На главную

Куда идём?

LoneHackeer

Шоколадные бурундуки

 

Спасатели и прочие персонажи из сериала, а также частично и сам сюжет повести являются диснеевским копирайтом и используются без всякого на то разрешения, исключительно в целях удовлетворения графомании автора :).

 

Эта история произошла, когда мы решили поехать в путешествие по Южной Америке[1]. Точнее говоря, “мы” - это слишком сильно сказано. Вся идея поехать на зимние каникулы в американские джунгли целиком принадлежала Гайке.

- Я думаю, что мы слишком много времени посвящаем работе, - сказала она как-то вечером после очередного расследования. - Это отрицательно сказывается на нашей работоспособности. Я думаю, что нам стоило бы передохнуть. К тому же, скоро зима. Нам нужно поехать куда-нибудь на каникулы.

- Ну, вот еще! - недовольно воскликнул Чип - Лично я чувствую себя прекрасно. Опять тупо валяться на гавайском пляже? Нет уж, мне это надоело! Тут у нас дел невпроворот, а ты предлагаешь все бросить?

- Ура! Каникулы! Это здорово! - только и смог воскликнуть я. Идея Гайки мне очень понравилась. Чип смерил меня  уничтожающим взглядом, но ничего не сказал. 

 - Да, Чиппи, - выразил свое мнение Рокфор, - я думаю, что Гайка права. Нам не помешает небольшая смена обстановки. Да и, честно говоря, мы с Вжиком уже немного соскучились по настоящим путешествиям. Правда, дружище?

Вжик что-то прожужжал, но по его поведению было понятно, что он тоже поддерживает эту идею.

- Ну и ладно, - неожиданно сказал Чип, - вы поезжайте, а я займусь расследованиями. Да и к тому же надо будет привести в порядок мои записи.

- Как, Чип? - удивилась Гайка, - Ты не поедешь с нами? У меня была идея отправиться в Южную Америку, в Перу, на родину древних инков. Это такая экзотическая страна! Я всегда мечтала там побывать. Боюсь, что ты много потеряешь.

- Гайка права, - сказал Рокфор, - это, наверняка, очень интересная страна. Я однажды бывал в Южной Америке, в Бразилии - я слышал, что там производят редкий сорт сыра. Правда, там, в лесах водится много диких аллигаторов и ягуаров. Как-то раз я шутки ради дернул одного ягуара за усы. А он кааак прыгнет! Уф, думаю, вот и конец пришел старине Рокфору. Еще хорошо, что я знаю пару приемов, которым меня обучил один пингвин с Галапагос…

- Вот видишь! - торжествующе сказал Чип, обращаясь к Гайке, - там очень опасно! Не лучше ли остаться дома?

- Аллигаторы - это фигня! - воскликнул я, - помните, как я нокаутировал одного в Новой Зеландии? - Я подскочил к Гайке и обнял ее за плечи - Я буду защищать тебя от аллигаторов. Ни один из них не уйдет живым. А ягуарами займется Рокфор.

Гайка посмотрела на меня и смущенно улыбнулась. Я же украдкой посмотрел на Чипа - я знал, что для него мое поведение - это удар ниже пояса.

Чипа посмотрел на меня таким взглядом, который мог бы убить на месте и, судя по всему,  он едва сдерживался. Он понял, что ему придется уступить, а он не любил проигрывать.

- Но Чип, - Гайка все-таки решила переубедить Чипа, - я не думаю, что нам будет угрожать какая-то опасность, во всяком случае, ничуть не большая, если бы мы остались в Нью-Йорке.

- Да, дружище - добавил Рокфор, - насчет ягуаров я пошутил. Они всего лишь большие кошки, а все кошки довольно глупы!

Чип смирился с поражением и, изобразив на лице некоторое подобие улыбки, подошел к Гайке с другой стороны.

- Я думаю, вы правы. В конце концов, возможно, там мы тоже встретим какие-нибудь интересные загадки.

 - Ну, вот и хорошо, - улыбнулась Гайка - надо только решить, как мы туда доберемся.

На общем совете было решено не лететь на самолете - в пути с ним вполне могло что-нибудь случиться, как уже было, например, в той же Новой Зеландии. К тому же вместительность самолета была очень ограничена, что, понятное дело, существенно уменьшало количество багажа на борту. Гайка предложила лететь рейсом "Панамерикан" до Лимы, а в Перу перемещаться на местном транспорте. Так мы могли бы взять с собой гораздо больше багажа. Все согласились с ее планом и стали собираться в дорогу. Чип был очень раздражен тем, что его планы были нарушены, и хотя он, естественно, не решался вслух высказать свое недовольство Гайке, вымещал раздражение на мне. Он постоянно придирался ко мне и называл меня тупицей, причем совершенно без всякого повода.

- Дейл, ну зачем тебе столько комиксов? Они занимают больше места, чем вся провизия! - Чип начал вытряхивать все из моих рюкзаков, - Ты что, собираешься все это читать в Перу? Зачем ты тогда вообще едешь с нами? Оставайся тогда дома и читай свои комиксы!

- Я просто хочу провести хорошо время в дороге! - возразил я, - и потом, это мои рюкзаки! Лучше посмотри, что ты напихал в свои! Ты взял все свои дурацкие детективы! Тебе можно, а мне нет?!

