение, - вздохнула с облегчением Мария. – Надеюсь, такого не повторится...

-А я бы ещё пострелял... – грустно промолвил Дейл, крутя крышку фальшфейера.

-Постреляли – и хватит, - деловито заявил Чип. – Следующая остановка - Дом Советов! Пора ехать! – и лидер Спасателей прыгнул в люк.

-Надеюсь, Строганов будет там, - достал Максим конверт. – Хорошо бы, если ещё и связь, надо же как-то найти Лёниного отца...

 

* * *

Правительственное метро. 14:48.

По туннелю, освещенному то и дело мигающими лампочками, пробирались четверо. Тот, что шел впереди, освещал дорогу фонариком. Наконец они добрались до железной двери с полустертой надписью "Служебное помещение №14-С".

-Нам сюда, - сказал Фаргус. Сайфрос подошёл к двери и достал из кармана небольшой цилиндр. Стоило ему нажать на кнопку, как устройство зажужжало и выпустило наружу пару тонких стальных проводков, загнутых на конце. Вставив его в замочную скважину, патрульный за секунду открыл дверь и потянул ручку на себя. В коридоре за ней тут же зажегся свет люминисцентных ламп.

-Выходит, этим уже пользовались? – предположил Гордонов, когда вместе с патрульными вошел внутрь.

-Вы правы, профессор, - ответил патрульный. – Чаще всего мы используем Метроград как резервный портал, если не хватает мощности основных или изменения произошли настолько масштабные, что необходима работа сразу нескольких телепортеров.

-То есть вы хотите сказать, что... – он опять едва не сказал "пробой". - Нарушения между пространствами уже случались? – обеспокоенно спросил Михаил.

-И не раз, - заговорил уже Деметриус. – Пробои между измерениями происходят в основном по вине мощных ускорителей или мощных комплексов, влияющих на гравитацию. Есть и другие, более совершенные устройства, подобные вашему СВПИНу.

-Так всё-таки, почему эти нарушения происходят и чем они опасны?

Фаргус остановился, помрачнел.

-Всё это из-за сложных техногенных процессов. Если вам известно учение Вернадского о ноосфере, вы знаете, что в ней, как в особой окружающей Землю оболочке, ничто не исчезает бесследно. Любое происшествие на планете фиксируется в ней, как документ в архиве. Даже эмоции записаны. Ноосфера – это огромное информационное поле. И вы научились влиять на неё, создавая всё более совершенные технологии и изобретения. Излучаемая некоторыми из них радиация незаметно повлияла на структуру вашего генома, и стали рождаться люди со способностями и силой, до этого никому неподвластных. Они оказались способны изменять саму структуру ноосферы, сделав её крайне зависимой системой. Поэтому постепенно информационное пространство в ней расширялось и воплощало в себе образы, созданные вами. Существует не один десяток измерений, населенных героями фильмов, книг, сериалов... Все они придуманы творческими личностями, которые изменили ноосферу, сами того не подозревая. Попытки установить контакт с ними уже проводились, но только несколько лет назад, с появлением мира Спасателей, как он условно назван, нам удалось благодаря инициативе представителей его и вашего мира создать "Уорплайн Компани", цель которой – контролировать изменения ноосферы и параллельных измерений. Мы ещё не достигли полного совершенства, поэтому не можем полностью охватить всю планету. Вот поэтому периодически и происходят так называемые "пробои". Сайфрос, какой там точный термин был?

-Прорыв структуры потока информационного поля. В 85 процентах случаев происходит из-за неисправности сложного технологического оборудования. Процесс обратим, если объекты, попавшие в чужую реальность, не изменили коренным образом привычный ход информационного поля, - отчеканил напарник.

-То есть, параллельные нам миры существуют? – не поверил Гордонов.

-Да. Мы смогли рассчитать некоторые постоянные в переходах между мирами и нашли способ связываться с их обитателями. Позднее был сформирован Устав и правила перемещения в пространстве. Но, как вы сами успели понять, не все хотят им подчиняться или использовать эти возможности в своих корыстных целях.

-Я думал, вы работаете на "Пространственный Патруль" или как его...

-Это лишь одно из двух отделений "Уорплайна". Второе – "Патруль Общественной Безопасности" - следит за измерениями изнутри. Это что-то вроде "тайной стражи", что была когда-то в Древнем Риме, - дойдя до двери со знаком радиационной опасности, Сайфрос снова достал отмычку. На этот раз он возился с дверью секунд десять, не меньше. Гордонов забеспокоился:

-Вы уверены, что туда стоит входить без защиты?

-Не бойтесь, знак стоит лишь для отпугивания любопытных, радиация там никогда не превышает допустимую норму, - успокоил его Деметриус.

Войдя в помещение, Гордонов сначала не удивился. Вокруг стояли серверные блоки и несколько пультов управления с множеством рычагов, кнопок и пыльными дисплеями. Пройдя сквозь этот лабиринт, четверка остановилась перед огромной трубой, встроенной в стену. Рядом с ней стояло нечто похожее на панель управления самолета.

-С этим вам и придется работать, профессор Гордонов, - начал объяснять Фаргус. – Тут всё подписано, так что не запутаетесь. Запомните одно, - он указал на рычаг в центре, - после первой фазы запускаете его на полную мощность, затем отводите назад наполовину. На второй фазе – то же самое, но назад отводите полностью. Финальная фаза – медленно поднимайте вверх, пока значение стабильности туннеля (тут он постучал пальцем по маленькому таблоиду) не достигнет 95 процентов. Потом снимаете защитный экран вот здесь и нажимаете кнопку. Портал будет активен в течение пяти минут или пока вы его сами не отключите. Отключать просто – нажмите вот эти черные тумблеры поочередно слева направо и потяните рычаг на себя. Запомнили?

-Так точно, - подтвердил профессор. – Однако признаюсь, до этого момента я думал, что телепортация практически невозможна, что это миф...

-Технологии не стоят на месте. И потом, ваш способ подключения к ноосфере чересчур сложный и опасный. Здесь всё гораздо проще – через информационное поле в другое измерение строится нечто вроде моста, или, как его условно называют, "тропа". В отличие от пробоя, который прорывает ноосферу, он внедряется в... – Фаргус не хотел раскрывать ещё один секретный термин. - Назовём его условно "код пространства". Это что-то вроде нашей с вами ДНК. Мост как бы "временно заменяет" её часть на определенное время, а когда его отключают, "гены" становятся на свои места. Конечно, раньше расчёты физиков не всегда были точны, вместо одного мира можно было попасть в абсолютно другой... Но мы пока ещё не встречали активного сопротивления деятельности нашей организации. Наоборот, все хотят сотрудничать и предлагать помощь.

-Раз уж я с вами работаю, я бы тоже мог чем-нибудь пригодиться, - предложил профессор. – После того, как всё закончится, мне представится возможность и дальше работать с вами?

-Дадите подписку о неразглашении, и можете считать себя нашим сотрудником. Теперь я сообщу ещё одному нашему патрульному, что мы готовы, - и он достал из кармана небольшую телефонную трубку, но без провода. Гордонов спросил:

-Это что, рация?

-Нет... радиотелефон особой конструкции, - Фаргус не мог сказать "мобильный телефон", так как в мире людей они ещё не были настолько совершенными, а в России и вовсе считались редкостью.

-Вы уверены, что оно будет работать под землёй? – засомневался Михаил.

Патрульный ничего не ответил. Набрав номер, он приложил трубку к уху и стал ждать. Профессор тем временем оглянулся на его подчиненных – те неподвижно стояли рядом с ним в абсолютно одинаковых позах. Если бы они не сняли очки, и не видно было, что они периодически моргают, их можно было бы принять за восковые фигуры. Из телефона донеслось:

-Фаргус, это ты?

-Да, Дмитар, слышу тебя. Где ты находишься?

-Я сейчас у Крымского моста, тут такое творилось... Мои подопечные на пару с людьми устроили натуральную гражданскую войну!

-Спокойно, друг. Главное – чтобы они не светились перед камерами, - попытался успокоить патрульного Фаргус, но трубка заволновалась ещё больше:

-Они сейчас идут к Белому Дому вместе с более чем трехтысячной толпой! Скоро тут начнется такое, что будет не до запуска нашего портала! Тем более, вас могут искать!

-Дмитар, я ещё раз повторяю: спокойно, не паникуй. Единственное, что правительству удалось сделать – перекрыть нам выезды из города. Профессор Гордонов будет координатором проекта, мы с ним сейчас находимся в Метрограде. Координаты у тебя есть, действуй по обстоятельствам. Как понял?

-Да, ты прав. Пока они не вылезут на трибуну и не начнут толкать речь, всё в пределах правил. Я продолжу слежение. Что там думает "Уорплайн"?

-Требуют отчетов. Что им передать?

-Передай, что ситуация... тонкая.

-Ясно. До связи, Дмитар, - и патрульный отключил телефон.

-Почему нельзя их привезти прямо сейчас? – спросил Гордонов.

-В городе опасно, это во-первых. Во-вторых, нам с вами ещё предстоит проверить готовность телепортера. Мы им не пользовались уже давно, поэтому что-то может начать работать не сразу, а нам нужна полная синхронизация всех систем...

 

* * *

Дом Советов. 16:00.

Это здание иногда называют "Белым Домом". Но по сравнению с американским "тезкой", он выглядит настоящей крепостью, монолитом, белым бастионом, вросшим в землю на Краснопресненской набережной. И сейчас перед ним собралась многотысячная толпа, ждущая указаний "сверху" в прямом смысле слова – на балконе в нескольких этажах от земли стояли депутаты и несколько телевизионщиков. Максиму и Марии едва удалось найти хорошее место. Спасатели, сидевшие у студентов по карманам, с интересом оглядывались вокруг. Люди размахивали табличками с лозунгами, кричали "Да здравствует социализм!", "Руцкого в президенты!", очевидно, предвкушая победу Верховного Совета.

-И где же этот ваш Руцкой? – вглядывался в толпу Чип.

-Бери выше, друг, - Максим усадил бурундука на плечо и поднес бинокль, подняв его так, чтобы лидер Спасателей мог видеть балкон. – Вон тот седой человек с усами, что возится с мегафоном.

-А он симпатичный, - заметил Дейл, подобравшись и заглянув в свободный окуляр. – Кто рядом с ним что-то так активно обсуждает?

-Это Руслан Хасбулатов, председатель Верховного Совета. Думаю, речь будет короткой, – предположил Максим и отдал бинокль Марии. Сидевшие на её плече Гайка, Рокфор и Вжик тут же прильнули к стеклам.

-Товарищи! Прошу внимания! – донеслось с балкона. Толпа мгновенно "убавила громкость" и приготовилась слушать. Первым заговорил Руцкой:

-Прошу внимания! Молодежь, боеспособные мужчины! Вот здесь, в левой части, - строиться! Формировать отряды - надо сегодня штурмом взять мэрию и "Останкино"! – в ответ вся площадь перед Домом Советов крикнула "Ура!".

-Что такое "Останкино"? – поинтересовалась у Марии Гаечка.

-Это главная телестанция страны, – ответила та. - Если нам удастся её перехватить, товарищ Руцкой сможет передать всем о том, что происходит в Москве. И ведь хотели по-хорошему, просили, чтоб дали эфир...

Тут с балкона заговорил уже Хасбулатов. Его короткий призыв был гораздо более эмоционален:

-Я призываю наших доблестных воинов привести сюда войска, танки для того, чтобы штурмом взять Кремль c узурпатором бывшим, преступником Ельциным!

-УРА!!! Да! – грохнул в ответ народ. Руслан продолжил обращение:

-Ельцин сегодня же должен быть заключен в "Матросскую тишину"! Вся его продажная свита должна быть заключена в отделения!.. – конец фразы потонул в громких аплодисментах и одобрительных возгласах. Почти сразу же толпа стала расходиться; практически все мужчины перешли на левую сторону.

-Уф, еле вас нашел! Забурились, как кроты в землю, - Игорь "протолкался" сквозь толпу. – Похоже, ребята, здесь наши пути расходятся.

-Ты не идёшь с нами? – удивился Максим.

-Нет, я сейчас пойду в оборонные отряды, а дальше, скорее всего, пойду со всеми штурмовать мэрию.

-Не спеши, - студент достал из кармана ключи. – Пожалуйста, пригони мою "девятку" к заднему выходу Дома Советов. Ключ оставь под сидением. Если нам придется уехать, то через главный вход будет опасно, - он посмотрел на набережную. На противоположной стороне уже опять копошились военные.

-Хорошо. Но даже если мы победим, нам какое-то время лучше не пересекаться. Тот полковник, который засек нас в здании КГБ, оказался куда более влиятельной шишкой. И он не остановится, пока не поймает всех. Поодиночке у нас больше шансов. Поэтому я и вам не советую надолго задерживаться в Доме Советов. Лучше ищите Лёниного отца! – и он вместе с другими людьми ушел на левую часть площади, где уже собирались отряды из сторонников Верховного Совета.

-Приехали... – расстроилась Мария. – Только проблем с КГБ мне не хватало.

-В любом случае их было бы не избежать, - Максим попытался вернуть подругу в "боевое расположение".- Но мы ведь не собираемся сдаваться, верно?

