На главную

Куда идём?

Дмитрий Гломозда a. k. a. «Гиротанк»
Беседы на ночь глядя / Nightfall Conversations



Небольшая сценка, действие которой происходит спустя некоторое время после событий романа «Агрессивная терапия» с окончанием «Это — история» (http://old.cdrrhq.ru/fanfictions/?author=Gyrotank&fanfic=oced2e1).



= = =



— Спасибо, что пришел, — сказала Гайка.

— Разве я мог не прийти? Ты же звала, — ответил Чип, облокачиваясь на ограждение взлетно-посадочной ветки. Откровенно говоря, позвал его Дейл. Точнее, даже не столько позвал, сколько, пересекая гостиную, бросил: «Там тебя Гайка зовет, она у ангара». Будто Чип сам не знал, где они были…

— На твоем месте я бы не опиралась на ограждение, — посоветовала умудренная опытом изобретательница. — Ну, или вообще от края отошла бы. А то был уже, гм, прецедент.

Чип удивленно посмотрел на нее, но совету последовал. В конце концов, с тем Боингом…

— Помнишь, у меня был сон про самолет?

— Такое забудешь, — усмехнулся Чип и подумал: «Нет, она, определенно, экстрасенс…» Не без сожаления, надо признать, подумал. Он предпочел бы, чтобы это было проявлением схожести их мыслей, родственности их душ…

— Так вот, это был не сон.

Шерсть на загривке бурундука приняла вертикальное положение. Он так и знал, что что-то тут нечисто.

— Ты ее сохранила?

— Кого? — растерянно спросила Гайка, и бурундук, надеявшийся благодаря опыту и интуиции перескочить сразу к третьему вопросу, был вынужден возвращаться к предыдущим пунктам.

— Где ты нашла анонимку?

— Какую анонимку?

— Ты узнала о техническом состоянии Боинга из анонимного письма?

— Что?.. А, Господи, нет! — теперь, когда Чип вернулся к началу очереди, Гайка поняла, о чем он. — Разумеется, нет! Это был…

— Я его знаю?

— Кого?

— Информатора. Или то была она?

— Да не было… Так, не сбивай меня! — Гайка для верности потрясла головой и потерла виски. После разговора с Дейлом ход диалога представлялся ей так же ясно, как проделанная бульдозером в снегу колея, но Чип со своим сыщицким образом мышления застал ее врасплох. — Говоря, что это был не сон, я не имела в виду, что всё было на самом деле. Ну, то есть, как, оно, конечно, было, но, если можно так выразиться, очень недолго… То есть, в общей сложности долго, но если зреть в корень… Короче, я ведь так и не сказала, куда должен был упасть тот «Боинг», помнишь?

Привыкший к долгим зависаниям соратницы Чип не сразу понял, что она закончила и ждет его ответа.

— Ну, ты говорила «на город», а куда бы такой огромный самолет ни упал…

— Он должен был упасть на «Айс-Доум». Прямо во время того самого матча. На шестой сектор.

— На шестой… На… — бурундук наморщил лоб. — Подожди… Это не там где…

— Да, Чип. Это именно там, где были наши места. То есть, в тот раз ваши места. И где вы погибли.

Если бы Чипа сейчас огрели по голове мешком с цементом, он бы и то лучше себя чувствовал.

— Се… сек… секундочку… К-кто «вы»?

— Вы все. Ты, Дейл, Рокки и Вжик. А я осталась дома, так как мне надо было заниматься своими проектами. А потом вечером из новостей узнала о катастрофе… — Гайка уже говорила всё это Дейлу, но всё равно невольно содрогнулась и запнулась. Чип инстинктивно отступил еще на шаг от ограждения полосы, силясь несмотря ни на что сохранять спокойствие, рассудок и способность рассуждать логически.