- Это совсем другое дело, дурачок, - сказал Чип со своим любимым высокомерием, - я буду не развлекаться, а работать. Мне надо изучать методы великих сыщиков. Тебе понятно, тупая башка? - и для пущей убедительности он треснул меня по голове.

На этот раз я обиделся (я же ничего не сделал!), и ответил ему той же монетой. Наш разговор грозил перерасти в потасовку, но ее предотвратило вмешательство Гайки, которая до этого стояла рядом и задумчиво разглядывала наши вещи.

- Я думаю, что вы оба не правы, - сказала она, - мы должны уменьшить количество ненужного багажа. Вы забываете о том, что у нас  много провианта, палатка, посуда, спасательский инвентарь, вещи первой необходимости. Я думаю, что в джунглях у нас будет мало комфорта, и поэтому нам необходимо взять побольше вещей повседневного обихода. Кроме того, я бы хотела взять с собой некоторые научные приборы и мою новую фотокамеру - хотелось бы, чтобы наши впечатления остались бы зафиксированными на пленке.

Мы стали перебирать наш багаж, и в результате большая часть моих вещей была признана ненужной и безжалостно выброшена. Что же касается вещей Чипа, то ему удалось отстоять несколько своих книг, что явно добавило ему расположения духа, и он начал посматривать в мою сторону с торжествующим видом.

- Мои рюкзаки теперь пусты! - после всей этой ревизии я находился в полнейшем отчаянии.

- По-моему, у тебя пустая голова, а не рюкзаки! - язвительно заметил Чип.

- Друзья, я думаю, нам вполне хватит по одному  рюкзаку на каждого, - вмешался в разговор Рокфор, - Мы же все-таки спасатели, а не изнеженные слюнтяи. Ничто так не закаляет дух, как отсутствие комфорта.

- И к тому же большое количество багажа будет нас сильно обременять, - добавила Гайка.

В результате из тех вещей, которые мы собирались взять первоначально, остались только палатка, небольшое количество одежды, очень немного личных вещей, некоторый спасательский инвентарь, в частности - удочка Гайки, а также фотокамера, которая, правда, не поместилась в рюкзак, и Гайке пришлось держать ее в лапах. Еду мы решили не брать с собой, а доставать на месте. Чип лишился своих книг, зато мне удалось засунуть в свой рюкзак тайком от всех последний выпуск журнала "Weird".

Перелет в Перу прошел без происшествий, если не считать приступа сырности у Рокфора,  произошедший прямо в самолете. Он учуял пармезан, который был плохо завернут в один из пакетов в багажном отсеке огромного «Клиппера», где мы, собственно говоря, и находились.  Для Рокфора все кончилось благополучно, но сумка, в которой находился  сыр, была совершенно разорвана, а вещи из нее разбросаны. Среди них я нашел много конфет и сладостей. Я принялся их собирать.

- Ты что делаешь? - спросил Чип. - Дурачок, мы не можем взять это с собой!

- А почему нет? - возразил я, - Не пропадать же добру! Ты же сам говорил, что мы должны находить еду в дороге. О, смотри, что я нашел! 

Я схватил две небольшие плитки шоколада. Эти сорта я особенно любил. Я не удержал одну из них и уронил на пол. Ее тут же схватил Чип.

- Э, а ты что делаешь? - возмутился я, - это я ее нашел!

- Спасаю тебя от сахарного диабета, - язвительно заметил Чип, засовывая плитку себе в рюкзак, - Неужели тебе мало всего остального?

Но он меня не обманул - я хорошо знал, что Чип тоже любит шоколад, хотя и не показывает виду.

Прибыв в Лиму, мы некоторое время находились в городе, осматривая достопримечательности. Точнее говоря, их осматривали мы с Чипом и  Гайкой, а Рокфор и Вжик отправились на рынок за сыром и яблоками.  На мой взгляд, в городе не было ничего особо интересного, но Гайка пребывала в восторге. Она хотела использовать свою фотокамеру, но внезапно обнаружила, что у нее не работает вспышка.

- Опять мне не везет! - в сердцах воскликнула Гайка, - ну почему у меня ничего не работает?

Чип стал ее успокаивать, а я тем временем нашел то, что искал. Лавка с сувенирами. Зачем, спрашивается, возиться с какими-то дурацкими снимками, если можно взять с собой какую-нибудь экзотическую вещицу на память? Я кинулся вперед, но Чип, к сожалению, успел догадаться о моих намерениях, и изловчился схватить меня за рубашку. Я потерял равновесие и упал на землю. "Ненавижу, когда он ведет себя подобным образом!" - подумал я.

- Что с тобой? - спросил он  грозно и в то же время с ехидной улыбкой на губах - он, несомненно, догадался, куда я хотел бежать.

- Я хотел взять на память пару сувениров! - сказал я  нагло.

Чип стукнул меня по башке.

- Ты опять за свое?! Забыл уже, что из-за твоих сувениров приключилось в Египте?

Египет, Египет... Честно говоря, я действительно не помнил, что произошло в Египте, если не считать того, что мы там воевали с сумасшедшим сфинксом. Из всех наших спасательских приключений мне запоминались в основном те, где мне удалось совершить какой-нибудь подвиг. Или те, в которых было что-нибудь необычное или запоминающееся. Например, я помнил оба  моих полета в космос. Или, например, то недавнее расследование на ярмарке, когда мы думали, что Чип погиб. Благодаря этому случаю я впервые осознал, насколько Чип дорог мне.