-Не-а, не собираемся, - повеселела девушка и обратилась к Спасателям. – Придется побыть немного в сумке, ребята. Так у охраны вопросов будет меньше.

Пятерка в ответ юркнула внутрь. Вместе ещё с небольшой группой людей Макс, Мария и незаметно следующий за ними Дмитар вошли в Дом Советов...

 

* * *

В отличие от прорыва очередной блокады и взятия гостиницы "Мир", здание мэрии было взято практически без боя. Группы генерал-полковника Альберта Макашова вместе с "народным ополчением" и боевыми отрядами РНЕ, по сути, одержали победу без единого выстрела. Игорь, до момента взятия уже успевший расстрелять целых два магазина, был доволен тем, что хоть сейчас обошлось без кровопролития. И это несмотря на достаточно жесткий призыв Макашова всего несколько минут назад: "Заходите далее! Никого не трогать! Обрезать все телефонные связи! Чиновников выкинуть на * * * на улицу!" Тех, кто был внутри мэрии, а также охранявших здание сотрудников ОМОНа и милиции, отпустили "с миром", хоть и отобрали оружие и освистали. Почти все они спускались с поднятыми руками в полном шоке и с совершенно белыми лицами, совсем как в военных фильмах у сдающихся после упорного боя немцев. Единственные, кому досталось сильнее, были так называемые "бейтаровцы" - добровольцы, стоявшие на стороне Ельцина. Об их жестоком нраве и радикализме, превосходящим даже баркашовцев, многие предпочли умолчать...

 

Глава VI

 

Дмитар. Радиоволны. Ожидание.

 

Дом Советов. 17:15.

 

-Макашов с товарищами взял мэрию! Повторяю: мэрия взята! – радостным голосом сообщила рация.

-Ну, теперь пойдут на Останкино, - уверенно сказал Максим. – А там и до других важных точек недалеко...

-А потом центр, - продолжила Мария.

-А потом, наверное, Кремль... – предположила Гайка.

-И домой через новый портал, - закончил Чип.

Внезапно из динамика донеслось следующее, пошёл диалог с долгими паузами:

-Кровь моего сотрудника на тебе! Ты спровоцировал это! Отольётся тебе наша кровушка ещё...

-Я прикажу прислать самолёт!!!

-Это будет твоя последняя минута...

-Я обращаюсь к сотрудникам... (помехи) Вы носите имя славного человека! Не позорьте погоны!

-Надо было людей натравливать на милицию...

-Всех преступников брать живыми!..

-В Белом Доме банда преступников, с них и спрашивайте... – в этот момент рация пискнула и замолчала.

-Сигнал глушат, - догадалась Гайка. - Сейчас похимичу с антенной, верну связь.

-А кто это говорил? – спросил Дейл. – И чего они хотят?

-Думаю, это сторонники президента, - предположила Мария. – Не первый час уже, наверно, портят кровь товарищу Руцкому своими оскорблениями. Они ведь уже два года так общий язык не найдут.

-Чего ж они терпели-то?

-Политика – штука сложная, - присел рядом Максим. – Они идут на несколько шагов впереди, и знают, где, как и когда мы будем наносить следующий удар. Поэтому всё это делалось в тайне. И могло бы продолжаться ещё несколько лет, пока президента отвлекали бы разговорами, но видно, ему эти завтраки надоели, и он решил всех заткнуть. Всё, что он хочет, - власть и больше ничего. Я начинаю думать, что зря мы выступили так рано...

-Может, просто терпение кончилось? – предположил Рокфор.

-Может быть...

Вжик что-то зажужжал. Австралиец тут же перевел:

-Он думает, что причина ещё в том, что Россия – очень большая страна, и всех собрать на революцию очень трудно.

-Верно говоришь, - согласилась Мария. – Но с другой стороны, если захватить столицу, вся остальная страна должна, по идее, идти за нами.

-Но это уже похоже на настоящую войну! – воскликнул Чип. – Я же говорил, что здесь нет ничего хорошего!

-Очень может быть, - раздался чей-то суровый баритон. Все тут же огляделись, пытаясь найти обладателя голоса. Но скоро он сам пожаловал на свет – на стол залез бурундук в черном плаще и поясом с какими-то устройствами. Чип оглядел незнакомца с ног до головы – тот был почти его копией, только на полголовы выше, в небольшом пучке волос на голове виднелись проблески седины, а левую бровь перечеркивал едва заметный светлый шрам. И он, в свою очередь, флегматичными серыми глазами рассматривал Чипа.

-Кто вы? – наконец решился спросить лидер.

-Меня зовут Дмитар Нишевич, я из "Пространственного Патруля". Мне поручили найти объекты, перемещенные в реальный мир, чтобы путем телепортации вернуть их обратно.

-То есть нас? – оторвалась от рации Гайка. В это время устройство выдало новый диалог:

-Руцкой, Руцкой, вспомни историю, (помехи) Чем всё кончилось?

-Не надо нагнетать! Готовьтесь, мрази!

-Ну наконец-то ты заговорил истинным своим языком! В зоне тоже так все говорят!

-Ты тоже готовься!

-Бронетранспортеры пошли в атаку...

-Давайте не будем воевать, они сами выйдут, и нет проблем! (выстрелы, сильные помехи)

-Я полковник (помехи), обращаюсь к Руцкому!!! Прошу по-доброму, не стрелять! Убиты мои два солдата! За всё ответят, кто виноваты! Я не могу... поступиться безоружными людьми... (помехи) Я знаю, откуда стреляли!

Дмитар посмотрел на рацию:

-Хотелось бы мне знать, кто всё это устроил...

-Не думаешь ли ты, что это наша работа? – угрожающе спросил Рокфор и двинулся было к нему, но холодный взгляд бурундука заставил его отпрянуть, как если бы австралиец столкнулся нос к носу с кошкой.

-Я ничего не думаю, у меня есть приказ – вернуть вашу... кхм, команду обратно в своё измерение. И сделать это нужно быстро.

-Но на улицах творится невесть что! – Дейл ткнул пальцем в окно. – Как мы вообще куда-то сможем добраться?

-А разве здесь безопасно оставаться? – задал встречный вопрос Дмитар. – Это сейчас сторонники Верховного Совета одерживают верх. Но если президент отдаст приказ ввести войска, нам всем мало не покажется. Подавляющее большинство армейских частей наверняка на его стороне. Ваша революция обречена.

-Даже если и так, то мы хотя бы пытаемся что-то изменить, а не сидим по углам, уставившись в телевизор! – сорвался Максим.

-И чего вы добьётесь? – всё так же холоден и непреклонен был патрульный. – Я пусть и меньше вашего живу на свете, молодой человек, но видел не один вооруженный конфликт, и могу заверить, что так к власти приходят только тираны. И их потом снова свергают те, кого убрали они. Круг замкнулся.

Максим был поражен. Возможно, в чём-то Дмитар был прав, но говорить об этом с такой безразличностью...

-Разве нельзя переждать до завтра? – предложила Мария. – И потом, как далеко до вашего портала?

-Прилично, но если срезать по метро, будет гораздо безопаснее. Вас, если я не ошибаюсь, зовут Чип? – обратился он к лидеру Спасателей.

-Верно!

-Хорошо. Я даю вам карту правительственного метро города, на ней схема прохода к ускорителю, - тут он достал из плаща сложенный несколько раз пополам листок и передал его. – Думаю, не потеряетесь.

-Спасибо. Мы очень вам признательны, Дмитар. – пожал руку патрульного бурундук.

-У вас интересный акцент, - заметила Гайка. – Откуда вы родом?

-Из Югославии. Да, я знаю, что сейчас этого государства уже нет, по крайней мере, в мире людей, - опустил взгляд Дмитар. – Я уже давно там не был...

-Я уверена, что вам достанется такая возможность... – начала было Мария, но её оборвала вновь заработавшая рация:

-Блокируй гостиницу "Мир", там есть осиное гнездо!

-Что это значит? – спросил Рокфор.

-Там есть пулемет, - пояснил Максим. – Сейчас на многих зданиях устанавливают пулеметные гнезда для обороны.

-А почему тогда в Доме Советов ни одного не стоит?

-Не знаю. Может, потому, что всё ещё надеются решить это мирным путём...

Рация снова зашипела:

-Взять гостиницу "Мир" и арестовать всех преступников, которые выполняли преступные приказы!

-Тебя первого, козла, арестовать надо!

-Разберёмся, дорогой, спокойно...

-Приказа отступать не было!

-Арестовывайте тех, кто отдавал приказ стрелять по народу!

-Дайте вы этому народу спокойно жить!.. – снова характерный писк, и тишина. Вжик обеспокоенно что-то зажужжал Рокфору. Тот спросил:

-Думаешь, армия разделилась?

Мух тут же закивал.

-Судя по положению, некоторые группы действительно перешли на сторону народа, - предположил Дмитар. – Я видел, как в сторону мэрии ехало несколько бронемашин с красным флагом.

-Может, это были группы Макашова? – уточнил Макс.

-Нет, он уже тогда был у мэрии. Они прорвали оцепление и пошли дальше.

-Тогда как скоро они смогут взять "Останкино"?

-Если президент прикажет отключить телестанцию, брать её будет бесполезно, - сухо заключил патрульный.

-Ладно, я ещё раз узнаю, не здесь ли Строганов, - направился Макс к выходу из кабинета. - Заодно достану чего-нибудь поесть.

Когда за ним закрылась дверь, Дмитар достал из-за спины небольшой телефон:

-Да, совсем забыл – сейчас соединю вас с профессором Гордоновым. Они уже готовы, - и, набрав номер, бурундук положил устройство на стол. После нескольких длинных гудков динамик заговорил:

-Дмитар, Фаргус на связи.

-Я внутри Дома Советов. Спасатели рядом со мной, готовы к перемещению. Но есть небольшая заминка – на улицах слишком жарко, мы можем к вам не добраться.

-Даже если бы и было безопасно, торопиться вам не стоит. Мы пока ещё не наладили портал, он будет готов ближе к утру, когда проверим все системы.

-Понял тебя, Фаргус. Дай мне профессора Гордонова, если можно.

Спустя пару секунд трубка заговорила уже другим голосом:

-Дмитар, позвольте объяснить ситуацию. То, что сейчас происходит в городе... Хотя, я уверен, вы это и сами заметили, трудно поддается описанию. Оставайтесь вместе со Спасателями в Доме Советов, пока все не утихнет! Завтра утром мы снова соединимся с вами! И ещё – вы не знаете, входила ли в город "Русская военно-патриотическая академия"? Просто среди них может быть мой сын, Леонид, я волнуюсь за него...

-Он сейчас у здания мэрии, Михаил Денисович! Они её взяли! – сообщила Мария.

-Кто это говорит?

-Это Мария, я была вместе с ним на баррикадах. Завтра я и мой друг Максим привезём Спасателей к вам. Надеюсь, у вас всё тихо?

-С учетом того, что мы находимся в секретном помещении под землей, да. А у вас всё ещё стреляют?

-Изредка.

-Что ж, понятно. Тогда до завтра! – на этом разговор кончился.

Убрав телефон обратно за спину, Дмитар присел на папку с документами:

-Ну, теперь остаётся только ждать.

-Ждать-то мы подождем, вот только не надо садиться на секретные сведения! – укорил патрульного Дейл.

-Не может быть! – тут же поднялся Дмитар. – И что же в них такого важного?

-Вся правда о том, чего хочет добиться новая власть, - ответила Мария.

-Интересно... Как вам удалось их достать? Надеюсь, вы их не украли?

-Нет, конечно. Взяли на время, - подмигнула Гаечка.

-И куда вы их теперь? Наверно, этому Строганову понесете?

-Да, он обещал помочь с их распространением. Но уже сколько времени ищем, а его нигде нет, – пожал плечами Рокфор.

-А хочет ли он сам этой встречи? – усомнился Дмитар.

-Раз договорились, значит, будет, - логически предположил Чип. – Скорей бы уже найти его и вернуться. Не моё это дело – в революции участвовать.

-А мне понравилось, - не согласился Дейл. – Как мы тех спецназовцев на мосту разогнали, ух!

-Ага, мне из-за вас чуть фальшфейером не прилетело! – рассерженно буркнул патрульный. – Всё время прямо стреляли, и тут вдруг куда-то вправо!

-В нас тоже стреляли! – парировала Гайка. – Очень сложно целиться в такой обстановке!

-Это вас ещё из КПВ не обстреливали... – отвернулся Дмитар.

-Из чего? – не поняла изобретательница. – Это не из того пулемета с калибром 14 и 5 десятых миллиметра? Господи, я как-то хотела сделать одно устройство на основе такой гильзы...

-А вы, я смотрю, отлично разбираетесь в технике, - заметил бурундук. – Вы бы могли стать бесценным сотрудником "Уорплайна".

-Ну что вы... – смутилась мышка. – Я лучше останусь с друзьями. Они без меня никуда, правда? – и она стиснула Чипа с Дейлом в объятиях. Оба мгновенно растаяли. Идиллию нарушил вошедший Максим:

-Плохие новости, друзья. Строганов ушел за два часа до того, как мы пришли, и связи с ним нет. Он предположительно в районе гостиницы "Мир", но туда рискованно отправляться. Поэтому придётся нам подождать до завтра. Может, он сам вернётся, а может, нам предстоит его искать.

-Как же он мог уйти, если у вас назначена встреча? – удивился Дмитар.