— Но ведь… Но ведь мы все живы!.. И потом, когда это могло случиться? Я помню ту субботу. Мы починили самолет, и он никуда не упал, а благополучно долетел до Си-Сити…

— Ты помнишь лишь последнюю субботу. Точнее сказать, для тебя и всех вас, и вообще всех в этом мире существует только такая суббота. Но только не для меня. Для меня их существует гораздо больше. Я даже сбилась со счета…

— Постой-постой! — Чип приложил руку ко лбу и помотал головой. — Я ничего не понимаю. Это… Гаечка, так не бывает!

— Знаю, Чип. Тогда я подумала, что просто сошла с ума от горя. В ту самую первую субботу, когда окончательно убедилась, что в момент крушения вы были в «Айс-Доуме» на своих местах и погибли, я поняла, как много потеряла. Я бродила по пустому штабу, чувствуя себя одинокой, как никогда. Я… я перебирала ваши вещи, вновь и вновь вспоминая наши приключения и редкие минуты совместного досуга. Я будто заново пережила всё, что произошло с момента нашей встречи. Я поняла, что была слепа, как крот, нет, как сто кротов вместе взятых. Что я не могу жить без вас, что вы для меня всё. То есть, были всем, ну, я ведь думала, что вы погибли, то есть, не просто думала, вы ведь действительно погибли. Но потом вернулись, точнее, день опять повторился. И повторялся, пока я, то есть, пока мы не спасли самолет и «Айс-Доум»… Чип, где ты?!

— Тут, — донеслось сверху, из темноты, куда не доставало свечение диодной подсветки ВПВ, специально отрегулированной, чтобы не привлекать внимание посетителей парка. Мышка подняла голову, но, как оказалось, зря, поскольку Чип уже отцепился от нависавшего над площадкой сука и шлепнулся обратно.

— Не ушибся? — обеспокоенно спросила Гайка. — Прости, я не подумала…

— Нет, почему же, напротив! Стой я у ограждения, было бы много хуже! — кое-как сподобился пошутить Чип. Он не знал, что на него нашло, и этого стыдился, но одновременно понимал, что всё вполне закономерно. Все-таки не каждый день слышишь, что уже умирал… — Слушай, а ты, ну, ты это, уверена, что, ну…

— Конечно, уверена! Это не было ни сном, ни галлюцинацией! Всё было по-настоящему, Чип! По-настоящему, понимаешь?

— Понимаю, понимаю! — энергично закивал бурундук. — Целый месяц ты сидела в мастерской, работала не покладая рук, почти не отдыхала…

— Точно! — подтвердила Гайка. — Вот почему это случилось! Это было испытание, Чип! Понимаешь? Наказание за то, что я совершенно забыла о вас, увлекшись техникой!

Имевший в виду отнюдь не это бурундук пытался было возразить, но Гайка, не дав ему и слова сказать, продолжала:

— Но это также был и шанс исправить всё! Подарок от моего отца, который не мог допустить, чтобы я снова все потеряла! Я точно знаю это, потому что на следующий день, в воскресенье, перед походом на концерт, я услышала звук двигателей взлетающего «Вопящего Орла»! Всё вернулось! Вы вернулись! И я поклялась самой себе, что больше ни на секунду не забуду, что именно вы — самое дорогое, что у меня есть! Что вы, именно вы — мое единственное счастье!

— П-правда? — проникновенная речь мышки буквально вымыла из головы Чипа все возможные вопросы и подозрения.

— Да, Чип… Это Рокки мне сказал в одну из тех суббот… то есть, он мне этого не говорил… Вообще это так странно, понимать, что ты слышала то, что тебе не говорили… Неважно. Так вот, Рокки сказал, что вы любите меня. Что вы без меня не можете. Что вы счастливы, когда я рядом, и тоскуете, когда я далеко в буквальном или переносном смысле слова.

— Так вот почему ты… — бурундуку не хватало слов, поэтому он обвел вокруг себя рукой, намекая сразу на всё их совместное времяпровождение.

