На главную

Куда идём?

Зарисовка # 8

 

Что происходит с обманутой красавицей?

Она превращается в чудовище.

 

Die Verwandlung

 

- Что изволите, мадам?

- Джефф рекомендовал ваше "фирменное"...

- О, "фирменное"... Вы не будете разочарованы, - с этими словами низенький человечек, оглядевшись по сторонам, протянул ей небольшой сверток, извлеченный откуда-то из недр джинсовой куртки.

- Благодарю.

- Рад служить, - его круглое лицо расплылось в широкой ухмылке, - тем более, таким рисковым леди, как вы.

- ?!

- Вы ведь не верите во все эти россказни про возможные побочные эффекты?

- Мне все равно.

- Вот это правильный ответ! - захихикал коротышка. Откланявшись, он растворился в сумерках.

* * *

- Дорогой, я дома! - произнесено бесцветным голосом, скорее по инерции.

В ответ - ни звука. Звенящая тишина пустой квартиры. Его, как всегда, еще нет. Хотя рабочий день его закончился более четырех часов назад. Она знает, где он. Она знает, с кем. Когда-то она полагала, что это всего лишь невинное хобби. Она наивно думала, что со временем это пройдет. Со временем, которое внесет свои коррективы, ведь жизнь продолжается. Жизнь постоянно идет вперед. Жизнь не может остановиться. Она считала, что нет ничего особенного в том, что стены его квартиры и его рабочего кабинета украшают эти фотографии. Когда-то это даже казалось ей милым. Когда-то ей грезилось, что вот еще немного, еще чуть-чуть, и на этих самых стенах будут висеть другие снимки - ее снимки. Но чем дальше шло время, тем отчетливее она понимала - этого не произойдет. Этого не произойдет никогда.

Она залпом осушила бокал вина и тут же налила себе новый. Открыла сумочку, достала сверток. Привычным движением игла входит в вену...

Даже на кухне, над обеденным столом, с фотографии нахально улыбается эта... эта...

- Мерзкая тварь!!! - схватив кухонный нож, она с размаху пытается раскроить им снимок, ее рука соскальзывает и...

* * *

Да, сегодня он действительно припозднился. Немного ускоряя шаг, Марк свернул за угол. Что поделать, дома у него нет компьютера. Да и к тому же, дома ему вряд ли удастся просиживать за монитором все вечера напролет. Кристина это не оценит. Спасибо и на том, что она терпеливо сносит все его чудачества. За это он безмерно ей благодарен. Конечно, она девушка необычная, именно этим она его и привлекла в свое время, но все же, как она далека от той, чей светлый образ согревает его долгие годы.

Холодный пасмурный осенний вечер. Одинокие прохожие спешат по своим делам. Никто не обращает внимания на мужчину среднего роста в длинном плаще с поднятым воротником. В одной руке у него дипломат, в другой - зонтик. А где-то глубоко внутри, в закоулках его души живет маленькая мышка по имени Гайка, созданная в конце 80-х Тоби Шелтоном для диснеевского мультсериала "Чип и Дэйл". Кому-то это покажется курьезным, но он не одинок в своем увлечении. Поклонники Гайки, создали немало интернет-сайтов, посвященных ей. Объединившись в клубы, вот уже несколько лет они ведут оживленную полемику посредством так называемых "рефлекторов", или чатов офф-лайн. Это вселенная в миниатюре. Мир внутри мира. Место, где он - свой. Место, где его поймут. Место, где он обретает себя...

Сейчас он спешит домой, предвкушая вкусный ужин, приготовленный Кристиной, которым можно наслаждаться вдвойне, глядя на рисунок, висящий над столом. Там изображена зеленая лесная полянка, а посреди нее ему, ему одному, немного застенчиво улыбается Гайка. Рисунок цветной, и выполнен в реалистичной манере, почти фотография. Он ускоряет шаг. Не при мысли об ужине, тем более, не при мысли о Кристине. При мысли о Гайке. Оставим же его пока с его мыслями. Ему недолго осталось ими наслаждаться...