-Он военный, и под его руководством несколько боевых групп. Это для него сейчас гораздо важнее.

-Честно говоря, мне бы не хотелось, чтобы с ним что-то случилось, - забеспокоилась Мария. Но тут же перешла на совершенно неожиданную тему. – А интересно, что же всё-таки мы за документы взяли?

-Хочешь проверить их на подлинность? – усмехнулся Максим.

-Вроде того.

-Не думаю, что даже если они у нас в руках, мы можем их читать, - недоверчиво произнес Чип.

-Но мы всё равно и так хотели их распространить! Сами посмотрим, а остальным будет сюрприз, - заговорщически предложил Дейл.

-Да уж, будет "сюрприз", как же... – Рокфор тоже не хотел ничего вскрывать, но Вжик уже тянул его за рукав. – Но всё же интересно глянуть, из-за чего всё началось.

-Похоже, нас большинство, - заключил Дмитар. – А вы что скажете, мисс...

-Не надо никаких "мисс", просто Гайка. Я не знаю. Не думаю, что увиденное нас обрадует.

-А кто говорил, что правда всегда доставляет удовольствие?

-Да, тут не поспоришь. Всё-таки, мы рисковали ради этого, - Гайка взяла нож для конвертов и вскрыла бумагу. Внутри оказались листки в полиэтиленовом пакете, который был перемотан накрест скотчем с надписью "Совершенно секретно".

-Смотри, как запаковали. Боялись, значит, - Максим уже вскрывал ножницами упаковку. Наконец, стопка листов была извлечена на свет. И чем больше прочитывали друзья, тем больше поражались тому, насколько всё было опасно. Революция, которая сегодня шла на улицах, могла вспыхнуть и в августе 1991 года. Но она так же быстро могла и закончиться. Но в документах не было никаких военных планов на сегодняшние дни, никаких указаний к действию. Ни одной зацепки, чтобы хоть как-то помочь Верховному Совету.

-Какие же всё-таки циничные и жестокие люди сейчас правят страной... – печально сказала Гаечка.

-Если бы только здесь, - продолжил мысль Чип. – Страшно подумать, что может случиться дальше. Скорей бы нам вернуться...

-Да уж, я тоже не хочу воевать, - добавил Рокфор. Вжик снова начал жужжать и жестикулировать. – Да, приятель, и это всё для того, чтобы настроить всех друг против друга.

-Получается, что в каждом измерении есть такие? – удивился Дейл.

-Безусловно, - ответил Дмитар. – Поэтому наша организация и занимается тем, чтобы предотвращать подобное. Но не всегда успеваем, как видите... – он посмотрел в окно, где внизу, на улице, стояли защитники Дома Советов.

-Плохо всё это кончится, я думаю... – опустила глаза Мария.

-Но шансы у нас есть, - подбодрил её Максим. – И потом - правда всё равно останется за нами. Ладно, перекусим, что ли. Да, и я тут гитару достал, - и он извлек из сумки несколько пакетиков с продуктами, а затем достал из чехла солнечно-желтый "Ibanez". Настроив инструмент, Максим сказал:

-Эту песню я слышал ещё до путча девяносто первого. Группа, которая её исполняет, будто знала наперёд то, что случится с нашей страной, – и запел. Вместе с ним запела и Мария, а Спасатели и Дмитар подхватывали припев...

 

Полковник Васин приехал на фронт

Со своей молодой женой.

Полковник Васин созвал свой полк

И сказал им: "Пойдем домой.

Ведем войну уже семьдесят лет;

Нас учили, что жизнь - это бой.

По новым данным разведки,

Мы воевали сами с собой.

 

Я видел генералов -

Они пьют и едят нашу смерть.

Их дети сходят с ума от того,

Что им нечего больше хотеть.

А земля лежит в ржавчине,

Церкви смешались с золой.

И если мы хотим, чтобы было куда вернуться -

То время вернуться домой!"

 

Этот поезд в огне и нам не на что больше жать.

Этот поезд в огне и нам некуда больше бежать.

Эта земля была нашей, пока мы не увязли в борьбе.

Она умрет, если будет ничьей, пора вернуть эту землю себе!

 

А кругом горят факелы -

Это сбор всех погибших частей.

И люди, стрелявшие в наших отцов,

Строят планы на наших детей.

Нас рожали под звуки маршей,

Нас пугали тюрьмой...

Но хватит ползать на брюхе,

Мы уже возвратились домой!

 

Этот поезд в огне и нам не на что больше жать.

Этот поезд в огне и нам некуда больше бежать.

Эта земля была нашей, пока мы не увязли в борьбе.

Она умрет, если будет ничьей, пора вернуть эту землю себе!..

 

19:25.

-Ну, как дела? – спросил Максим отца, вышедшего из зала заседаний.

-Не всё мы, оказывается, просчитали, - грустно ответил тот. – Почти все армейские спецгруппы на стороне правительства, и "Останкино" обесточено. Ловить нам больше нечего.

-И что решили?

-Будем действовать по обстоятельствам. Только вот Кремль... его уже окружили танки, не подойти. Да и к нам всё больше солдат подбирается. Боюсь, не справимся...

-Пап, я уверен, что справимся, - не переставал вселять надежду Максим. – Сам же говорил, что будем до последнего стоять.

-Ещё неизвестно теперь, выстоим ли... – вздохнул отец. – Слушай, как только наступит утро, забирай Марию и уезжай с ней. Если найдёшь Строганова, хорошо, нет – возвращайся домой, а машину брось, вы и так с ней сегодня засветились. Только ни в коем случае не оставайся здесь.

-Почему?

-Максим... – голос отца стал просящим. – Не хочу обращаться к тебе как к военному. Ты хоть и служил, но ты всё же мой сын. Не заставляй меня...

-Папа, ну что может произойти? – не сдавался Максим. – И почему вы не используете оружие?

-Нельзя... Если будем стрелять, во всём обвинят только нас, да и люди могут отвернуться. Тогда Дом Советов станет главной целью. Поэтому с нашей стороны не должно быть ни одного выстрела. Шанс, безусловно, есть, но мы не хотим крови. Я надеюсь, что ты того же мнения. Хотя сказал же товарищ Руцкой, что нервы-то в комке, что загнать нас в угол хотят. А если ещё опять обесточат здание и отключат все системы... – тут он замолчал, перевел дыхание и взял сына за плечи. - Я не хочу, чтобы ты или Мария пострадали. Утром уходи, – тут он перешёл на совершенно не свойственный ему тон. - Это приказ.

Максим опустил голову. Он не такой, чтобы взять и уйти в самый ответственный момент. Но раз отец так хочет, да ещё и "отдаёт приказы"...

-Хорошо. Завтра утром уйдём.

-Правильно. До свидания, Максим...

 

20:10.

 

Внезапно идиллию тишины нарушил громкий динамик на улице. Кабинет наполнился голосом президента Ельцина, изредка нарушаемый помехами:

-Дорогие москвичи! Сегодня в Москве пролилась кровь. Начались беспорядки. Есть жертвы. Предпринимаются попытки захватить государственные учреждения. Все это - спланированная заранее акция бывших руководителей Белого Дома, тех, кто продолжает говорить о законе и Конституции. Сегодня они перешли грань допустимого и тем самым они поставили себя вне закона, вне общества. Они готовы погрузить Россию в пучину гражданской войны. Они готовы привести к власти преступников, которые обагрили свои руки кровью мирных людей. Им не нужны свободные выборы, им не нужна мирная жизнь. Я вместе с правительством России и руководством Москвы делаю все для того, чтобы разрешить кризис мирным путем. В эти самые часы бывшим руководством Белого дома было все подготовлено для использования силы. В этих акциях участвуют люди, которые получили оружие, чтобы не защищаться, а убивать. Они творят свои черные дела и произвол под красными флагами. Их ведут в бой с мирным городом некоторые так называемые "народные избранники", прикрываясь правом депутатской неприкосновенности. Все, кто толкает страну на путь насилия, поставили себя вне закона. В этот суровый час, как президент Российской Федерации, я обращаюсь ко всем гражданам России: встаньте на защиту демократии и свободы. В соответствии с правом, данным мне Конституцией, я ввел чрезвычайное положение в Москве на одну неделю. Дорогие россияне! Сегодня решается судьба России, судьба наших детей. Я верю в наше с вами благоразумие. Я верю в наши силы. Порядок в Москве будет восстановлен в самое кратчайшее время. Мы располагаем необходимыми для этого силами.

-Жутко противный голос и жутко громкий динамик, - поморщилась Гаечка. – Зачем они это делают?

-Психологическая атака, - пояснил Максим. Видите, вон там ярко-желтый БТР стоит? Он и вещает. Говорят, по утрам запускают текст указа №1400 и крутят попсовые песенки. Не зря эту махину прозвали "Желтым Геббельсом".

-Этот "Геббельс" хоть ночью болтать не будет? – с надеждой спросил Рокфор.

-Сомневаюсь, что у них хватит на это наглости, - предположил Дмитар. – Да и смысл энергию тратить зря? Я вижу здесь много убежденных в своей правде людей, которым эти заявления глубоко безразличны.

-Значит, ты с нами? – с надеждой спросил Максим.

-Я бы так не сказал. Но мне было искренне жаль, когда распался Союз и потом начала разделяться моя страна. И если в мире Спасателей мы смогли сохранить её целой, то у вас ничего не получилось... – бурундук сел, прислонившись спиной к оконной раме. – За всю жизнь я видел разные причины войн. Но война, которая прикрыта "спасением демократии", пожалуй, самая циничная из всех. Люди сейчас разрываются между пламенем революции и спокойной обывательской жизнью и никак не могут решить, к чему идти. Поэтому все бунты и митинги постепенно сходят на нет. Хотя, если народ, в конце концов, прозреет и узнает тайну вроде той, что скрывают наши документы, мне страшно подумать, что станет с миром. Боюсь, даже "Уорплайн" не справится. Но нам самое главное сейчас - не ввязаться в открытое противостояние и перед журналистами не светиться.

-Ты был на войне? – подвинулась к нему Гаечка.

-К сожалению, да. Но я не хочу об этом говорить. Что там с твоей рацией?

Мышка покрутила регулятор, но на всех линиях были только помехи:

-Либо опять глушат эфир, либо никто не общается на нашей частоте. Ну, ещё заговорят, никуда не денутся... – в этот момент внутри Дома Советов словно щёлкнул гигантский рубильник, и плафон в кабинете погас. Погасли и все другие окна в здании, и даже уличное освещение. Бастион воинов Света погрузился во тьму. Озабоченно зашумели защитники на улице, зажглись фонарики.

-А теперь что? – боязливо спросил Дейл. Максим посмотрел в бинокль:

-Даже думать не хочу. На той стороне набережной какое-то движение. Похоже, в город всё-таки ввели войска.

-Да, не такой дурак президент оказался... – щелкнул языком Дмитар...

 

Глава VII

 

Расстрел. Разделение. Без шансов.

 

4 октября. Дом Советов. 08:35.

 

Над Москвой уже вовсю разгоралось утро. Солнце выглядывало из-за осенних туч не спеша, словно не хотело смотреть на то, что происходит внизу. Введенные в город армейские части начали планомерно рассеивать силы сторонников Верховного Совета. Последний бастион свободы, уже в который раз обесточенный, с ужасом смотрел на другой конец набережной, где несколько танков Т-80 целились прямо в него. Революция захлебнулась...

Максим, Мария, Спасатели и Дмитар мирно спали в кабинете. Однако из объятий Морфея их мгновенно вынул дребезжащий динамик "Желтого Геббельса", в очередной раз приказывающий сдаться. Когда Максим проснулся и протер глаза, БТР уже затянул какую-то противную песню.

-Что у них, совсем совести нет, у этих... – проворчал студент и разбудил друзей. – Эй, народ, встаём. Пора уходить.

-Ааах... что, уже утро? – зевнула Гаечка. – Надеюсь, не пешком пойдём?

-Нет, я же предупредил Игоря, чтобы подогнал мою "девятку". Чип, где там карта?

-Здесь, - развернул лидер листок. – Кажется, нам надо к МГУ, Дмитар?

-Ага, он самый, - сладко потянулся в ответ патрульный.

Дейл тем временем забрался на залитое солнцем окно:

-Ого, армия пожаловала!

-Где? – подошла Мария к окну и тут же отпрянула. – Макс, там танки! На той стороне набережной танки!

-Не может быть, настоящие танки? – не поверил Рокфор, но, увидев своими глазами, вздохнул. – Ну вот, довоевались.

Вжик что-то зажужжал. Австралиец охнул от ужаса, но всё же решился перевести:

-Он считает, что танки будут стрелять по Дому Советов!

-Как стрелять? Прямо по зданию? В УКРЫТИЕ! – завопил Дейл и со скоростью пули бросился к сумке. Чип, в отличие от компаньона, оказался невероятно хладнокровным:

-Спокойно, они до такого не... – но его прервал звук разбитого стекла и тарахтение пулемета снаружи. Все тут же бросились на пол и накрыли головы руками...

 

Do you know what's worth fighting for,

When it's not worth dying for?

Does it take your breath away

And you feel yourself suffocating?..

 

"Знаем ли мы, за что боремся? И стоит ли умереть за это? А потом, что мы будем чувствовать?" - Максим начал сомневаться в оправданности восстания.