— Да, Чип. Я ведь могла сказать то же самое и о себе. И хотя я понимаю, что мы с вами слишком разные, чтобы создать семью, но я также понимаю, что никто, кроме вас, мне не нужен. Да и потом, я не могу выбрать кого-то одного из вас, ведь это означало бы отвергнуть другого, а я слишком дорожу вами обоими. Знаю, это эгоистично с моей стороны…

— Нет-нет, отнюдь! — поспешно перебил Чип, почувствовавший очень странную смесь облегчения и разочарования. Ничья, конечно, лучше поражения, но всё же это не победа… — Это, напротив, так… так самоотверженно, я бы сказал, так сложно…

— Несложно, Чип. Я была счастлива. Когда вы были рядом, когда мы ходили с вами на пикники, в кино, на концерты, куда угодно. Когда мы просто находились в одной комнате. Когда вы делали мне подарки, и когда я дарила вам что-то. И хотя я видела, понимала, что вы ревнуете меня друг к другу, но я старалась сделать так, чтобы никто из вас не почувствовал себя брошенным, ненужным. Это очень страшно, чувствовать себя ненужным, я знаю это. Знаю, к чему это может привести. И я хотела, чтобы вы были счастливы. Не знаю, получилось ли у меня это…

— Получилось, — убежденно произнес Чип. — За Дейла не скажу, но лично я — действительно счастлив, причем во многом — именно благодаря тебе. Спасибо!

Гайка тускло улыбнулась.

— Не надо, Чип. Нет, не подумай, мне приятно, но не надо. Как ни крути, от этого больше вреда, чем пользы.

— Чего? — насторожился бурундук.

— Я не должна, я просто не имею права играть настолько огромную роль в вашей жизни, понимаешь?

Чип посерел.

— С чего это вдруг? Кто тебе сказал?

— Сама догадалась. И ты, и Дейл — вы же заслуживаете большего. У вас должны быть жены, дети, семьи…

— А, ты об этом…

— Конечно, об этом! А ты думал, о чем?

— Да так… — Чип неопределенно отмахнулся. — А как у тебя в этом отношении?

— Каком?

— Семейном.

— У меня? — мышка рассмеялась. — Ну, я себе семью уже нашла! Это вы!

— Понятно, — бурундук облегченно вздохнул. — Что ж, в таком случае, могу тебя обрадовать: я уже нашел себе подругу жизни.

— Что, правда? — Гайка воссияла. — Ты не представляешь, как я рада! А кто это? Я ее знаю?

— Знаешь. Более того, видишь каждый день. В зеркале в ванной.

— Но каждый день я вижу там только… — мышка запнулась, усмехнулась и махнула рукой. — Да ну тебя, Чип! Я же серьезно!

— Я тоже.

— Но я не считаюсь!

— Почему это?

— Потому что со мной у вас не может быть семьи, детей…

— И что с того?

— Как что с того?! — Гайка по-прежнему улыбалась, но в ее голосе явственно слышались тонкие нотки отчаяния. — Это неправильно! Семья и дети должны быть! Обязаны быть! Без этого не будет счастья!

— А ты хочешь, чтобы я был счастлив, так?

— Именно! — энергично закивала мышка. — Именно так! Больше всего на свете!

— А парень, который имеет возможность каждый день пребывать в обществе любимой девушки, ловить ее взгляд, видеть ее улыбку, слышать ее голос и смех, рассказывать ей обо всем интересном и замечательном, что услышал, увидел и узнал, может считаться счастливым?

— Ну, — Гайка задумалась, — пожалуй, в некоторой степени…

— Да или нет? — потребовал определенности Чип.

— Ну, да, но…

— Значит, твое желание исполнено. Я счастлив.

— Нет, Чип! Неправда! Ты думаешь, что счастлив, но на самом деле…

— Тебе не кажется, что мне виднее?

— Нет! — убежденно ответила Гайка. — Я знаю, что ты сейчас ощущаешь, но поверь, это всего лишь иллюзия счастья, которая, чуть что, тут же развеется! И не возражай! Я знаю! Я видела, я пережила всё это тогда, в те субботы! Стоит мне хоть мельком посмотреть на кого-то другого, на того же Дейла, или как-то иначе обделить тебя вниманием, как ты… ты переменишься! Выгоришь! Станешь кем-то другим, холодным и злым! Ты этого хочешь? Я — не хочу!