Чип, наоборот, прекрасно помнил почти все детали практически всех наших расследований. Он даже вел особую тетрадь, в которую делал какие-то заметки, касающиеся наших приключений. Кроме того, у него было собрано досье на всех преступников, с которыми мы сталкивались, прежде всего, конечно  - на Толстопуза и его подручных, и Нимнула. Но даже злодеи, с которыми мы сталкивались только один раз,  например, те же хозяин балагана с его мерзкой обезьяной, не ускользали от его внимания. Я иногда подсмеивался над ним за его чрезмерную серьезность, но Чип либо не обращал на это никакого внимания, или отвечал такими же едкими шуточками в мой адрес.

Что же касается сувениров, то, наверное, Чип был прав - они бы слишком мешали нам в дороге, тем более что мы собирались ехать в джунгли.

- Я прихвачу с собой парочку на обратном пути,- сказал я про себя (но достаточно громко, чтобы Чип услышал меня), поднимаясь с земли. Чип лишь тяжело вздохнул и покачал головой.

На следующий день мы отправились на автобусе в глубь страны. Мы сидели на крыше среди туристского багажа. Гайка возилась со своей вспышкой, Чип с Рокфором разглядывали окрестности. Я читал "Weird", закусывая плиткой шоколада. То, что я прочел, меня потрясло. Оказывается, жрецы племени диких мышей из джунглей Америки могли  сделать из мышей рабов при помощи гипнотического зелья. Эти рабы полностью подчинялись своим хозяевам и могли делать все, что им прикажут.

- Смотрите! - вдруг сказала Гайка. Мы повернулись и увидели слева от дороги огромную пирамиду. Автобус остановился около нее.

- Слева от дороги вы можете видеть Великую пирамиду, построенную императором Инков в 13 веке нашей эры[2], - сказал экскурсовод. Туристы вышли из автобуса и стали щелкать затворами фотоаппаратов. Гайка тоже сделала снимок.

- Гайка! Значит, ты исправила вспышку? - спросил Чип.

- Конечно, Чип.

- Может, мы присоединимся к туристам и тоже осмотрим пирамиду? - спросил Рокфор.

- Неплохая идея, Рокки, - сказал Чип.

И мы отправились вслед за туристами. Пирамида была довольно высокая, и мы  немного запыхались, когда добрались до ее вершины по ступенькам на ее грани.

- Да, забираться сюда труднее, чем на вершину Килиманджаро, - заметил Рокфор.

Я обратил внимание на то, что Чип взял с собой рюкзак с плиткой шоколада. "Зачем она ему?" - подумал я, - "Хм, наверное, он боится ее оставлять одну, боясь, что я ее утащу. И, кстати, не зря боится, хе-хе, это отличная мысль!"

Вершина пирамиды представляла собой большую квадратную площадку, посредине которой возвышалась небольшая платформа. Всюду валялось много мусора, консервных банок, окурков, пакетов – очевидно,  здесь бывало много туристов.

Я взглянул вниз - туристы все еще карабкались по лестнице. Это было и неудивительно - мы ведь бежали на четырех лапах, а люди всегда ходят только на двух. К тому же, большинство туристов были далеко не худыми.

- Посмотрите, какая красота! - вдруг сказала Гайка.

Я сначала не понял, о чем она говорит, но когда поднял голову, то тоже был поражен.

- Ух, ты! Здорово! - сказал я.

- Да...- протянул Чип.

С края пирамиды открывался великолепный вид на окрестности. Под нами зеленело море леса, которое простиралось на многие километры до самого горизонта. На востоке виднелась горная цепь, тоже поросшая лесом. На севере змеей извивалась широкая река. Высоко в облаках парили какие-то большие и красивые птицы.

А пирамида, на которой мы стояли, казалось, находится в самом центре мироздания. Я внезапно подумал, а вдруг это вовсе не пирамида, а замаскированный корабль инопланетян? Сейчас мы стоим себе спокойно на ней, и тут вдруг она р-раз - и улетит в космос! Что-то подобное я где-то читал или видел в каком-то фильме. Я живо представил себе эту картину и поежился от страха. Я решил поделиться своими опасениями с Чипом, но понимания у него не нашел.

- Опять твои дурацкие бредни! - разозлился он, - Тебе везде скоро будут мерещиться инопланетяне! Опять, наверное, начитался своих комиксов!

- Ну, а для чего, по-твоему, нужно было строить эту пирамиду? - возразил я, - ясно, что без инопланетян тут не обошлось! У них тут база, и они отсюда наблюдают за землянами!

В глубине души я далеко не был уверен, что дело обстоит именно так, но мне страшно хотелось, чтобы это было правдой. Тогда мы смогли бы как-нибудь пробраться внутрь и исследовать их базу. А если бы это был действительно космический корабль, то может быть, нам удалось бы научиться управлять им, и тогда у нас был бы свой космический корабль. Он был бы гораздо круче нашего старого самолета! Я, правда, уже управлял космической шлюпкой, когда убегал  от полоумных пришельцев, которые чуть не превратили меня в эскимо, но управлять космическим крейсером - это совсем другое дело!