Вжик продолжал отважно наблюдать и уже что-то показывал жестами. От Рокфора незамедлительно последовал перевод:

-Стреляют из пулеметов, запугать хотят!

-Нас не запугаешь, - отряхнувшись, Максим встал. – Нужно поскорее выбираться отсюда. Но теперь уже так просто нести вас в сумке опасно. В карманах нашей одежды тоже – либо вывалитесь, либо кого-то из нас подстрелят. Так что у меня есть идея... – он стал рыться в стоящем у стены шкафу, и наконец извлек оттуда... бронежилет. – Маш, помоги мне вытащить пластины. Спасатели, вы пока вынимайте набивку из стула!

-Зачем? – не поняла Гайка.

-Будем делать из нашей сумки бронетранспортер, - пояснил студент. – Снаружи изолентой примотаем пластины, а изнутри приклеим набивку, чтоб если станет трясти, головой здорово не треснуться.

-Надо же, как это я не додумалась? – повеселела мышка и, схватив нож для конвертов, быстро вспорола сидение. Не обращая внимания на разваливающееся на части стекло от крупнокалиберных пуль, друзья продолжали работать. Наконец, спустя несколько минут "чудо-сумка" была готова. Одновременно прекратилась и стрельба, и снова что-то начал трещать динамик с желтого БТРа.

-Как уже надоел этот... Гобольс, - заткнул уши Дейл. – Заткнуть бы его чем-то да побольше!

-Волноваться по поводу голосов в мозгах будем потом. Запрыгивайте, нам пора искать Строганова, - решил Макс. В его голове снова носились противоречивые мысли: "И не спрятаться, не уйти, нет обратного хода... Вот так и разорвешься между баррикад..."

 

Does the pain weigh out the pride?

And you look for a place to hide?

Did someone break your heart inside?

You're in ruins...

 

-Даже если ваша революция потерпит крах, знайте – я на вашей стороне, - вставил Дмитар. – Пусть мне скоро и придётся вернуться в свой мир, но я хотя бы буду знать, что среди людей есть ещё те, у кого благородные цели и желание действовать. Это я ценю в каждом, с кем работаю.

-Мы тоже были рады помочь, - сказал Чип. – Но всё-таки, у вас был ведь и другой способ решить проблему? Нельзя все решать одним оружием!

-Конечно, командир. Возможно, мы его плохо искали. То ли этот способ такой маленький, что пройдёшь мимо и не заметишь, то ли прячется где-то...

-Пожалуй, в этом и есть проблема вашего мира, - заключил Дмитар. – Вам просто нужно научиться глубже искать решение. Думаю, со временем вы всё поймёте.

-Верно, история рассудит. Пусть оружия у нас полно, но сдаться нас явно заставят не по-хорошему... – начал было Максим, но его мысль оборвал взрыв, в буквальном смысле разнесший оконную раму на куски и обдав всю компанию осколками стекла и бетона...

 

One, 21 guns...

Lay down your arms,

Give up the fight!

One, 21 guns...

Throw up your arms into the sky,

You and I...

 

Вдруг зазвонил "телефон" Дмитара. Бурундук вылез из сумки и, не обращая внимания на кашляющих от поднявшейся пыли друзей, ответил:

-Дмитар на связи.

-Это Фаргус, портал готов. Наши датчики отмечают сильную активность в вашей зоне, что происходит?

-Вот теперь у нас тут настоящая гражданская война. Мы немедленно выезжаем. Триангулируйте мою позицию и ставьте маяк, нам может понадобиться эвакуация! – патрульный отключил связь и бросился к сумке.

-Всё, пора сваливать, - отряхнулся Максим и встал. Мария, взяв "бронесумку", заторопилась за ним. В коридоре уже струился дым, и сотрудники Дома Советов уже суетились вокруг с огнетушителями.

-Неужели пожар? – испугался Дейл.

-Похоже на то. Давай быстрее! – и Макс бегом рванул по коридору, схватив Марию за руку. И вовремя – следующий взрыв в буквальном смысле вынес с петель дверь кабинета, в котором они только что находились. "Вот, значит, каков конец пути. Никакого контроля нет, разум уже не в силах управлять..."

 

When you're at the end of the road

And you lost all sense of control

And your thoughts have taken their toll

When your mind breaks the spirit of your soul...

 

Т-80 палили из всех орудий. Дом Советов из белого медленно становился черным от дыма и огня, пылающего на окнах. Его защитники были вынуждены отступать; многие бежали в здание, где их тут же настигали пулеметные очереди или разрывы снарядов. Максиму, Марии, Дмитару и Спасателям невероятно везло – огромные 125-миллиметровые носители смерти, зажигательные и фугасные, разносили все в клочья буквально в считанных метрах от них. Из-за дыма дышать становилось всё труднее, но выбраться к запасному выходу, ведущему на задний двор, всё же удалось. "Но за что всё-таки бороться? Нет ни единого шанса, ни одной зацепки..." - мысли кружились в голове молодого революционера со скоростью урагана...

 

Your faith walks on broken glass

And the hangover doesn't pass.

Nothing's ever built to last,

You're in ruins...

 

Максим теперь понял, почему отец вечером попрощался с ним и просил уходить, как только настанет утро. Неужели Верховный Совет знал, что их будут обстреливать танки? Как они могли догадаться, что революция обречена? За что бороться теперь? "За жизнь" - решил Максим и выбил дверь запасного выхода. Спасительная "девятка" уже ждала рядом.

-Макс... – остановила его Мария. – Слушай, надо найти кого-нибудь из наших, Лёню или Игоря. Я волнуюсь...

-У нас нет времени, надо ехать! – отрезал студент и обратился к патрульному, сидящему в сумке. – Дмитар, заберись внутрь и вставь ключи в зажигание, они под сидением!

Отсалютовав молодому революционеру, бурундук рванул к машине. Мария же упорно стояла на своём:

-Они тоже наши друзья! И потом, Лёню наверняка ждёт отец!

-Маша, это безрассудно! Дом Советов скоро опять будет окружен, здесь будут войска!

-Тогда я пойду одна!

-Что?! – воскликнули одновременно Спасатели и Макс.

-Я знаю, мы договорились держаться вместе, но... Когда мы забирали те документы, нам ведь тоже пришлось разделиться! И потом мы снова встретились! Значит, это должно сработать снова!..

 

One, 21 guns...

Lay down your arms,

Give up the fight!

One, 21 guns...

Throw up your arms into the sky,

You and I...

 

-Теперь уже я поражаюсь твоей уверенности! – под грохот снова заработавших Т-80 крикнул Максим. Тут из-за угла, прямо через газон, вырулил знакомый "Мерседес 308Д":

-О, а вы уже здесь! Давайте быстрее уходить! Военные не оставляют дела недоделанными, скоро здесь будет спецназ!

-Игорь, послушай, нам нужно разделиться! – попыталась объяснить ситуацию Мария. – Мы с тобой поедем искать Лёню, а Макс отвезёт Спасателей к Гордонову.

-Интересно... Откуда взялось такое решение?

-Неважно, но я думаю, что так у нас больше шансов дожить до следующего дня!

-В твоих словах есть смысл, - согласился Игорь. – Хорошо, залезай. Макс, тебе удачи. И ещё – думаю, Строганова искать уже бесполезно. Наверняка он погиб или его схватили...

-Я всё же попытаюсь! – бросил в ответ Максим, залезая в машину. Спасатели вылезли из сумки и устроились на пассажирском сидении за ремнем безопасности. Игорь дал задний ход, давая "девятке" проезд. Та тут же, взвизгнув шинами по асфальту, рванула в сторону баррикад. "Вот теперь сами по себе. Дом Советов горит, а мы его бросаем. Но ещё вернемся..." - думал студент, крутя руль...

 

Did you try to live on your own

When you burned down the house and home?

Did you stand too close to the fire?

Like a liar looking for forgiveness from a stone...

 

* * *

 

Оба транспортных средства успели покинуть территорию Дома Советов вовремя – буквально через пару минут здание было окружено, со всех сторон пошел массированный обстрел. Однако войска не обратили внимания ни на черно-красный микроавтобус, ни на вишневый седан, на огромной скорости проехавшие мимо разрушенных баррикад.

-Где могут сейчас быть баркашовцы? – всматриваясь вдаль, спросила Мария.

-Их отряды рассеяны по всему городу, но самый большой я видел на севере. Лёня наверняка там, со своим командиром. Думаю, сейчас они будут отходить, - Александр Баркашов не тот человек, чтобы делать из своих соратников пушечное мясо. Нет у нас другого выхода, как просто остаться в живых. Но и дать другим умереть нельзя...

 

When it's time to live and let die

And you can't get another try.

Something inside this heart has died,

You're in ruins...

 

* * *

 

"Девятка" Макса лавировала среди разбитых баррикад Арбата и толп людей, бегущих от танков. Их флаги наверняка давно были сняты, а самих баррикадников либо задерживали, либо расстреливали...

-Что там происходит? Мне не видно! – попытался подтянуться к окну Дейл, но тут же свалился назад, прямо на Рокфора.

-Да сиди ты смирно! Вдруг стрелять начнут? – укорил друга Чип.

-Верно, Дейл, лучше тебе этого не видеть... – сам Максим отлично видел тот хаос, что творился на улице. Силы Тьмы начали одерживать верх...

One, 21 guns...

Lay down your arms,

Give up the fight!

One, 21 guns,

Throw up your arms into the sky...

One, 21 guns...

Lay down your arms,

Give up the fight!

One, 21 guns...

Throw up your arms into the sky,

You and I...

Рация Максима неожиданно заговорила:

-"Крым", "Крым", я "Воскресенск", как слышишь меня, приём? "Крым"?! "Крым", ответь "Воскресенску"! Мы перешли на сторону народа, "Крым", как поняли? Ни в коем случае не применяйте оружие против народа! Повторяю, не применяйте оружие против мирного населения!

-Предатель! Кто такой "Воскресенск"?!

-От предателей слышу! Я бы тебе паяльник в одно место...

Гайка заткнула уши, чтоб не слышать ругающихся военных. Максим не выдержал и отключил "матюгальник":

-Так, грехи полезли наружу. Думаю, о нас уже все благополучно забыли.

-Да, теперь они вряд ли станут искать всего одну машину, - вздохнул с облегчением Рокфор. – Теперь мы едем к Гордонову?

-Да, но по пути должны проходить группы товарища Строганова. Если мы успеем, сможем его перехватить.

-А есть ли уже смысл в распространении документов? – засомневался Дмитар. – Тут такое вокруг происходит, мы его вряд ли найдём!

-Но мы должны попытаться! – крикнул в ответ Максим. – Я никогда не останавливаюсь на полпути! – и он врубил третью передачу...

 

* * *

 

Игорь с Марией успели вовремя – баркашовцы как раз уезжали на западную сторону города. Притормозив рядом с грузовиком, куда уже по одному забирались парни в камуфляже и черных рубашках, "Мерседес" призывно загудел. Мария, выскочив из машины, тут же узнала среди бойцов того самого командира, что приходил к ним на Арбат:

-Простите, вы не знаете, где Леонид?

-Леонид? О ком вы? – не понял тот.

-Ну, рослый такой, с короткой стрижкой... Вы ему ещё флаг поручили поставить, помните?

-Ах да... – командир почему-то помрачнел, взял Марию за руку и повел к скверу. – Идёмте со мной.

Игорь, заглушив мотор, вышел из машины и последовал за ними. У деревьев лежали носилки с накрытыми тканью телами. Мария остановилась, её сердце застучало с удвоенной силой, губы задрожали:

-Он... он...

-Да, - грустно произнес баркашовец и, подойдя к носилкам, стащил белое покрывало с красным пятном. – Мне очень жаль, но смерть не выбирает, кого забрать на тот свет...

Девушка стояла, не в силах больше произнести ни слова. Она помнила те дни, когда Лёня говорил ей и Максиму, что скоро все неприятности в стране кончатся, говорил, какой великий человек Александр Баркашов и сколько он хочет сделать для страны... Подумать только, он даже пошел вопреки отцу и вступил в ряды РНЕ. Отец... а каково ему будет, когда он узнает, что его единственный сын погиб? И не в драке в подворотне, не от пуль бандитов, а за то, что любил Родину...

Игорь тихо обнял её за плечи:

-Пойдём отсюда, Маша. Мы ничего не можем изменить. Мне жаль Лёньку не меньше, но за Макса мне тоже страшно. Как бы он не ввязался во что-нибудь...

-Да, ты прав... – согласилась она. – Я хотела сказать ему, что в документах уже вряд ли есть смысл – мы ведь проиграли. Обними покрепче... – она прижалась к его груди и заплакала. Игорь гладил её по волосам и смотрел вслед уезжающим баркашовцам...

 

* * *

 

Правительственное метро, комплекс "Метроград". Это же время.

Помещение "Метрограда" было наполнено гулом работающего ускорителя. Профессор Гордонов уже провел все необходимые проверки и убедился, что с вверенным ему устройством всё в порядке. Он обратился к патрульным:

-Ну, теперь всё работает. Вы будете дожидаться своего товарища, Дмитара?

-Безусловно, - ответил Фаргус. – Он же сказал, что им может потребоваться эвакуация, поэтому мы должны быть наготове.