Чип закусил губу, посмотрел мимо мышки на ночной парк и тихо сказал:

— Не стану.

— Станешь! Уже становился!

— Это ведь было до концерта «A-Kha»?

— Э-э-э… ну да! В субботу, тринадцатого!

— То был не я. То есть, я, но еще другой я…

Чип вкратце пересказал свои ощущения, сопровождавшие их с Гайкой знаменательный вторничный пикник, и хотя он старательно сглаживал наиболее самоуничижительные углы, а некоторые сугубо подсознательные моменты были недоступны ему по определению, его рассказ был достаточно близок к истине, чтобы довести мышку до мертвенного побледнения.

— Господи, Чип, — еле слышно пролепетала она, теребя воротник комбинезона. — Я, конечно, чувствовала, что с тобой что-то не так, но и подумать не могла…

— Я тоже, — глухо произнес бурундук. — Сам от себя не ожидал. Я никого никогда не любил так, как тебя, и вбил себе в голову, что наш брак предрешен, надо лишь подождать, пока ты придешь к тем же выводам, ну и…

— Чип, я…

— Нет-нет, дай мне договорить! — Чип помахал ладонью, прерывая мышку. Конечно, она не заслуживала столь резкого тона с его стороны. Он, если уж на то пошло, вообще, пожалуй, не имел права оскорблять ее слух своим писклявым голосом. Гаечка действительно была чудом. В ней было столько добра, самоотверженности и бескорыстия, что хватило бы на целый мир. Вполне возможно, что так оно и было, ведь ничто не может безвозвратно исчезнуть, и если где-то добра и света становится меньше, значит, где-то они прибывают, накапливаются. Но даже чудеса нуждаются порой в опеке и наставлении на истинный путь, и это был как раз тот случай. — Сейчас всё по-другому. Нет, я по-прежнему люблю тебя больше всего на свете, но уже не как трофей или какой-нибудь ценный приз, а как источник счастья, вдохновения и радости, само существование которого дает моей жизни и смысл, и цель.

— Я рада, Чип… — начала было мышка, но бурундук подошел к ней, взял за руку, посмотрел в глаза и крепко поцеловал. Гайка вздрогнула от неожиданности, но сопротивления не оказывала. Когда же поцелуй завершился, она погладила друга по пушистой щеке и тихо сказала: — Не стоит, Чип, это…

— Я знаю, — улыбнулся тот. — Знаю, что ничего больше и ближе, чем это, никогда между нами не будет. Но поверь, мне этого более чем достаточно. Да что там, мне достаточно просто видеть тебя. Просто знать, что ты есть. Поэтому я тебя очень прошу: не жертвуй ради меня своим будущим. Ты ведь заслуживаешь гораздо большего. Ты гений. Ты прекрасный инженер. Ты столько всего знаешь и умеешь…

— Чип, прекрати! — потребовала Гайка. Такую реакцию, как в третью субботу, тринадцатого, слова друга благодаря воспитательной работе Рокфора вызвать уже не могли, но это не отменяло того факта, что она слышала их чаще, чем ей того хотелось бы. — Ты не понимаешь, что говоришь! Ты вообще отдаешь себе отчет? Ты… Господи, ну почему, ну почему вы с Дейлом такие ОДИНАКОВЫЕ, А?! — последние слова она выкрикнула во весь голос, подняв взгляд и воздев руки к скрытому кроной дерева небу.

— Сам удивляюсь, — пожал плечами Чип. Это было правдой: ему и в голову не могло прийти, что его старый друг может испытывать сравнимые по силе и глубине чувства. Впрочем, для способных одновременно на дремучую неадекватность и дальновидное стратегическое планирование нет ничего невозможного… — Но факт остается фактом: ты осчастливливаешь нас за счет своего собственного будущего, а это неправильно, недопустимо. Нужно двигаться дальше.