* * *

Она открыла глаза. Где это она? Яркий солнечный день. Вокруг шумит лес. Судя по журчанию воды где-то рядом должна протекать речка. Рука нащупала что-то твердое. Кухонный нож. Что с ее рукой?! А с другой?! А это что еще такое? Хвост?! Господи, что со мной?! Так, спокойно. Не паниковать. Всего лишь галлюцинация. Вот это правильный ответ. Чувствует она себя хорошо? Хорошо. А вот и ее сумочка. Сумочка, кстати говоря, не изменилась. Как, впрочем, и нож... В сумочке должно быть зеркальце...

Она была одной из тех немногих, кто вполне доволен своей внешностью. Высокая, жилистая брюнетка, с аккуратной маленькой грудью, открытым всем ветрам лицом, прической каре, безупречным маникюром и сногсшибательной походкой. Она любила носить черный облегающий свитер с воротом-стойкой, длинную темно-синюю юбку и узконосые туфли на невысоком каблуке. Из косметики предпочитала кроваво-красную губную помаду - тонкая нить, словно порез бритвы на бледном лице. На лице, к которому никогда не приставал загар...

Какое-то время она рылась в сумочке, затем, наконец, нашла искомое. Немного дрожащими руками взяла зеркальце. А что, собственно, терять?.. На нее смотрела стилизованная под комиксы 80-х крысиная физиономия: красноватые глазки, нос с горбинкой, высокие скулы, темные волосы подстрижены под каре, небольшие ушки... она попробовала пошевелить ими - получается!!! Улыбнулась - тонкая линия вульгарно накрашенных губ обнажила ряд тонких острых зубов. На ней по-прежнему ее любимый свитер, она задрала его, дабы проинспектировать то, что привыкла под ним иметь - и осталась вполне удовлетворена результатом - ее тело не претерпело существенных изменений, разве что теперь оно покрыто короткой мягкой серой шерсткой. Юбка тоже на месте, сидит, как влитая. Откуда-то в ней даже появилась прорезь для хвоста. Она попыталась подняться. Это далось ей неожиданно легко. Но зато не получилось до конца распрямиться. Впрочем, это не существенно. Сильно жмут туфли, - неудивительно, ведь ее узкие ступни несколько удлинились. На них стало на порядок удобнее стоять. Прекрасно, туфли - долой. Она еще раз взглянула на руки: тонкие худые пальцы заканчивались длинными острыми когтями. Терпимо. Она еще не знает где она, зато знает, что она - крыса, и чувствует себя при этом даже лучше, чем прежде... Пора произвести разведку местности...

Под ногами мягко пружинил мох, день был ясный и теплый, вокруг - ни души. Благодать! Впрочем, на счет "ни души", она явно поторопилась - вон маячит чья-то фигурка. Ветер треплет роскошные золотистые локоны. Фиолетовый комбинезон. Чтоб мне провалиться! Это же... Это же... Волна ярости захлестнула все ее существо. Даже тут! В этом раю!!! Хотя, постойте-ка. Это не рай. Это картина над столом в кухне. Тот самый пейзаж, наконец-то она его узнала. Она что теперь, пленница этого места?! Никогда! Она найдет отсюда выход. А пленница здесь - перед ней, в нескольких десятках шагов, совсем одна... Нож в руке придавал уверенности в реальности происходящего.

- Порву как газету!!! - зашипела она, устремляясь к той, что стояла у косогора, любуясь неспешным течением реки...

* * *

Она не слышала, как повернулся в замке ключ, не слышала как рядом с тумбочкой в прихожей, обдав все вокруг брызгами, вальяжно развалился раскрывшийся зонт-трость, не слышала раздавшегося в кухне вопля ужаса.

Она очнулась от того, что ее трясли за плечи, и еще эта фраза, непрестанно повторяющаяся фраза... Она открыла глаза. На нее смотрел он.

- Что ты наделала? Что ты наделала?!

- Облегчила твой выбор, - она поразилась собственному хриплому голосу.

- Я... Ты же знаешь, я не могу без... без...

Она оттолкнула его, но он снова метнулся к ней. Пришлось его ударить. Затем - еще раз, уже сильнее. По физиономии. Наотмашь.

- Убирайся! - прохрипела она. Чтобы ноги твоей здесь больше не было!

- Ты больна, - простонал он. Из ран на лице сочилась кровь. По его лицу словно бритвой прошлись. Четыре раза.

- Больна, говоришь? Она с легкостью вскочила на ноги, чувствуя неожиданный прилив сил. В два прыжка она оказалась у входной двери, распахнула ее настежь, и, рванувшись к нему, повалила на пол, прижала коленями и схватила за горло:

- По-твоему, больная на это способна?!