-Судя по данным, в город введены войска, и немало, - посмотрел на радар Сайфрос.

-Может, нам уже сейчас выдвигаться по маяку? – предложил Деметриус.

-Нет, мы ещё подождём. Они не могут проехать со стороны Краснопресненской – там уже всё перегородили военные. Поэтому придётся объехать почти всю Москву...

 

* * *

 

Район Крымского моста. 10:05.

Максим гнал, стараясь не смотреть на испещренные пулями здания и убитых людей, брошенных на асфальте. В отличие от него, Спасатели и Дмитар не видели этого кошмара, и могли только догадываться, что творилось за окном. Наконец он затормозил почти у самого моста – рядом собиралась уехать группа людей на грузовике. Максим узнал водителя – тот же человек был рядом, когда он впервые познакомился с Валентином Строгановым. А это значило, что и сам Строганов мог быть рядом! Студент лихо подрулил к водительской двери и открыл окно:

-Здравствуйте! Я Максим, ищу товарища Строганова! Документы у нас!

-Максим? Что ты здесь делаешь? – удивился водитель. – Как ты вообще выехал из центра?

-Не знаю, наверно, повезло. Так где Строганов, мне нужно передать ему это, - Макс достал документы и протянул водителю. Но тот лишь отмахнулся:

-А какой в них теперь смысл?

-Как какой? Мы зря, что ли, их доставали?

-Наверное, так. Против нас почти все армейские части ополчились, мы уходим из города. А товарищ Строганов ещё вчера был убит, когда мы пытались взять гостиницу. Так что извини, Максим, больше эти документы для нас ценности не имеют. Кроме него, никому другому не поверят. Мы проиграли, парень, езжай домой... – водитель вздохнул и завел мотор. Грузовик сорвался с места, обдав машину едким запахом солярки.

Макс безвольно опустил руки и, не отрываясь, смотрел на злополучные бумаги. И действительно, где они теперь пригодятся?

-Мне жаль, друг, - потянул студента за руку Дмитар. – Но мы не умеем предсказывать будущее.

-Может... тогда ты возьмешь документы с собой, передашь их в "Уорплайн"?.. – предложил было Макс, но тот помотал головой:

-Нет, я за это не возьмусь. Единственное, что я могу посоветовать – спрячь или уничтожь их.

-И скрыть от всех правду? – революционный дух не сдавался.

-Рано или поздно все сами поймут.

-И что тогда будет? – спросила Гайка. – Вдруг случится то же, что и сегодня? Да ещё по всей стране! Нет, я даже думать об этом не хочу!

Вдруг зашипела рация:

-Максим, это Игорь! Мы в районе Смоленской набережной, на оставшихся баррикадах! Ни в коем случае не пытайся ехать через центр, там настоящая бойня!

-Стой, стой, подожди! Как вы там, что с Марией? – забеспокоился Максим.

-У нас всё в порядке, просто у меня мотор заглох. Сам понимаешь, машина старая и всё такое... Короче, не возвращайся! Вези Спасателей туда, куда нужно, мы справимся! – конец его фразы заглушила пулеметная очередь.

-Господи, нужно спасти их! – испугалась Гаечка.

-Ты права, - согласился Макс и завел мотор. – Мы поедем туда и заберем их. Бензина ещё треть бака, должно хватить. Сейчас рванем через мост на Садовое кольцо, а оттуда доберемся до набережной. Пристегнитесь, народ, будет жаркая поездка! – но тут снова заговорила его рация, и на этот раз суровым мужским голосом:

-Так, гражданин террорист. Наконец вычислил я твою частоту. Какого черта ты делаешь не в гражданском диапазоне?

-А кто это такой наглый? – съязвил в ответ Максим, но, посмотрев в зеркало заднего вида, тут же замолчал и едва не выронил рацию – прямо позади него поперек улицы выкатился БТР.

-Если ещё не понял, студент, я полковник Кворишев. И я недоволен тем, какой беспорядок ты со своей подружкой устроил у моего друга. И за твою выходку тебе полагается расстрел, вместе с тачкой. Но я могу всё списать. Просто отдай мне то, что взял, и разойдёмся. Я сообщу, что здание особого отдела разгромили, скажем, баркашовцы. А ты будешь чист до конца жизни. Устраивает?

Максим не решался ответить. С одной стороны, в документах уже не было ничего важного, что помогло бы Верховному Совету, но с другой – он не мог предать дело, которым занимался так долго. Мария... Игорь... Лёня... Спасатели и Дмитар, в конце концов. Они шли с ним вместе и мечтали о победе...

 

Глава VIII.

 

БТР против "девятки". Пуля. К порталу.

 

...И пойдут дальше. Максим обратился к Спасателям:

-Как я уже сказал, поездка будет жаркой. Так что пристегнитесь и будьте готовы, - тут он взял сумку и, сняв снизу колпачки, вытащил наружу маленькие колесики.

-Ого, вот теперь и у нас есть своя бронемашина! – гордо крикнул Дейл. – Только будет ли от этого польза?

-Будет! – утешил друга Максим. – Если станет совсем жарко, придётся сбросить вас. Постараюсь сделать это так, чтобы этот Кворишев не заметил. Когда остановитесь где-нибудь, спрячьтесь, а потом Дмитар соединится с "Пространственным Патрулём", и они заберут вас.

-Да уж, со мной всякое бывало, но чтобы меня выкинули в сумке из машины! – недовольно воскликнул Рокфор. Но Вжик тут же что-то ему запищал, и австралиец угомонился. – Хм, ну раз это единственный способ...

-Ну что, студент, решился? – нетерпеливо поинтересовался полковник с другой стороны рации. Максим положил "бронесумку" рядом с пассажирским сидением. Спасатели крепче схватились за ремень безопасности. Дмитар залез назад и отважно заявил:

-Я буду сообщать, куда он соберется поворачивать.

-Отлично, - усмехнулся революционер. – Знаешь что, полковник? Пошёл. На. Хрен, – чётко выделив каждое слово, он мигнул поворотником, словно издеваясь над экипажем Кворишева. Из рации донеслось:

-Ну ладно, парень, тебе решать... – и БТР повернулся к "девятке". Пулемет в башне нацелился на стекло, готовый вот-вот выплеснуть порцию четырнадцатимиллиметровых пучков смерти. "Хватит ли бензина? – подумал вдруг Макс. – У него явно баки полные, а чем дольше будем гонять, тем меньше шансов..."

 

With you it's never good enough

Because you want the stuff

That could change your future.

You're lost amongst a sea of chance

And now the more you dance

Just gets you sinking deeper.

 

Крымский мост стал местом старта смертельной гонки. Снова на нём столкнулись силы Света и Тьмы. Жаль, не было светофора, давшего бы зелёный сигнал обеим сторонам. Визг шин по асфальту, и вишневая "девятка" рванула первой, оставив черные полосы протектора на дороге. БТР устремился за ней. Из рации снова заговорил Кворишев:

-Долго бегать не получится! – и тут же, в подтверждение словам полковника, лязгнул пулемет. Максим пригнулся, и вовремя – подголовник на его сидении разнесли на куски несколько пуль. Оглянувшись, он увидел ещё несколько дыр на стекле и держащегося за болтающийся ремень безопасности Дмитара. "Хватит ехать прямо" - решил Макс и начал "вилять" от одной стороны моста к другой. БТР снова начал плеваться выстрелами, но попасть уже не мог. Рация молчала, но Максим мог предположить, какие забористые ругательства сейчас выдаёт внутри полковник. От этой мысли он усмехнулся: "Ничего, прорвёмся. Хоть и не знаю, стоит ли оно того..."

 

It's OK, don't apologize!

You don't know what you're striving for

And you never seem to try.

It's too early, don't live your lie,

Keep on moving, it's time to...

 

* * *

 

Смоленская набережная, это же время.

На полуразобранных баррикадах ещё оставались люди, готовые сражаться до последнего. Среди них были и Мария с Игорем; девушка занималась ранеными, а "электрик" всё ещё копошился в моторе "Мерседеса", упорно отказывавшегося заводиться. Где-то вдалеке слышались выстрелы, но армия не спешила сюда двигаться.

-Игорь, ну как там? – с надеждой спросила Мария. – Надо срочно забрать отсюда людей и уехать, пока не пришли войска!

-Никак, - утер пот водитель. – Совсем глухо. Если проводка где-то забарахлила, я бы её мигом приделал, а так ничего не выходит. Не могу понять, в чём дело...

-Мы здесь застряли?

-Надеюсь, что нет. Я за одним нашу "пушку" разобрал, чтобы людей можно было погрузить, если эта железяка вдруг поедет.

-У меня очень нехорошее предчувствие... – огляделась по сторонам Мария. – Как думаешь, Макс добрался?

-Я уверен, он быстро домчится, его-то машинка получше будет. А вот мой пылесос никак не заведется...

 

* * *

 

Ride! Ride! Ride, now it's time to...

Ride! Ride! Ride!!!

Everything seems tempting

But nothing comes for free.

I often wonder how you drive

When the roads too dark to see.

It's too early, it's time to... ride! Ride! Ride!!!

 

Ещё несколько пуль чиркнули по корпусу "девятки", одна разбила фару. Максим свернул в переулок, надеясь срезать где-нибудь во дворе, но казавшийся неповоротливым БТР Кворишева не желал отставать. Даже во дворе, казавшимся узким для вооруженного гиганта, спасения не было.

-Макс, а где ты так научился водить? – крикнул наконец пристегнувшийся ремнем Дмитар.

-Не знаю, это как-то само собой получается! – тот не нашелся, что ответить. Снова заговорила рация:

-Послушай, пацан, хватит бегать! Или мне ещё кого-нибудь позвать?

-Хоть вертолет присылай! – озлобленно крикнул Максим в ответ...

 

We light the fire to watch it burn

But when it comes your turn

All that's left is embers.

You ran this race with no real heart;

Yeah, right back at the start,

You'd already lost it...

 

...И тут же заставил себя пожалеть о сказанном – полковник не шутил:

-Голубь, это Кедр, приём! Объект – вишневый ВАЗ-21093, движется в район Плющихи! Задержать любой ценой!

-Кедр, Голубь заказ принял... – динамик пискнул и отключился.

-Вертолет? А не опасно в центре города на вертолете? – спросил Чип.

-Это уж им решать, - хладнокровно ответил Максим. – Но пусть хоть всю армию пошлет, черта с два он эти документы получит.

-Ты сам хочешь их распространить? – удивился Дейл.

-Ещё не знаю. Но ему я их точно не отдам! – и Макс, дернув ручник, крутанул руль так, чтобы "девятка" вошла в занос. "Ух, и зажгли мы сегодня, – думал он. – Сначала этот штурм, потом сбегаем из Дома Советов, а теперь наперегонки с БТРом. Как бы не остались угли от нашего революционного факела..."

 

It's OK, don't apologize!

You don't know what you're striving for

And you never seem to try.

It's to early, don't live your lie,

Keep on moving, it's time to...

 

Ride! Ride! Ride, now it's time to...

Ride! Ride! Ride!!!

 

Everything seems tempting

But nothing comes for free.

I often wonder how you drive

When the roads too dark to see.

It's too early, it's time to... ride! Ride! Ride!!!

 

Прямо над головой у Спасателей, Макса и Дмитара пролетел вертолет и устремился вперед, постепенно снижаясь. "Девятка" лавировала между остатками баррикад и брошенных машин, а БТР начал отставать...

-Максим, они будут стрелять! – Гайка испуганно вжалась в кресло.

-Вижу! – студент уже одной рукой доставал сумку. Бросил внутрь неё документы. – Так, все быстро сюда, молнию за собой застегнуть!

Вся компания тут же забралась внутрь. Максим открыл дверь:

-Значит, вместе до конца? Ну ладно, так и будет! Спасатели, вперед! – и он выбросил сумку так, чтобы она коснулась колесиками асфальта. Так и случилось, и импровизированная "бронемашина", как назвал её Дейл, проехав пару десятков метров, остановилась под грузовиком. Вертолет, пролетев ещё не разобранную никем баррикаду, завис в воздухе. Дверь открылась, и солдат внутри открыл огонь из АК-74. Максим, закрывшись рукой от летевших в лицо осколков стекла, злобно крикнул:

-Ну что, полковник?! Ты сделал ход конём и решил, что так помешаешь мне, а?! – и, врубив третью передачу, утопил педаль газа. Капот сорвало с петель, что-то вспыхнуло, и мотор объяло пламя. "Девятка" взревела, несясь навстречу наклонному помосту на баррикаде, ведущему прямо к висящему в воздухе "Ми-2".

-Вот черт же... Дурацкая затея! – открыв дверь, Максим приготовился к самому отчаянному маневру в своей жизни...

 

Everything feels tempting

When you don't know who to be.

I often wonder how you feel

When you're lying next to me.

It's too early, it's time to...

Yeah, yeah, yeah so what?

Yeah, yeah, and after all that time,

Yeah, yeah, no answers...

 

Буквально в нескольких метрах от баррикады Максим на полном ходу выпрыгнул из машины. Неуправляемая, она продолжала на полном ходу нестись прямо на вертолет. Его пилот понял только в самый последний момент, какую глупость он совершил. Резко дернув штурвал, он было поднял вертолет выше, но детище отечественного автопрома уже врезалось прямо в хвост и управление вышло из-под контроля. "Ми-2", разнося дым от обрубленного хвоста, закрутился и полетел в сторону БТР полковника. Тот, заметив несущуюся на него махину, резко вывернул влево, но было поздно – оба столкнулись, и взрыв разнес их на куски.