Гайка, однако, покачала головой.

- Нет, Дейл. Я думаю, пришельцы тут ни при чем. Эта пирамида была построена людьми. Она использовалась инками для всяких религиозных обрядов и ритуалов. Некоторые из них были довольно  жестокими. Инки приносили богам человеческие жертвы. Приговоренного к смерти клали на вот этот алтарь, - Гайка показала лапкой на прямоугольное возвышение  в центре площадки, - к нему подходил жрец и, страшно сказать, вырезал у несчастного сердце…

- О, ужас! - вырвалось у меня.

- Это что, Дейл, - оживился Рокфор, - вот когда я был в джунглях Новой Гвинеи...

- Гайка! - Чип нарочито громко перебил Рокфора, очевидно, чтобы показать тому, что развивать эту тему не следует, - это все ужасно. Но неужели никто из приговоренных не противился своей участи? Неужели все жертвы шли на казнь безропотно?

- Насколько я знаю, Чип, жрецы вводили свои жертвы в состояние транса. Поэтому приговоренные не чувствовали страха перед смертью. Для них это был просто переход в иной мир.

- Я все-таки не понимаю, Гайка, - сказал Чип недовольно, - если инки были такие жестокие, то, что мы можем для себя найти полезного в этой стране, изучая их культуру? Не лучше ли было поехать на Гавайи?

- Ха, а кто-то не так давно говорил, что он не хочет валяться на гавайском пляже! - ехидно заметил я.

Чип сделал вид, что его не задело мое замечание, но обмануть меня он не сумел.

- Я думаю, Чип, ты не совсем прав, - заметила Гайка, - кровавые религиозные ритуалы составляли лишь незначительную часть жизни инков. У инков была очень развитая культура, они были талантливыми астрономами, математиками и архитекторами, и эта пирамида - тому подтверждение. Но, наверное, ты прав в том, нам надо было лучше поехать на Гавайи. Я, как всегда, не подумала о том, что вам не будет тут интересно, - по голосу Гайки можно было понять, что она немного обижена на замечание Чипа.

- Нет, что ты, Гаечка, тут просто здорово, - поспешил  заверить я мышку.

- Но я и не говорю, что это не так, - стал оправдываться Чип, поняв, что зашел чересчур далеко, - Просто тут слишком скучно для меня. Я привык к разного рода загадкам и тайнам. А тут нет ничего таинственного и загадочного.

Рокфор занял сторону Гайки.

- Интересно тут или неинтересно, это не важно, - сказал он, - Во всяком случае, здешний воздух гораздо полезнее Нью-йоркского смога. А если бы мы не уехали оттуда, то у тебя бы крыша поехала от твоих загадок. Мозгам надо иногда давать отдых.

Чип скрестил лапы на груди и отвернулся. По его поведению было видно, что он слегка обиделся. 

Тем временем на вершину  пирамиды поднялись туристы. Гайка подошла поближе к экскурсионной группе и стала внимательно слушать гида. Рокфор с Вжиком встали рядом с ней. Чип же сел на парапет и с недовольным видом начал осматривать окрестности. Свой рюкзак он положил рядом с собой.

"Момент подходящий!" - подумал я. Я осторожно подкрался к его рюкзаку, из которого торчала коробка. Пара мгновений - и кусок шоколада уже у меня в лапах.

- Что ты делаешь? - Чип развернулся так неожиданно, что застал меня врасплох, - ты воруешь мой шоколад?!

Я поспешно отправил кусок шоколада себе в защечный мешок.

Затем я закрыл глаза, вытянул вперед лапы и сделал вид, будто я зомби.

- Я не Дейл, я раб жреца Вуду Юмба-Мамба, я делаю все, что он мне прикажет. Он приказал мне взять шоколад у бурундука Чипа, чтобы он смог сварить из него зелье… - начал говорить я замогильным голосом.

Чип отвесил мне оплеуху.

- Что ты несешь?! Что это за бред?! Какой еще Мамба? Ты в своем уме?!

- Это не бред! - возразил я. Притворяться дальше стало бессмысленно, поскольку ясно было, что Чип не поверил моей игре, - Об этом написано в последнем номере "Weird". Вот,  посмотри, - и я стал показывать журнал Чипу.

Но Чип даже не стал смотреть, что там написано. Он выхватил из моих лап журнал, треснул им меня по башке, и выкинул его за пределы пирамиды. Сильный ветер подхватил журнал и понес его в джунгли.

- Что ты сделал!? - я был вне себя от ярости, - Это же последний номер!!!

Я готов был убить Чипа на месте. Но Рокфор в последний момент вклинился между нами и спас Чипа от моих кулаков.

- Ребята, вы даже на каникулах не можете не ссориться! Ну, что случилось на этот раз?

- Он выкинул мой журнал!

- Он свистнул мой шоколад!

- Дейл, как тебе не стыдно! - упрекнула меня Гайка,  - У тебя же есть свой шоколад. Зачем тебе шоколад Чипа?

Я не нашелся, что ей ответить.

- И к тому же мы договорились - никаких комиксов и книг в дороге, ты забыл? - заметил Рокфор.