- Ттттты...

Она нагнулась к нему:

- Знаешь... Если ты останешься здесь еще ненадолго... Я сделаю тебе больно. Очень больно...

* * *

На следующее утро у нее ломило все кости. Она обнаружила, что провела ночь на кухне. У нее были какие-то странные видения... Или же... Ее взгляд упал на засохшие пятна крови на полу. Она огляделась: вокруг был беспорядок, все указывало на то, что еще недавно здесь происходило что-то занятное: разбитое окно, поломанные табуретки, картина, пришпиленная к стене кухонным ножом... Почему-то вспомнилось бледное лицо Марка. Она взглянула на свои руки - ногти, всегда ухоженные, сейчас выглядели несколько иначе - они стали гораздо длиннее, на запястьях, то здесь, то там торчали темные жесткие волоски, а в мышцах чувствовалось энергия натянутых пружин. Она поднялась на ноги и, подойдя к зеркалу, с радостью обнаружила, что особых видимых изменений с ней не произошло. Значит, это был просто сон... А беспорядок... Она, должно быть, страдает лунатизмом... Вот только... Только ее лицо стало несколько... Кгм... Как бы поточнее выразиться... В общем, оно осталось прежним, но черты его немного заострились... Или ей это только кажется... Кажется, скорее всего. А ногти нужно просто подстричь... Однако, волоски, они ведь появились и на скулах, и, кажется, на лопатках и... Впрочем, нужно завязывать с этой дрянью... Вероятнее всего, там содержатся какие-то гормональные добавки...

* * *

- Кристина, не проверишь текст? - откуда у нашей секретарши такая манера, говорить, не отрывая глаз от монитора...

- Опечатки в третьей, семнадцатой и двадцатой строках.

- Ты же даже не подошла!

- Мне видно отсюда.

- С другого конца офиса?! Не смеши меня! Ты не видишь дальше своего носа без очков!

- У меня нос стал длиннее. Если не хочешь выслушивать упреки директора, советую исправить текст.

- Директора не будет до обеда.

- Ошибаешься. Он уже сюда идет. Будет, самое позднее, через минуту

- Откуда ты знаешь?

- Чую запах его дешевого одеколона. А ты, разве, нет?

- Нет...

Она оставила обескураженную секретаршу наедине с вошедшим в офис патроном. Ей страшно хотелось есть. То, что она ела обычно, в последнее время перестало утолять ее голод. Ей хотелось чего-то еще... Она и сама, правда, не знала, чего именно... Ход ее мыслей прервал директорский котяра, появившийся из-за угла и неожиданно издавший пренеприятнейший звук. От этого звука стыла в жилах кровь. Вместе с тем, этот звук будил дремавшую где-то на задворках души многовековую ненависть. Она никогда не испытывала симпатии к кошкам, более отвратительных созданий трудно себе представить. Она резко отбросила кота ногой - он отлетел далеко вперед по коридору, но тут же вскочил, выгнул спину и снова издал тот же звук. Это уже слишком...

* * *

Она опомнилась, насытившись. Руки по локоть в крови, юбка и колготки тоже забрызганы кровью... Бросив останки кота, она поспешила прочь, надеясь никого не встретить в дамской уборной...

* * *

На следующее утро она поняла, что не все так просто, как казалось вчера. Единичные волоски, с такой тщательностью выщипанные накануне, появились вновь, их стало больше и по виду они напоминали щетину. Ногти также отрасли, вдобавок ко всему, ныло все тело, спина и лицо - в особенности...

* * *

Марк забеспокоился только когда узнал, что она уже месяц не показывалась в офисе. Он звонил ей, но никто не брал трубку. Наконец он отважился нанести ей визит... Вспоминая, что ему довелось пережить в прошлый раз, он взял с собой револьвер. На всякий случай...

* * *

Он не узнал свою бывшую квартиру. Она скорее напоминала свалку. Обои были содраны практически до основания, мебель сломана, кругом валялись и гнили объедки мяса, окна с выбитыми стеклами закрывали обрывки штор. Он попробовал зажечь свет.

- Даже не пытайся, - она вошла практически бесшумно, от резкого звука ее голоса, такого знакомого и незнакомого одновременно, он оторопел.