— Конечно! — энергично закивала Гайка. — Вот именно! О чем же и речь! Поэтому я и хочу, чтоб вы нашли себе кого-то! Найди себе кого-то, Чип! Очень прошу!

— Попробую…

— Нет-нет! Никакого «попробую»! Пообещай мне!

— Я бы с радостью, Гаечка, но в этом деле ничего нельзя запланировать наверняка, так что…

— Ладно, — смилостивилась изобретательница, — тогда пообещай, что будешь искать!

— Хорошо, — уступил Чип. — Обещаю. Но тогда и ты пообещай, что тоже будешь искать себе пару. Договорились?

Гайка поджала губы, но, во-первых, встречное предложение Чипа было абсолютно разумным и закономерным, а во-вторых, она и так уже пообещала это Дейлу…

— Договорились, — кивнула она.

— Вот и славно! Идешь? — Чип кивнул в сторону ангара.

— Да, но мне надо еще кое-что сделать с «Крылом» и…

— Только не перетруждайся! Завтра у нас патрулирование! — Чип поцеловал подругу в носик, пожелал ей спокойной ночи, развернулся и пошел в их с Дейлом комнату.

Его товарищ уже лег, но еще не спал. Во всяком случае, как только Чип накрылся одеялом и закрыл глаза, сверху раздался вопрос:

— Ну, как поговорили?

— Спасибо, хорошо, спокойной ночи! — ответил Чип, не имевший ни особого, ни какого-либо иного желания что-то обсуждать и вообще очень уставший. Но Дейл намека то ли не понял, то ли не захотел понимать.

— Как думаешь, это правда? Ну, насчет катастрофы?

— Что? Ты сомневаешься в словах Гаечки?! — с напускной строгостью спросил Чип.

— Нет, — тут же ответил Дейл, — я верю каждому ее слову! Но ты же у нас, как там бишь его, рационализатор, вот я и спрашиваю…

— И, как обычно, совершенно зря!

— Ничего подобного! Петля времени — это необычно!

— Какая петля времени? — не понял Чип.

— Что значит «какая»? — искренне удивился Дейл. — Самая обычная! Как в «Докторе Когда»! Повторение раз за разом одного и того же дня! Ну, той субботы! Или… или она тебе об этом не сказала?!

— Не обольщайся, — поспешил расстроить его Чип, уловивший в голосе товарища неуместно чрезмерную как для такого случая радость. — Она сказала мне точно то же самое, что и тебе! Только более научно и без отсылок к глупым сериалам! Еще вопросы?

— Да! — Дейл решил идти до конца. — Еще один! Она тебя поцеловала?

— Конечно! — без раздумий подтвердил Чип, не став уточнять, что это он на самом деле поцеловал изобретательницу. Дейл наверняка поступил так же. Во всяком случае, Чип на это надеялся. Очень…

— Ну, что молчишь? — поинтересовался он у верхней полки, с которой слишком долго не доносилось ни звука. — Нечем крыть? Угомонился? Спокойной ночи?

— Я думаю, — последовал ответ.

— Да неужели? — с неприкрытым сарказмом переспросил Чип. Дейл пропустил ремарку мимо ушей.

— Выходит, если б не та катастрофа, и если бы мы не погибли, Гайка бы так ничего о нас и не поняла бы…

Очередной заранее заготовленный язвительный комментарий застрял в горле у Чипа, как патрон при осечке. Дейл был абсолютно прав. Да что там прав — он почти слово в слово повторил его мысли! После серии неудачных попыток обратить на себя внимание изобретательницы Чипу начало казаться, что единственный способ сделать это: дождаться какого-нибудь ЧП вроде наводнения или атаки Штаба объединенными силами ФБР, ЦРУ, АНБ и Министерства сельского хозяйства. Тогда он смог бы спасти прекрасную мышку от опасности утонуть или стать подопытным животным в лаборатории по разработке сверхсекретного ОМП соответственно и, держа ее, испуганную и дрожащую в своих крепких объятиях, прошептать ей, что опасность миновала, враг повержен, всё будет хорошо, и он очень ее любит…