Чип заметно повеселел - в нашей стычке он одержал  моральную победу - Рокфор и Гайка заняли его сторону. Но меня утешало то, что своей цели я все-таки добился - немного шоколада у Чипа все-таки стащил.

На следующий день мы снова ехали на автобусе по джунглям. Честно говоря, это путешествие уже стало мне немного надоедать. Если до происшествия на пирамиде, мне помогал убить скуку "Weird", то сейчас у меня остался только шоколад. Но и он сегодня кончился - я вытряхнул из своей коробки последние крошки.

Гайка же продолжала наслаждаться путешествием. Она делала кадр за кадром, снимая всяких экзотических зверей, которые глазели на нас с обочины.

- Все-таки поездка в экзотические страны на многое открывает глаза, - сказала она, сняв какую-то обезьяну[3], сидевшую на дереве.

- По-моему, и ты кое-кому открыла глаза, - сострил Рокфор. По-видимому, обезьяна была ослеплена Гайкиной вспышкой.

-Я не думала, что моя ксеноновая вспышка настолько яркая, - удивленно заметила Гайка.

- Нет, - иронично заметил Рокфор, - это Солнце яркое, а твоя вспышка - ослепляющая.

Чип все еще находился в мрачном расположении духа.

- Вот видите! Я мог бы и не ехать с вами - я все бы увидел на слайдах.

- О Чип, даже спасатели должны иногда отдыхать! -  возразила Гайка и решила выдвинуть свой самый весомый аргумент, - И потом, неужели в джунглях Южной Америки мало тайн?

Гид в салоне что-то трепался про диких зверей, хотя я не видел здесь еще никаких диких зверей, кроме муравьев, которые норовили стащить у меня шоколадные крошки. Внезапно мой взгляд остановился на Чипе и его рюкзаке с шоколадом. Момент снова был подходящий - Чип сидел спиной ко мне, Гайка сидела прямо за ним, а Рокфор с Вжиком дремали. Конечно, красть у друга нехорошо, но это только в том случае, если он не ведет себя, как собака на сене. Да и от отсутствия кусочка - другого Чипу не станет хуже.

Главное, надо действовать быстро и решительно.

Я подкрался на четырех лапах прямо к спине Чипа, но...

Гайка возилась с фотоаппаратом, но кто же мог подумать, что она направит его в мою сторону, и вздумает нажать на спуск?

- О, великолепный кадр, Дейл, - восхитилась Гайка, пока я сидел за спиной Чипа и пытался что-то разглядеть сквозь темную пелену, которая застилала мне глаза.

Чип моментально все понял.

- Ты поймала его с поличным! Ты опять нацелился на мой шоколад!

- Но мой кончился! - робко попытался я оправдаться.

- В самом деле, Дейл, - вдруг сказала Гайка, - тебе вредно есть столько сладкого.

- Но мне не нужны сладости! - возразил я горячо, и хотел сказать, что мне нужен только шоколад, но успел прикусить язык, - И вообще я могу отказаться от сладостей в любой момент!

"Что я такое несу?" - промелькнуло у меня в голове. Но останавливаться было уже поздно.

- А вот и нет! - возразил Чип.

- Смогу! - меня всегда бесила тупая самоуверенность Чипа.

- Нет!

- Смогу!

- Нет!

- Смогу!

- Нет!

- Смогу!

- Нет!

- Ну, хорошо, сладкоежка, докажи! - внезапно сказал Чип, - Не ешь сладостей до конца каникул. И начни прямо сейчас.

Вот блин... Я и не подумал, что Чип вывернет этот спор таким образом.

- Но я... я не... - залепетал я.

- ЗдОрово, Дейл, - Гайка подошла ко мне и похлопала по плечу. Она, очевидно, подумала, что я всего лишь стесняюсь, - Гениальная мысль. Я просто горжусь тобой.

И она так тепло обняла меня, что я от неожиданности даже растерялся.

Но наш разговор был прерван внезапным резким торможением автобуса. Мы полетели друг на друга, а на нас посыпались отовсюду вещи пассажиров. Хорошо еще, что большая часть багажа была закреплена и никто из нас не получил травм.

- O, каррамба! - воскликнул гид. - Мои прекрасные джунгли!

Мы взобрались на ближайший чемодан, чтобы посмотреть, что же произошло. То, что я увидел, меня потрясло. Впереди, вместо бескрайней зеленой стены леса, которую мы могли наблюдать на протяжении нескольких дней, был огромный пустырь, с изредка торчавшими кое-где отдельными деревьями. А на месте остальных были лишь небольшие  ямки, из которых они, по-видимому, и росли.

- Что же случилось с деревьями? - спросил я растерянно.

- Ни фига себе! - сказал Рокки, - Похоже, они просто взяли и ушли!

- Господи, но куда может уйти дерево? - возразила Гайка, - даже если бы оно этого хотело.

- Осторожно внизу! - вдруг раздался чей-то вопль. Мы обернулись. С ближайшего дерева, под которым остановился автобус, на тюки на крыше упало какое-то странное животное, которое я поначалу ошибочно принял за крысу-переростка. У него была длинная морда с загнутым вверх носом, черные лапы и полосатый хвост, как у енота[4], а на шее было повязано что-то вроде галстука, наподобие тех, которые носили местные люди. Это животное быстро встало на задние лапы и разразилось проклятиями, обращаясь к кому-то, кто сидел на дереве.