- Кристина, что происходит?

Ее смех звучал еще более отвратительно, чем голос и напоминал, скорее скрип или свист:

- А у тебя ведь всегда была тяга к грызунам, разве нет? Не поэтому ли ты пришел?

Его глаза начали привыкать к полумраку и неясные черты фигуры, приближавшейся к нему, приобретали все большую определенность. На Кристину, а в том, что это была она, он не сомневался, было страшно смотреть, хотя, возможно, такой эффект создавался благодаря чересчур разыгравшемуся воображению, выпитому для храбрости виски или вечерним сумеркам, когда даже обыденное приобретает гротескный или жутковатый вид...

* * *

На ее лице с широко раздвинувшимися скулами, обильно поросшими длинной серебристой щетиной играла болезненная кривая ухмылка. Впалые глаза недобрыми угольками светились, казалось, откуда-то изнутри черепной коробки, вытянутой за счет удлинившегося носа с двойной горбинкой. Ее сгорбленное тело было прикрыто рваным халатом, тонкими пальцами с острыми длинными когтями она сжимала недавно пойманную и освежеванную жертву:

- Прости, что заставила ждать. Приходится охотиться в соседних кварталах - в моем уже не осталось кошек...

Марка вывернуло наизнанку. И вновь зазвучал ее смех. Торжествующий смех. Она подходила все ближе. Двигалась она короткими молниеносными перебежками, все движения были четко выверены. Когда она останавливалась, ее тело на мгновение сводило судорогой, затем она продолжала движение:

- Разве ты не хочешь попробовать?

- Попробовать что?

В бледном лунном свете ее лицо выглядело наиболее отталкивающе - оно отливало синевой, сощуренные глаза, казалось, жгли Марка насквозь. Она отбросило в сторону свою добычу и скинула халат:

- Меня. Разве не этого ты всегда хотел? Не об этом грезил, просиживая на работе за своим проклятым компьютером, общаясь в сети с такими же неудачниками, как ты сам? Не хотел оказаться в одной постели с... с... Гайкой! - она наконец выплюнула это ненавистное слово, - У тебя есть уникальный шанс. Первый и последний в твоей жизни. Я сейчас ничем не хуже. Смотри! Наслаждайся! - с этими словами она с размаху стегнула его своим хвостом.

Резкая боль обожгла его плечо. Он в ужасе вжался в угол. Вид ее деформированного тела способствовал новым рвотным спазмам.

- Нравится прелюдия? - она мерзко хихикнула.

- Господи... - в ужасе пробормотал он, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание.

- Его здесь нет. Но есть крыса, которой снилось, что она - человек, и ей это нравилось. А сейчас крыса проснулась. И разбудил ее ты.

- Что ты хочешь сказать? Я не понимаю... Ты бредишь...

- Я хочу сказать, - ее тело опять передернулось от судорог, - что если ты хочешь продолжать жить в мечтах, тебе придется убить меня. Убить реальность, пока еще не слишком поздно. Иначе... Иначе я убью тебя...

* * *

Он практически не помнил, как добрался до квартиры своего друга, у которого жил все последнее время. Но он до конца жизни запомнил те минуты, их последние минуты вместе. Как он кричал от боли и ужаса, когда на его глазах начала рваться ее тонкая плоть, треснула черепная коробка, обнажив оскаленную кожистую, покрытую редкими волосками крысиную морду, как когти впились ему в глотку... И еще выстрел. Один выстрел в ее сердце. В сердце той единственной, что любила его, в сердце той, чью жизнь он разрушил.

Он проиграл. Он поставил на ангела, оказавшегося химерой; он убил химеру, превратив в нее ангела.

* * *

Вы и сейчас можете встретить невысокого человечка плотного телосложения на углу улиц ********** и *******. Если вы скажете ему, что пришли от Джеффа, он скорее всего предложит вам недорогой и качественный товар. Он, конечно, скажет, что его продукция не вызывает побочных эффектов. Не верьте ему. Они будут. Какие? Вы никогда не узнаете об этом. Пока не попробуете. Вот это - правильный ответ...

04.09.05 17:30-22:50 (с) Jeanine


Обсудить на форуме

Наверх

Вернуться к списку фанфиков

На главную





Куда идём?
Желающим разместить свои материалы
(С) 2003-2012
Команда Штаба Спасателей