Придя в себя за остовом давно сгоревшего джипа, Макс приподнялся. Здорово треснувшись всем, чем только можно, он мутным взглядом осмотрел всё вокруг – где-то вдалеке его дымящаяся "девятка" врезалась в столб, а БТР с вертолетом куда-то пропали. Но, посмотрев направо, он увидел и то, и другое. Точнее то, что от них осталось. Он облегченно вздохнул – ещё одна битва выиграна...

 

* * *

 

Правительственное метро, комплекс "Метроград". 10:12.

-Что... Что он делает? – удивленно воскликнул Фаргус, глядя на маяк. – Почему Дмитар едет в центр?

-Как в центр? – удивился уже профессор Гордонов. – Там же сейчас войска!

-Черт, похоже, что их пытаются перехватить. Так я и знал! – рассердился патрульный. – Вечно времени не хватает...

-Шеф, может, мы за ним отправимся? – предложил Деметриус. Сайфрос кивнул и щелкнул затвором пистолета.

-Думаю, теперь самое время, берите радар. Объект в районе Крымского моста, но думаю, они едут обратно к Дому Советов. Перехватите их на ближайшей набережной и мухой сюда! – приказал Фаргус.

-Есть! – хором ответили патрульные и рванули к выходу. Гордонов спросил:

-А была ли возможность избежать...

-Пробоя? – закончил за него Фаргус. – Шанс есть всегда. Но я уже говорил, что мы молодая организация и не успеваем всё контролировать...

 

* * *

 

-Перемешались, как драже в коробочке... – хихикнул Дейл, слезая с Рокфора. Дмитар отстегнул молнию:

-А чего он сделать-то хотел? – и тут его глазам открылось следующее: вишневая "девятка" несется на баррикаду, из неё выпрыгивает Максим. Дальше она едет сама и подлетает, как на импровизированном трамплине. Концом пути для неё становится хвост "Ми-2", который сразу же теряет управление и летит прямо в их сторону. Справа мчится на всех парах БТР, уворачивающийся от летящей угрозы, но не успевает и...

-СЕЙЧАС РВАНЕТ! ВСЕ ОБРАТНО!!! – заорал патрульный и, буквально впихнув Спасателей внутрь, закрыл застежку почти полностью. В этот момент раздался оглушительный взрыв, ударная волна которого вынесла сумку из-под грузовика. Где-то полминуты прошло в молчании. Наконец что-то пискнул Вжик. Рокфор проворчал:

-Чтоб я ещё раз на такое согласился... Хуже, чем у кенгуру в кармане!

-Бззт! – возмущенно зажужжал Вжик, соглашаясь с другом.

-Поверь, второго такого шанса у нас точно не будет, - успокоила австралийца Гайка и вылезла из сумки. – Так, и где мы теперь, как добираться? И где Максим?

-Он выпрыгнул из машины, - ответил Дмитар. – Думаю, он где-то рядом. Вперёд! – и патрульный рванул к баррикаде мимо горящих обломков, когда-то бывших бронетранспортером и вертолетом по отдельности...

 

* * *

 

Спасатели и Дмитар сразу же нашли Максима – помятый, лицо посечено мелкими осколками, но жив. И, судя по улыбке, довольный победой. Заметив друзей, он левой рукой показал "Викторию". Гайка первой бросилась к нему:

-Макс, ты ранен?

-Спокойно... – потер ушибленное плечо студент. – Я ещё поживу!

-Твоя работа? – до сих пор не мог поверить Рокфор.

-Выстрел хорош, да?

-Очень хорош! – восхищенно крикнул Дейл. – Да ты... сбил машиной вертолет!

-Кончились патроны, - улыбнулся Макс и вспомнил о пистолете: "Блин, надо же было его в Доме Советов оставить..."

-Ты как, идти можешь? – спросил Дмитар.

-Без проблем... – держась за дверь джипа, Максим осторожно встал. – Где сумка?

-У грузовика, а что? – не понял Чип.

-Придется ещё в ней поездить. Надо найти Марию с Игорем на Смоленской. Туда скоро могут прислать войска. Черт, вредно прыгать из машины на ходу... – держась за правую руку, Максим пошел к разобранной баррикаде мимо поверженных им воинов Тьмы. "Ну, и кто теперь крутой, полковник?" - подумал Дмитар, глядя на горящие обломки. Пламя быстро пожирало металл...

 

* * *

 

-Это безумие... Нет, нет, это абсурд, - заметила из сумки Гайка. Максим, оттянув ремень, тянул всю компанию в "бронемашине" за собой, как игрушечный грузовик на веревочке.

-Что ты имеешь в виду?

-Уже не смелость, а... глупость движет тобой, Макс. Тебе нужно в больницу, ты ранен!

Студент остановился и недоуменно посмотрел на мышку, словно хотел спросить: "У тебя учёная степень по медицине? Ты доктор?" Та, словно заметив его вопрос, осеклась и продолжила:

-Да, я не врач, но выглядишь ты как раненый...

-И как? Хорошо смотрюсь? – цинично отшутился в ответ Максим. – Нет, ребята, нам нужны не врачи, а оставшиеся сторонники Верховного Совета... – тут он вышел на набережную и остановился. Впереди по дороге – баррикада, где ещё сидят вооруженные люди. И микроавтобус Игоря, в котором копошится его водитель. Девушка, похожая на Марию, бросает в сторону уезжающих грузовиков фальшфейеры. А ещё дальше...

-Вам надо на это посмотреть... – революционер указал вдаль. Спасатели с Дмитаром вылезли из сумки и застыли на месте. Там, вдалеке, горела белая крепость. Последний бастион свободы, Дом Советов, был объят пламенем и дымом, но на вершине ещё гордо реял флаг. Только теперь Максим понял, что их восстанию пришёл конец. Бороться больше не за что, народ проиграл. И ещё эти чертовы документы, куда их теперь деть? Полковник Кворишев уже не будет их искать, но где гарантия, что за ним не стоит кто-то ещё?

-Ну уж нет, погибать - так с музыкой, - взялся за ремень сумки Максим. – Идём, хотя бы они будут знать, что мы живы, - и двинулся к баррикаде. Дым от фальшфейеров не скрывал всю улицу, и было видно, как по набережной движутся танки, окруженные солдатами. Одному Т-80 уже где-то досталось – левая передняя часть была щедро залита краской. Баррикадники открыли огонь.

-Игорь! – крикнул студент. – Игорь!!! Что с твоей машиной?

-Макс?! Почему ты здесь?

-Я без вас не уеду! Твой фургон ещё рабочий?

-Сейчас! Я кое-что подправлю, только мне тут не достать...

-Игорь! Я сейчас! – и Гайка бросилась ему навстречу.

-Стой, они будут... – Макс попытался остановить смелую изобретательницу, но автоматная очередь заставила его пригнуться. - ...стрелять. Только этого ещё не хватало!

-Макс! Максим! – звала Мария. – Что случилось? Где твоя "девятка"?

-Бензин кончился, - соврал тот, перекрикивая пулемёт. – Вы Лёню нашли?

-Макс, Лёня погиб!

-Что?! Я не слышу!

-Лёню убили!

-Как это случилось?!

-Я не знаю! Подожди, я сейчас... – но стоило девушке высунуться из-за спасительного дерева, как тут же рядом прочертила линию очередь из пуль, заставив её с криком отпрянуть обратно.

-Маша, не вылезай оттуда! – предупредил подругу Максим. Взяв лежащий рядом с убитым баррикадником АКСУ, он перезарядил его и открыл огонь.

-Макс! Может, нам правда лучше уйти? – крикнул из сумки Чип. Но студент в ответ лишь продолжал жать на курок. Спасатели уже едва могли найти место, свободное от отстрелянных гильз.

-Готово! – мотор "Мерседеса" наконец заработал, и Игорь бросился за руль. Мария, чудом не задетая выстрелами, успела залезть в кузов через заднюю дверь. Гайка, в свою очередь, выпрыгнула из-под капота и побежала к Спасателям.

-Гаечка, дорогая, не делай так больше! Я же волнуюсь за тебя! – укорил мышку Рокфор.

-Я знаю, Рокки... Я лишь хочу помочь.

-Не всегда обязательно рисковать своей жизнью!

-Но разве не так мы поступали столько раз? Вспомни, сколько у нас было приключений!

-Да, но в нашем мире мы знали, от кого и чего ждать. А здесь всё абсолютно непредсказуемо! – согласился с мнением австралийца Чип.

-Порядок, рванули! – Игорь наконец завел упрямый мотор. Мария, выскочив из кузова, втащила внутрь машины последнего оставшегося в живых баррикадника. Максим, уже ни на что не обращая внимания, отстреливал одну очередь за другой.

-Макс, уходим! – крикнул Дмитар из кабины. Бросив пустой автомат, студент рванул к "Мерседесу". Рация Игоря вдруг оживилась:

-Два-полста-третий, уходите со Смоленской! Повторяю, два-полста-третий, оставьте Смоленскую, это приказ!

-Уходят, отлично! – обрадовался Игорь и только собрался рвануть прочь, как Мария крикнула:

-Подожди, документы! – и бросилась за сумкой.

-Сдались они тебе, назад!!! – заорал Макс. Танки повернули обратно, но по укреплению ещё вели огонь. Несколько пуль пробило кузов. Максим уже бросился навстречу отчаянной подруге, как вдруг...

...Она упала, словно её сильно толкнули сзади. Прямо на руки Макса. Брошенная сумка с документами "приземлилась" прямо в кузов машины. Семь испуганных взглядов были устремлены на неё.

-Что?.. Нет, нет... – Максим увидел красное расплывающееся пятно на футболке.

-Макс, прости... – вздохнула Мария. – Я не успела...

В этот момент сзади взвизгнули тормоза. Игорь, обернувшись, увидел черную "Тойоту", из которой выскочили двое людей в черном и наставили на него пистолеты:

-Пространственный Патруль, ни с места!

-Это свои, не стреляйте! – крикнул что есть силы Дмитар из кабины. – Быстрее сюда, у нас есть раненые!

Патрульные тут же бросились к ним. Максим уже почти плакал:

-Так не должно быть...

-Мы знали... на что шли, правда же?

Деметриус склонился над девушкой:

-Она умирает, уже слишком поздно. Надо уходить.

-Я не могу её здесь оставить! – крикнул на патрульного Максим.

-Нет, Макс... Уезжайте... – слабеющим голосом просила Мария. – Спрячь документы или уничтожь их... Они уже... не помогут.

-Я не хотел... всего этого... – уронил слезу студент.

-Нет... ты не виноват. Правда всё равно... за нами. У кого её больше, тот и... сильней... – тут она закатила глаза, и голова безвольно склонилась к окровавленной груди. Все вокруг словно стало немой сценой. Спасатели, Игорь, Дмитар и патрульные не в силах были произнести ни слова. Максим прижал её к себе, надеясь хотя бы в памяти сохранить её тепло. Они были вместе со школы, строили большие планы на будущее. И даже когда распался Советский Союз, их дружбу ничто не разрушило. Более того, они сблизились ещё сильнее. Перед глазами Максима проносилась вся их жизнь, все картины из прошлого. И мечты о будущем, которое уже никогда не станет реальностью. Всё в один миг рухнуло, как карточный домик...

-Прости... – шептал Максим. – Я не успел сказать, как я люблю тебя...

-Надо спешить, - взял его за плечо Деметриус. – Портал не будет долго ждать.

В ответ Максим только встал и понес уже расставшуюся с жизнью подругу к баррикаде. Осторожно уложив её рядом с другими погибшими сторонниками Верховного Совета, он тихо поцеловал её и жестким, почти солдатским тоном повернулся к обладателю микроавтобуса:

-Игорь, увози раненого в больницу. Спасатели, Дмитар – мы едем вместе с патрульными, – и направился к "Тойоте". На этом дороги друзей разошлись. Когда черный седан скрылся за поворотом, Игорь обратился к баррикаднику, лежащему в кузове:

-А как вы думаете, оно того стоило?

В ответ тот лишь пожал плечами. Игорь молча завел барахлящий мотор и, бросив последний взгляд на горящую белую крепость вдалеке, поехал прочь с набережной...

 

* * *

 

Shadows, shadows and fever...

No one hears him cry so he turns to evil.

Only now, only now does he know...

 

Деметриус гнал сквозь пустые улицы. Сайфрос разряжал не понадобившийся пистолет. Максим молча смотрел в окно, сжимая в руках измятый конверт. По его лицу пробегали тени столбов, а взгляд искажали злость и горе одновременно. Спасатели и Дмитар, пристроившиеся рядом, не в силах были посмотреть ему в глаза.

-И правда, зачем мы всё это устроили? – неожиданно заговорил Максим. – Мы же были изначально обречены на провал...

-Но мы хотя бы попытались, ты же сам говорил... – начала было Гайка, но Дмитар перебил её:

-Когда речь идёт о революции, ничего нельзя предугадать.