- Вы у меня за это попляшете, линялые перьевые щетки!

Я взглянул наверх - на ветке дерева сидели два попугая с красным оперением. Подобных птиц мы видели здесь уже не раз[5].

- Мы нашли его первыми, Тито! - сказала одна из них. 

- А ты ищи себе дерево сам! - добавила другая, которая сидела справа.

Тут Тито заметил нас.

- О, простите, что свалился на вас, синьоры!

- Что тут делается? - спросил Чип, подбежав поближе к тюку, на котором сидел Тито.

- О, у нас тут страшный жилищный кризис, каждую ночь исчезают несколько деревьев, - стал охотно рассказывать Тито, - Даже я, Тито Мануэль Яго Младший, вынужден спать среди птиц. Да я этого не пожелаю даже тараканам!

- Убирайся с нашего дерева! - угрожающе повторил один из попугаев.

Гайка просияла:

- Ну вот, Чип, ты хотел тайну?

Чипа был вне себя от радости:

- Похитители деревьев на Амазонке! Это дело для нас!

Мы встали в круг и выкрикнули свой девиз:

- Спасатели, вперед!

Мы могли сколько угодно ссориться между собой, но все равно мы при этом всегда оставались единым целым, одной командой, и никогда не забывали об этом.

Для Тито же это было, разумеется, в диковинку. Конечно же, он не знал, кто мы такие и сильно удивился нашему ритуалу.

Вскоре автобус остановился. Близился вечер, а поскольку поблизости не было ни одной деревни, где можно было бы переночевать, туристы решили  разбить лагерь прямо под открытым небом. 

- Нам надо сейчас все обследовать вокруг, - сказал Чип, - возможно, мы найдем следы злоумышленников.

И мы отправились на пустырь, откуда пропали деревья.

- Я думаю, их мог утащить  Кинг-Конг, - высказал я свое предположение, - а еще...

Чип так посмотрел на меня, что я сразу замолчал.

- Что-то подобное я уже видел в Гренландии, - сообщил Рокфор, - там было дело еще круче. Кто-то воровал айсберги, на которых ночевали моржи. Ни за что не догадаетесь, кто их воровал! Оказалось, это были нарвалы. Они цепляли айсберги своим зубом и тащили их на юг. Их обучили этому некие дельцы, которые неплохо зарабатывали на продаже свежего льда в бары Нью-Йорка...

Чип, похоже, совершенно не слушал Рокфора и осматривал пустырь, пытаясь, по-видимому, найти следы похитителей. Впрочем, даже мне было ясно, что это безнадежное дело - вся почва вокруг была так перепахана и изрыта, что вряд ли можно было извлечь что-то полезное из этого осмотра.

- Тут много всяких следов - человеческих и следов животных, но те ли это следы, которые мы ищем? - задумчиво произнес Чип.

- Если предположить, что деревья были украдены, то их должны были куда-то тащить, или на чем-то перевозить, - сказала Гайка.

- Да, но я не вижу следов какой-либо машины, - заметил Чип.

- Наверное, деревья начали похищать еще давно, - сказал Рокфор, - следы могло размыть дождем.

- Или деревья могли переносить вертолетом, - заметила Гайка.

- Но мы не видели и не слышали тут никаких вертолетов, - возразил Тито, который из любопытства пошел вместе с нами, заодно выполняя при этом и функции гида.

- Но вы же говорили, что дело происходило ночью, - заметил я, радуясь возможности вставить свое слово в поток умных рассуждений остальных, - вы могли и не слышать.

- Вполне возможно, - согласился Тито, - хотя у нас здесь живут и ночные животные, например, летучие мыши, но они тоже ничего  не слышали.

В это время стало значительно темнее – увлекшись исследованиями, мы и не заметили, как наступили сумерки. Надо сказать, что здесь темнело гораздо быстрее, чем в Нью-Йорке – Гайка говорила, что это происходит оттого, что Солнце в южных странах перемещается по небу по более крутой траектории, чем в северных, и заходит быстрее.

- На сегодня хватит, - сказал Чип, пряча в карман лупу, - надо подумать о ночлеге.

- Я знаю одно неплохое местечко, - сказал Тито, - оно тихое, сухое, открытое и продуваемое ветром - поэтому там нет москитов, а это очень важно в здешних местах. Я вас провожу.

И мы пошли за ним.

- Чип, дружище, может, следовало бы устроить засаду ночью и выследить похитителей? - резонно спросил Рокки.

- Да, это мысль! - согласился я.

- Рокки, я думаю, что утро  вечера мудренее, и нам надо всем отдохнуть. А завтра по свежим следам мы их легко найдем, - сказала Гайка.

- Да, и к тому же лес большой - где ты устроишь засаду? - возразил Чип, - Гайка права - надо браться за  это дело на свежую голову.

Мы проследовали  по берегу  какой-то довольно широкой реки. 

- Что это за река? - спросил Чип.

- Не знаю, наверное, это один из притоков Амазонки, - сказала Гайка, - надо посмотреть карту.

- Мы называем ее Урубамба[6], - сказал Тито.