А оно вон как получилось. Воистину, с желаниями надо быть поосторожнее, они ведь и сбыться могут…

— …Вот я и думаю, — тем временем продолжал рассуждать Дейл, — куда это годится? Того же тебя взять. Ты хоть сейчас можешь пойти и предложить руку и сердце очень привлекательной и обаятельной девушке, которая с радостью и без раздумий согласится…

— НИ СЛОВА О ТАММИ! — надрывно гаркнул Чип, стараясь не столько даже заткнуть Дейла, сколько заглушить зазвучавший в голове приторно писклявый голосок, повторявший до сих пор ненавистное бурундуку «Чиппер».

— Чип, ты чего это?! — спросил Дейл, судя по звукам, подпрыгнувший чуть ли не до потолка. — Я же не Тамми имею в виду!

— А кого? — уже чуть спокойнее спросил Чип.

— Милдред Манкчед, конечно! Помнишь такую?

— Помню. Она замужем.

— Ай, брось! Это не брак, а опекунство!

— Так чего же ты ждешь? Вперед и с песней!

— Только после вас!

— Ну да, конечно… Кстати, как там Фоксглав? Что-то ее давно не…

— НИ СЛОВА О ФОКСГЛАВ! — неожиданно яростно потребовал Дейл. Чип опешил.

— Не понял, как это? Вы же вроде неплохо поладили…

— НИ СЛОВА!!!

— Хорошо, хорошо, успокойся! — примирительно крикнул Чип. Еще тем утром, когда команда обнаружила на кухонном столике прощальную записку Фоксглав, он, наблюдая более чем сдержанную реакцию обычно экспрессивного друга, заподозрил, что отбытию летучей мышки предшествовал очень откровенный разговор, возможно, даже на повышенных тонах. Но тогда копать дальше Чип не стал, боясь ошибиться; кроме того, отсутствие Фоксглав означало, что казавшуюся ему безоговорочно выигранной борьбу с Дейлом за любовь придется возобновить, а это требовало мобилизации умственных и психологических резервов, не оставлявшей место поискам черных кошек в темных чуланах. Сейчас, когда его подозрения подтвердились, Чип испытал крайне смешанные чувства. С одной стороны, он не параноик, что хорошо. С другой — он явно недооценивал вроде бы знакомого до облупленности товарища…

— Какие же мы с тобой всё-таки странные, — задумчиво констатировал Дейл.

— Говори за себя, — ехидно посоветовал Чип.

— Нет, правда, ну! За это время мы могли уже, не знаю, раз по сто жениться! Мы ж самые завидные холостяки в округе!

— Серьезно? — спросил Чип без тени сарказма.

— Серьезнее некуда! Но мы этим не пользуемся! По-прежнему ждем чего-то, гоняемся за мечтой, за миражом… Вот ты умный, скажи: почему это, а?

Ответ на этот вопрос Чип дал себе уже очень давно, поэтому, не задумываясь, отчеканил:

— Потому что она того стоит.

— Точно, — подтвердил Дейл. — Она — идеал.

— Ангел.

— Чудо.

— Гений.

— И просто красавица.

— Не просто, — Чип сам не заметил, как достал из-под подушки фотографию Гайки и включил закрепленный на верхней полке ночник на основе миниатюрного фонарика, какие люди носят вместе с ключами для подсвечивания замочных скважин. Поразглядывав снимок с полминуты, бурундук со вздохом спрятал его назад и потушил свет. Две секунды спустя погас ночник Дейла. Чип не мог видеть, что было у его друга в руках, но не требовалось быть Шерлоком Джонсом, чтобы догадаться, что это была вовсе не книжка с комиксами.

Август — декабрь 2011 г.

НАВЕРХ


Обсудить на форуме

Наверх

Вернуться к списку фанфиков

На главную





Куда идём?
Желающим разместить свои материалы
(С) 2003-2012
Команда Штаба Спасателей