-Я теперь понял... – сказал Дейл. – Наконец я понял, что реальность и кино, а тем более, комикс – не одно и то же. Это абсолютно разные вещи, во всех смыслах. Как же я раньше ошибался...

-Раньше нам не доводилось попадать не в свой мир, напарник, - приобнял друга Чип. – Мы все ошибались когда-то...

 

Pains, always those pains...

Once he turns that way he will do it again.

Only now, only now does he know?

Silver doom, unseen moon will show...

 

-Но мы выполнили свою задачу. Пусть и не полностью, но ведь справились! – попытался сменить градус напряженности Рокфор. Вжик что-то оживленно зажужжал.

-Верно, Вжик, - согласился Чип. – Мы ведь стояли на стороне добра, как и раньше.

-Но чем всё кончилось? – с грустью в голосе спросила Гаечка. – Этот мир всё равно рушится!

-Всё потому, что вы к нему не привыкли, - подал голос спереди Сайфрос. – Вы не можете менять ход времени потому, что живёте по своим законам и устоям. Эта реальность будет существовать сама. И наш долг – сохранить её такой, какая она есть.

-Но разве вы не должны предотвращать подобное? – удивилась изобретательница.

-Мы не всесильны, - огорченно произнес Деметриус. – Есть вещи, в которые даже мы не можем вмешиваться.

-А я когда-то думал, что человек сможет совершить невозможное... – вздохнул Максим, глядя в окно на пустые окна домов. Подумал: "А ведь я, получается, обманул её. Говорил, что мы победим, что всё изменится..."

 

As they dance under the moon, they bring doom.

He calls her friend and says he'll change...

She calls him friend and he deceives again...

 

-Брось, друг, чудес не бывает, - сказал Сайфрос.

-А как ещё назвать то, что случилось? Что Спасатели появились в нашем мире? Что дали мне, Маше, Игорю и Лёне надежду на победу?! Я никогда ещё не был так уверен в том, что делаю! Но теперь... всё без толку, - он прислонился к стеклу.

-Нет, Максим, - уверенно вдруг произнесла Гайка. Она как будто говорила с трибуны в мегафон, гордо и без бумажки. – Я верю, у вас ещё будет шанс. Вы станете сильнее, соберётесь вместе и покараете всех преступников, которые угнетали вас. Твоя цель ещё не окончена. Ты теперь знаешь, как поступать дальше.

-Что ты имеешь в виду? – не понял студент.

-Я сейчас скажу одну вещь... Ребята, - обратилась она к друзьям. – Я впервые буду говорить не техническим языком, поэтому прошу не пугаться. В вашем мире нарушился баланс сил. Как это говорится в фантастических книгах... борьба Света и Тьмы, точно! Так вот – сегодня силы Тьмы одержали верх, но скоро силы Света, то есть вы, победите. Это очевидно, всё должно находиться в равновесии, не так ли?

Спасатели смотрели на неё, раскрыв рты. Лишь Дмитар, усмехнувшись, сказал:

-А ты права...

 

Flowers, a scent of flowers...

Always on his mind so he deceives her.

Only now, only now does she know...

 

Love, love makes her blind.

Soon she follows him through the doors of time.

Only now, only now does she know...

Silver doom, unseen moon will show...

 

"Не потому ли она пошла за мной, что любит меня? Если так, то... что я наделал..." - продолжал обвинять себя Максим.

Спустя ещё полчаса чёрная "Тойота" наконец доехала до МГУ.

-Какое красивое здание... – восхитилась Гайка. – Похоже, кстати, чем-то на Дом Советов. Эй, а почему мы мимо него поехали?

-Нам не в само здание, а в метро, - пояснил Деметриус. – Наш телепортер рядом с правительственной веткой.

-Что, под самый университет забурились? И никто не заметил? – спросил Рокфор.

-У нас все секретно, - надвинул темные очки Сайфрос, заставив Дейла фыркнуть от смеха.

Внутри метро Спасатели то и дело вертели головами по сторонам. Метро в своём городе они почти не видели, да и казалось оно им неинтересным. Станция "Университет" была, наоборот, яркой и блестящей мрамором. Но картина сменилась, стоило только свернуть на рельсы и пройти до закрытого гермоворотами туннеля в стене. Всё вокруг было серым и тусклым от света вечно мигающих лампочек. На путях горел небольшой костер, неизвестно кем оставленный. Отполированные рельсы блестели изогнутыми линиями, уходящими в неизвестность.

-Нам сюда, - указал фонариком на стену Деметриус. – Сейчас вернусь, - и он скрылся в служебном помещении. Сайфрос встал посреди путей, смотря вглубь туннеля, будто кого-то ждал. Спасатели, Максим и Дмитар присели на рельсы. Молодой революционер крутил в руках документы:

-И всё-таки, что с ними теперь делать?

-Думаю, их надо спрятать подальше, - предложил Дейл.

-Верно, - согласился Рокфор. – Они ещё могут понадобиться.

Вжик вдруг запищал осуждающим тоном. Австралиец удивился:

-Что? Ты хочешь уничтожить их?

-Вжик прав, - встала с рельсы Гайка. – Это слишком опасная информация, чтобы хранить её. И потом, если бы мы всё это открыли, вся страна погрузилась бы в хаос и погибло бы гораздо больше невиновных, чем сегодня! Я уже достаточно видела кошмаров и смертей за эти дни, надо с этим покончить! Чип, а ты что скажешь?

Лидер в ответ снял шляпу, повертел её в руках, потом надел обратно и посмотрел на Максима:

-Пусть Макс решает...

Молодой революционер в ответ поднял голову:

-Кто здесь костер развел?

-Бездомные, наверно, - ответил смотрящий в темноту Сайфрос.

-Очень вовремя, - встал Максим и подошёл к разожженному прямо у рельс пламени. Рядом с ним ещё можно было хорошо согреться. Студент в последний раз взглянул на то, ради чего они рисковали всё это время:

-Я знаю, ты хотела бы именно этого... – и выпустил документы из рук. Взметнулись искры, бумага тут же вспыхнула. Края конверта сворачивались, становясь из бежевого черными, а язычки пламени пожирали всё, чего касались. Максим не отрываясь смотрел на огонь. В нём сгорала правда и его воспоминания о последних днях... Митинг на площади Восстания... Его встреча со Спасателями... Игорь и его "Мерседес", раскрашенный в цвета "Команды А", как заметил Дейл... Баррикады Арбата, флаги Империи и СССР... Лёня. Его радостное лицо... Крымский мост. Фальшфейеры, летящие в сторону ОМОНа... Дом Советов, стоящий словно белый монолит... Призыв Руцкого и Хасбулатова с балкона и ответившая криками "Ура!" толпа... Смелые лица солдат генерал-полковника Альберта Макашова... Взятая ими мэрия и обесточенное уже правительством "Останкино"... Отец, просивший его уходить... Надоедливый голос "Желтого Геббельса"... Расстрел ранним утром, взрывы снарядов... Гонки по улицам с полковником Кворишевым... Его отчаянный прыжок и падающий на БТР "Ми-2"... Отстреливающиеся баррикадники... Мария... Нет, в его воспоминаниях она точно останется навсегда.

Обугленные остатки документов кружились по путям. Дмитар смотрел на них, как когда-то, сидя в парке, смотрел на листья и чувствовал, что это какое-то дежавю... Опять ему придётся сделать выбор. Может, всё-таки остаться и простить "Уорплайн"? В конце концов, это задание он выполнил.

В этот момент заскрипели и открылись гермоворота, и в проходе показался Деметриус с фонариком:

-Чего сидим, кого ждём? За мной...

Когда компания воинов Света скрылась за поворотом туннеля, ветер, внезапно влетевший в метро, раздул остатки костра, оставив после себя лишь пепел и сгоревшие куски бумаги. Было тихо. Слишком тихо. Даже мерцание старых лампочек не нарушало всеобщую тишину...

 

Глава IX.

 

Метроград. Расставание. Макс.

 

Так же, как и впервые войдя на станцию "Университет", Спасатели удивленно осматривали устройства, которыми был заставлен так называемый комплекс "Метроград". Максим тоже с интересом разглядывал большие железные боксы и составленные по стеллажам сервера, но в его взгляде присутствовала лёгкая безразличность. Ему хотелось, чтобы этот кошмарный день наконец кончился.

Единственными, кого не удивляла обстановка вокруг, были патрульные. И профессор Михаил Гордонов, сидевший за главным пультом. Увидев вошедших, он обрадовался:

-Нашли? Наконец-то! А я уже начал терять всякую надежду...

-Мои помощники ни разу меня не подводили, - заметил Фаргус. – Как и я, они профессионалы, и способны взяться за любое дело.

-Ого, вот это труба... – раскрыл рот удивленный Дейл. – И вот через неё мы попадём обратно?

-Верно, - застучал по клавишам Гордонов. – В жизни бы не подумал, что вы существуете по-настоящему...

-Ну, это понятно, - улыбнулась в ответ Гайка. – Вы же взрослый человек, вам на это время тратить некогда. Вот Максим – другое дело.

-Максим? Это не о вас мне говорила Мария по телефону? – обернулся Гордонов и внимательно посмотрел на революционера. – А я вас себе совсем другим представлял. А где же сама Мария?

Макс опустил взгляд:

-Её больше нет...

Профессор едва не уронил очки:

-Печально... И за что нам всё это? Надеюсь, с Лёней всё хорошо... – и он снова приник к клавиатуре. Гайка тихо шепнула Максиму:

-Может, стоит сказать ему?..

-Нет, - решительно отрезал Чип. – Это совсем уничтожит его.

Электронный голос сообщил:

-Первая фаза выстроена!

Гордонов, взявшись за огромную рукоять, напоминающую рычаг запуска в "Боинге-747", медленно потянул её вверх. Дисплеи и таблоиды тут же буквально запестрели цифрами и диаграммами. Затем рука отвела её назад до половины. Гайка тем временем спросила Фаргуса:

-А откуда появилась такая идея – панель управления взять из самолета?

-Не было другого выбора, - не глядя на мышку, ответил патрульный.

Наконец оживилась и труба, приковав к себе восхищенные взгляды Спасателей и Максима. Вокруг неё засветились голубым светом огромные стеклянные кольца. Черная пленка в центре, казавшаяся маслянистой, стала серебряной и подернулась линиями, словно кто-то водил кистью по луже темно-серебристой краски. Гул работающих приборов нарастал, датчики продолжали ползти вверх.

-Вторая фаза выстроена!

Профессор снова поднял рукоять "до упора", но назад уже отвел полностью. Умная автоматика всё делала самостоятельно. Деметриус и Сайфрос надели темные очки, и вовремя – пленка внутри трубы стала прозрачной, и от её края внутрь, куда-то в темноту, стали устремляться какие-то маленькие яркие частицы, сопровождая своё появление вспышками света. Спасатели и Максим могли только прикрыть глаза руками. Кольца вокруг трубы стали зажигаться и потухать постепенно, от будущего "входа" до стены.

-Финальная фаза выстроена! – на этой фразе внутреннее пространство трубы стало целиком белым. Михаил стал медленно поднимать вверх рычаг, ожидая показаний таблоидов. Когда указатель стабильности туннеля высветил значение в 95 процентов, он отпустил его и, сняв маленький защитный экран с красной кнопки, нажал её. Шум уже стал напоминать работу реактивного двигателя, готового к запуску. Белая пленка словно рассыпалась, и за ней открылся портал – туннель, похожий на то, как если бы смотреть на торнадо из космоса – огромная воронка, закручивающаяся к центру, по которой носились светлые всполохи.

-Готово. Теперь вы можете вернуться домой, - произнес Фаргус, когда гул постепенно начал стихать и стал похожим не более чем на работающий кулер в системном блоке компьютера. Максим присел, глядя на Спасателей.

-Должен сказать, я всё это время сомневался в том, что мы делаем, - сказал Чип. – Но даже когда всё казалось потерянным, вы не сдались. Пожалуй, я должен извиниться за моё недоверие.

-Нет, Чип, я никого не обвиняю, - ответил Максим. – Кто знал, что такое вообще может случиться? – и он протянул руку лидеру Спасателей. Бурундук пожал ему палец и пошел к порталу. У самого входа он остановился, не решаясь войти, но, одернув куртку, сделал шаг в туннель. Точнее, сквозь него. Когда Чип исчез в портале, заговорил уже Дейл:

-Спасибо за возможность участия в революции, Макс! Мне жаль, что всё так закончилось... но я благодарен за то, что ты помог мне понять разницу между настоящим и выдуманным миром! – и, отсалютовав жестом "Виктория", обладатель гавайки скрылся в портале.

-Что ж, такое приключение я точно не забуду! Расскажу – не поверят! – пожал палец Максима Рокфор. Вжик что-то зажужжал, и австралиец снова взял на себя роль переводчика. – Он надеется, что у тебя всё ещё впереди. Удачи! – и мыш вместе с мухой ушли за бурундуками.

-Я никогда не думала, что есть ещё реальный мир, и что он такой жестокий, - грустно промолвила Гаечка. – Но раз в нём есть такие люди, как ты, которые хотят в нём что-то изменить к лучшему, у него есть шанс на существование. Береги себя, Максим, - она украдкой смахнула слезу.

Студент погладил мышку по пушистым волосам:

-Воины Света ещё своё возьмут, обещаю.