- Ха-ха-ха, Урубамба, - это название мне показалось страшно смешным. Чипу же мой смех показался совсем неуместным, и он захотел, по-видимому, стукнуть меня по башке, для чего он попытался подскочить ко мне поближе, но впотьмах он то ли споткнулся обо что-то, то ли зацепился за что-то курткой, и упал лицом в грязь. Это мне показалось еще смешнее. Чип не считал это происшествие достойным поводом для моего веселья и полез объяснять мне это с помощью кулаков. Впрочем, он был близок к полному поражению, и, наверное, потерпел бы его, если бы не Рокфор, который растащил нас, приподнял за шиворот и поставил на приличном расстоянии друг от друга.

- Это самые кроткие и миролюбивые бурундуки во всей Америке, и, к тому же, более близкие друзья, чем Орест и Пилад, - объяснил он недоуменно смотревшему на нас Тито. 

Это маленькое и заурядное происшествие, впрочем, не помешало  нашему дальнейшему путешествию. Мы свернули от реки вправо и вскоре подошли к опушке, на которой туристы  разбили свой лагерь.

- Вот, - сказал Тито, - правда, вы здесь будете не одни.

- Ничего, нам не привыкать - в тесноте, да не в обиде, - бодро воскликнул Рокфор, - А ну, парни, быстро разгружаемся, ставим палатку, разводим костер, как я вас учил!

- Дейл, хватит считать ворон! - сказал Чип, увидев, что я отвлекся. Я, правда, не считал ворон, а просто оглядывался вокруг. Местечко показалось мне немного мрачноватым.

- Тут нет ворон, одни попугаи, - заметил Рокфор. Я обернулся и увидел, что те самые попугаи, с которыми спорил Тито, прилетели нас навестить. Несмотря на их  споры из-за деревьев, они и Тито, судя по всему, были в приятельских отношениях.

Мы с Чипом принесли хвороста и развели костер, а Гайка и Рокфор тем временем установили палатку. Теперь, когда мы все, включая Тито и попугаев, сидели  вокруг костра, место уже не казалось мне мрачным.

Рокфор достал из рюкзака зефир, который он раздобыл на рынке в Лиме и мы стали жарить его на огне. Я сразу же вспомнил, как года три назад мы с Чипом были летом в скаутском лагере на севере Нью-Джерси - там мы тоже разводили костры и жарили зефир. Там было много чего интересного - например, однажды Чип ночью вместе с несколькими крысятами пошел охотиться на куниц, но Чипа самого чуть не проглотила змея, и если бы не наш скаутмастер-скунс, который случайно оказался рядом, то я мог бы потерять своего лучшего друга. Я тоже тогда хотел пойти вместе с ними, но вечером допоздна зачитался томиком сказок индейцев кечуа, и Чип ночью не смог меня разбудить. Стоит ли говорить, как я расстроился, когда узнал, что пропустил такое... Веселое было время! Впрочем, и сейчас тоже скучать не приходится.

- Господи, мы не можем есть это перед Дейлом, - вдруг вспомнила Гайка.

- Пустяки, при такой силе воле как у меня, мне ничего не стоит отказаться от сладостей! - сказал я с деланной самоуверенностью.

Я уже начал страшно жалеть о своем пари с Чипом, но не мог же я просто так все бросить и сказать, что я слабак! Да и что бы обо мне подумали местные, я уж не говорю о Гаечке?

Вдруг я почувствовал, что кто-то схватил меня за талию, перевернул и стал трясти. Это был Рокфор. Не знаю, как, но они с Чипом догадались, (думаю, что именно Чип подкинул Рокки эту идею), что у меня в карманах было полно конфет. Все они посыпались на землю.

- Не беспокойся, Дейл, мы просто хотим поддержать твою силу воли, - сказал Рокфор.

- Забыл про свой неприкосновенный запас, - сказал я смущенно.

- Дейл у нас вроде как на диете, - объяснила Гайка попугаям, - мы стараемся при нем не есть сладкое.

- В данном случае, сеньорита, это будет затруднительно, - сказал попугай-самец, которого, как мы узнали из разговора, звали Макко.

- Да, пропадают только какао-деревья, - сказала попугаиха Скарлетт, его жена.

- Да, - добавил Тито, - а из  плодов какао-деревьев получают шоколад!

- Кто-то хочет обожраться этим шоколадом! - заметила Скарлетт.

- Очень похоже на кое-кого, - ехидно заметил Чип, подскочив ко мне.

Но я не обратил особого внимания на его подколку.

- Но это же важно! - я вдруг почувствовал, что неведомые похитители стали моими кровными врагами, - они похищают шоколад! Мы немедленно должны искать следы!

- Но сейчас уже поздно, - резонно сказала Гайка, зевая, - мы сейчас ничего не сможем сделать. Всем приятных снов! Ой! - она рассеянно наткнулась на меня, и  извиняющеся улыбнулась своей очаровательной улыбкой, - извини, Дейл.

Но меня это мало волновало. Помимо того, что мой шоколад кончился, так и здесь его, похоже, нигде нельзя достать!

- Господи, нет шоколада! - простонал я. Так я некоторое время стоял в одиночестве и размышлял.

- Дейл, ты будешь спать или нет? - окликнул меня Чип недовольным тоном, высовываясь из палатки, - завтра рано вставать! Или ты опять будешь, как в тот раз, на стройке, утром ходить, как лунатик?