Вздохнув и помахав рукой на прощание, Гайка вошла в портал. Стрелки на приборах дернулись в очередной раз и заняли привычное положение в "зелёной зоне". Михаил Гордонов обратился к патрульным и Дмитару:

-Готово, они переместились. Фаргус, какая программа у вашего портала?

-Не волнуйтесь, профессор, мы вернёмся через спецпортал, который нам откроет "Уорплайн", можете не беспокоиться. Вы свою задачу выполнили, - отдал честь Фаргус. – Выключайте всё, пора уходить.

Гордонов поочередно нажал черные тумблеры и затем потянул рычаг на себя. В течение минуты с порталом произошли совершенно обратные изменения – вернулась яркая белая пленка, затем ей на смену пришла серебристая "лужа", и, наконец, он снова стал черным, а кольца вокруг трубы погасли. Снова наступила тишина...

Уже в парке рядом с университетом произошло ещё одно прощание.

-Помните одно, профессор – ошибка была исправлена, глобальных изменений не произошло. Перед законом вашей страны и нашим Уставом вы абсолютно чисты, что бы вам не говорили. Удачи в дальнейших делах, - Фаргус пожал Гордонову руку и обернулся. Рядом с ними, поперек дороги, земля словно прогнулась на несколько сантиметров, образовав круглую воронку; затем в воздухе завис огромный полупрозрачный шар слюдяного цвета. Патрульный прикоснулся к поверхности, и его словно втянуло внутрь. Сфера сплющилась, несколько раз поменяла форму и вернулась в прежний вид. За командиром последовали Деметриус и Сайфрос. Сидевший на плече у Максима Дмитар лихо спустился по его куртке и, спрыгнув вниз, крикнул:

-Надеюсь, больше такого не повторится! И я говорю не о пробое! Сделайте всё, чтобы в будущем не случилось гражданской войны! – и, отдав честь, бурундук в черном плаще прыгнул внутрь сферы. Глухо чавкнув, шар ещё раз сплющился и с негромким хлопком исчез. Максим и профессор Гордонов ещё минуту стояли в молчании. Наконец, обладатель ученой степени в экспериментальной физике заговорил:

-Черт, опять двадцать пять. Я был так близок к великому открытию, а проклятая машина опять подвела.

-Простите, конечно... – робко начал Максим. – Но ваше устройство всего лишь железка, его можно починить. А кто вернёт назад тех, кто погиб в эти дни? – тут его голос буквально рвался к небу.

-Да, ты прав. Но надо продолжать жить, мир ведь не разрушился. Теперь у нас есть новая цель – привести всё в равновесие.

-Наверное, так... – поёжившись от внезапно подувшего ветра, Максим застегнул куртку.

-Я сейчас отправлюсь в университет, - двинулся в сторону здания МГУ профессор. – Там пережду, пока всё это не кончится...

-Подождите! – остановил его студент. – Что у вас в сумке?

-Ну... – Гордонов остановился, раскрыл её. – Здесь кое-какие документы, которые надо вернуть, и автомат. Не понимаю, зачем мне его дали? Если хочешь, можешь забрать его. Я уверен, тебе есть за что сражаться.

-Вот тут вы в точку попали, товарищ, - Максим взял автомат и две запасные обоймы к нему. Сунув магазины в карманы куртки, он пожал руку Михаилу и направился в сторону выхода в метро. Профессор лишь успел спросить его:

-А куда ты теперь?

-Доделать то, что не закончил, - передернули в ответ затвор...

 

* * *

 

I can hardly wait

Until I fall asleep...

Tomorrow I’ll throw away

Everything I keep...

 

Максим шёл по улице на кричащие вдалеке звуки выстрелов. Осталось только ждать, пока кто-нибудь не выйдет навстречу. И всё, чем он дорожил, он выбросит из головы. Вот и конец народному восстанию. Конец планам и революции. Ничего не случилось, их опять поставили на место, как тогда, в августе девяносто первого. Но сегодня ещё и расстреляли. А какие планы они строили вместе... Игорь столько всего достал, он практически связывал всю их команду. А Мария и Лёня? За что же всё-таки они погибли? Был ли это выход из сложившегося тупика или демократия потерпела крах?..

 

The days I tried to cage

Had already escaped,

The months I tried to save

Were wasted anyway...

 

"Почему мне до сих пор везло? - думал про себя Максим. - Не оттого ли, что ко мне забросило Спасателей? Раз так, то почему именно ко мне?.." Да ещё эта путаница с измерениями, разговоры о равновесии. Хотя... какое может быть равновесие?! Москва залита кровью невиновных, а вся страна молчит, не зная, что делать. Их собственный президент вместе со своей свитой отдал приказ о введении войск в город. "Да, верно было сказано кем-то... Когда вылетает первая пуля, демократии приходит конец..."

 

Death to your concern,

Death to my return,

Death to my hometown...

Death to your regret,

Death to my respect,

Death to my hometown...

 

Прямо на Максима шёл танк, окруженный солдатами. "Ну вот, явилась смерть. Мне, людям и родному городу". Студент узнал его – левый бок залит красной краской. Такой же был на Смоленской набережной, где погибла Мария и оставшиеся баррикадники. Похоже, сама судьба уготовила ему эту встречу. Кто-то словно даёт ему последний шанс. Только вот зачем, сражаться-то больше не за что. Но, с другой стороны, и отступать нельзя. Из люка высунулся командир и что-то кричит в мегафон. Но Максим уже не слышит его, он лишь глядит в упор, сжимая автомат. "Я могу ждать... Сделай свой ход, если не боишься..." - одна мысль у каждой из сторон...

 

I can hardly wait

Until I wake again...

Tomorrow when you wake

I’ll be on my way...

 

Т-80 и солдаты вокруг смотрят на него, не решаясь двинуться. Максим среди своих спутанных в клубок мыслей разобрал только "...брось оружие... сдайся... мы не тронем..." Он бессильно опускает руки и АКСУ почти падает на землю... Но тут же неведомая сила заставляет выпрямиться и поднять оружие. Теперь два ствола – танковый и автоматный – смотрят друг на друга. Командир убирает мегафон и вылезает из люка на землю, бойцы в нерешительности переминаются, ожидая приказа. По улице едва слышно несётся дыхание осеннего ветра. Между сторонами Света и Тьмы пролетает обгоревший газетный лист. Улица словно теряет краски, как будто не в силах смотреть на то, что сейчас произойдёт на её территории. Из звуков – только периодически постреливающие автоматы где-то вдалеке. В этот момент в голове молодого революционера вспыхивает единственная мысль: "Я знал, на что иду". И она зажгла тот самый фитиль, который так долго не мог разгореться. Пусть революции не случилось, но свой последний шанс он использует. Ради тех, кто погиб в эти дни, и ради тех, кто ещё сражается. Как говорил один киногерой в похожем случае, "единственный выход – месть". Макс дал длинную очередь в сторону танка...

 

Death to your concern,

Death to my return,

Death to my hometown...

Death to your regret,

Death to my respect,

Death to my hometown...

 

Глава последняя

 

Вместо эпилога

 

Штаб патрульной корпорации "Уорплайн Компани". 5 октября. 12:00.

-Что ж, поздравляю вас, агент Нишевич, с очередным успешно выполненным заданием! Вы как Великий Иной, пришли и справились! – восторженно тряс руку патрульного Чарльз Дервейн.

-Ну что вы, мистер Дервейн, я просто выполнял свою работу. И потом, я бы не справился без Фаргуса и его комнады. А кто такой Великий Иной?

-Эммм... неважно. Вы предоставили очень подробный отчёт о действиях Спасателей в мире людей. Как всегда, поражен вашей пунктуальностью. Но вот что меня заинтересовало: почему вы более всего отмечаете некую... Гайку Хэкренч? Она же не лидер команды!

-Да, это так, - согласился Дмитар. – Но её изобретения и помощь сторонникам Верховного Совета России оказались невероятно полезны. Плюс я разузнал то, что она разбирается в оружии, различных областях наук и даже медицине...

-Стоп, стоп, агент Нишевич, это всё я видел в отчёте, - остановил его Чарльз. – И только поэтому вы выделяете её?

-Может быть. Просто я считаю, что она могла бы стать нашим сотрудником. Да и вся команда Спасателей тоже. Наших сил ведь едва хватает, чтобы сдерживать хрупкий баланс между мирами, как между Светом и Тьмой. А эти ребята – мастера своего дела. Думаю, им тоже стоит помочь и отблагодарить таким образом за продуктивное сотрудничество.

-Ну не знаю... – замялся Дервейн. – Мне трудно принять такое решение. Пусть пока они отдохнут от всего, что на них наложилось. Хотя я уверен, что такое им не забыть.

-Да уж, - тихо процедил сквозь зубы Дмитар.

-Ладно, агент Нишевич. Думаю, теперь вам можно отдохнуть как следует.

-Надолго ли? – с ухмылкой спросил бурундук.

-Надолго, мой друг, - улыбнулся в ответ хомяк. – А насчёт Спасателей стоит подумать... Такая команда может нам пригодиться. А в этой Гайке Хэкренч и правда что-то есть...

 

Послесловие от автора

 

Некоторые персонажи и события в рассказе являются полностью вымышленными. Любое сходство с реальностью абсолютно случайно.

Теперь для "своих": да, вот таким интересным образом я решил напомнить о тех страшных днях, когда в нашей стране погибла демократия. Как говорит мой герой, "история рассудит". Я сам не был участником тех событий, я лишь пытался воссоздать картину происходящего. Надеюсь, я никого ничем не оскорбил.

Далее список всего, без чего этот рассказ не мог быть создан.

 

Музыка (использованные тексты):

 

The Doors – The End

Carlos Puebla – Comandante Che Guevara

Lumen – Гореть

Metallica – For Whom The Bell Tolls

Аквариум – Поезд в огне

Green Day – 21 Guns

Lostprophets – Ride

Lake of Tears – Raistlin and the Rose

Logh – Death To My Hometown

 

Также спасибо Хансу Циммеру и группе White Light Parade за трек “Riot in the City”. Были использованы фрагменты записи радиопереговоров с Александром Руцким и боевых отрядов 3-4 октября. Внимание – не все треки соответствуют эпохе 90-х. Я не смог найти альтернативы.

 

Фильмы:

 

"Черный октябрь Белого Дома" (документальный)

"Патруль времени"

"Начало"

"Чернобыль. Секунды до катастрофы" (документальный)

"На игре"

"Аватар"

"Команда А"

"Ночной Дозор"

"Крепкий орешек 4.0"

"И грянул гром"

"Трон" (образ "охранника ноосферы")

"Doom" (телепорт)

"Трансформеры" (отдельные диалоги)

"Эквилибриум" (образы патрульных)

Трилогия "Матрицы"

Сериал "Мгновения грядущего"

 

Книги и другие литературные издания:

 

Иван Иванов "Анафема"

Александр Тарасов "Провокация" (научная работа)

Газета "Литературная Россия"

Газета "Завтра"

Сергей Лукьяненко "Ночной Дозор"

Дмитрий Глуховский "Метро 2033"

Владимир Вернадский "Несколько слов о ноосфере" (научная работа)

Эдуард Успенский "Гарантийные человечки" (описание жилища Дмитара)

 

Интернет-ресурсы:

 

http://old.russ.ru/

http://scepsis.ru/

http://zavtra.ru/

http://ru.wikipedia.org/

http://masteroff.org/

http://lyrics.deviant.ru/

http://www.amalgama-lab.com/

Форум http://guns.dp.ua/

Группа ВКонтакте "Черный октябрь 1993 года"

 

Компьютерные игры:

 

Half-Life: Source

S.T.A.L.K.E.R.: Shadow of Chernobyl

Mirror’s Edge

Grand Theft Auto IV

 

За основу для Института Экспериментальной Физики был взят Институт Физики Высоких Энергий. СВПИН скопирован с комплекса "О-Сознание" из игры S.T.A.L.K.E.R.: Shadow of Chernobyl. Некоторые детали процесса внедрения в ноосферу заимствованы из фильма Кристофера Нолана "Начало". Координаты "Ка-О-84-Омега-Ультра" - своеобразная расшифровка латинской аббревиатуры KO84OU – код наукограда Протвино на QTH Locator, где находится ИФВЭ. Профессор Михаил Гордонов – аллюзия на Гордона Фримена из игры Half-Life. Образы Максима и Марии частично взяты с героев фильма "На игре" Вампира и Риты. Агенты Деметриус и Сайфрос также имеют прототипы; у первого - полицейский Димитрий из сериала "Мгновения грядущего", у второго – "мастер ключей" Сайфер из второй части "Матрицы". Полковник Кворишев – "русская копия" полковника Куоритча из фильма "Аватар".

Отдельное спасибо Холкину Олегу Сергеевичу a.k.a. DTZ за консультацию в области физики и химии.

 

Все персонажи сериала "Чип и Дейл спешат на помощь" являются собственностью Walt Disney Corporation и используются без их разрешения исключительно в целях личного развлечения. Некоторые персонажи и события в рассказе являются вымышленными. Любое сходство с реальностью абсолютно случайно.

Посвящается событиям октября 1993 года...

 

Июль-август 2010


Обсудить на форуме

Наверх

Вернуться к списку фанфиков

На главную





Куда идём?
Желающим разместить свои материалы
(С) 2003-2012
Команда Штаба Спасателей