Я оглянулся и увидел, что Тито и попугаи уже покинули нас, а все остальные легли спать. Люди-туристы тоже легли спать, судя по тому, что в их  лагере было тихо.

В лесу тоже было тихо - так тихо, что было слышно даже мое дыхание. Лишь вдалеке кричала какая-то птица, да в траве стрекотали цикады. Я некоторое время стоял, вслушиваясь в тишину, а потом пошел спать.

Я забрался в спальный мешок. Все быстро уснули, Рокфор даже захрапел, а Гайка, Чип и Вжик мирно посапывали. Но мне не спалось - было ужасно душно. Я все думал о том, кто мог украсть  деревья. Но мне не приходило в голову никакой идеи.

"А что если, их тоже украли инопланетяне?" Я стал перебирать в уме расы, которые  могли бы осуществить такой дерзкий план. Потом мне это надоело, и я стал перебирать в уме супергероев и прикидывать, кто мог бы лучше других нам помочь. В конце концов, я остановился на Флеше - он может, и не был так крут, как например, Спайдермен, но он мог хотя бы выследить преступников по следам. Кстати, не исключено, что завтра Чип заставит меня самого брать след - из всех нас у меня был самый острый нюх.

Я невольно потрогал свой нос и внезапно чихнул. Никто не проснулся, но случилась ужасная вещь - Чип, тихо посапывавший у моего правого бока, отвернулся от меня и захрапел. Надо сказать, что Чип храпел крайне редко, но зато когда он принимался это делать, то спать при этом было совершенно невозможно - он издавал такой жуткий высокий звук, что от него мороз бежал по коже. Самое смешное, что он отказывался мне верить, когда я ему об этом  говорил.

Я заткнул уши, но это мне мало помогло. Вдобавок ко всему, я почувствовал, что у меня засосало под ложечкой. Я всегда привык есть на ночь что-нибудь сладкое, а тут эта диета... Я вдруг почувствовал, что мне совершенно необходимо что-то съесть, иначе я просто не смогу заснуть. Но что? Те конфеты, которые выпали у меня из карманов, Чип положил рядом со своей подушкой, и до них было не добраться, не разбудив его. Стоп! Я внезапно  вспомнил, что немного конфет спрятал в запасной спальный мешок еще в самолете. Об этом запасе никто не знал, да я и сам едва не забыл про него. Я вылез из моего мешка и стал рыться в вещах, стараясь никого не разбудить. Наконец я нашел нужный мешок и на цыпочках, осторожно  вышел из палатки. Снаружи было все так же темно и тихо.

- Как хорошо, что я вспомнил про свой запасной неприкосновенный запас! - пробормотал я, радуясь свежему воздуху и предвкушая закуску. В этот момент мне как-то и не пришло в голову, что подумают мои друзья, когда проснутся и обнаружат, что меня нет на месте, не говоря уже о том, что я поступал не совсем честно, нарушая свое слово.

В лесу стало чуть светлее - по-видимому, выглянула луна из-за туч. Я решил отойти подальше от нашего лагеря, чтобы меня случайно никто не увидел. Я выбрал небольшую укромную полянку футах в ста от лагеря. Там я смог наконец насладиться своими запасами.

Пока я делал это, мне постепенно начинало становиться не по себе - меня окружал мрачный темный лес. Мало ли какие чудища водятся тут в дебрях? А хищные звери? Наконец, я вспомнил, что ушел без спросу, и что нарушил свое обещание, данное Гайке.

"Все равно никто об этом не узнает" - решил я, наслаждаясь очередной конфетой. Хотя, наверное, стоило подумать о том, чтобы закруглиться.

- Каррамба! - вдруг донесся откуда-то человеческий голос.

Я прислушался. Лес заполнился криками и проклятьями, но я сначала не мог понять, откуда они идут и что является причиной такого гама.

"Кому это не спится в такое время?" - подумал я, облизывая лапы, измазанные в сиропе.

- Помогите! - вдруг раздался отчаянный возглас где-то совсем близко. Этот голос я бы не спутал ни с одним другим на свете!

Этот голос принадлежал Гайке!

- Господи, в лагере беда! – воскликнул я, и, не раздумывая ни секунды, бросился обратно, строя на ходу самые невероятные предположения о том, что случилось. На этот раз Луна светила мне в лицо, и я видел, куда бегу, гораздо хуже, чем тогда, когда я шел сюда. Я пробежался по какому-то длинному бревну и, спрыгнув с него,  внезапно провалился в какую-то яму. В ту секунду, когда я находился на ее дне, я услышал какой-то жужжащий звук наверху, как будто надо мной промчалось какое-то жужжащее облако. Я вылез из ямы довольно быстро - она была неглубокая.

- Что это было?  - я осмотрелся вокруг и внезапно заметил, что шум и крики прекратились. Я стоял на самом краю поляны, где мы разбили лагерь. У меня вдруг появилось чувство, что стряслось нечто ужасное.

- Эй, кто выключил звук? – попытался я пошутить, дрожа от страха.

- Чип! – позвал я, бросившись к нашей палатке, но там никого не было. Внутри валялись только пустые спальные мешки.

- Ребята, где вы? - крикнул я, выглянув наружу. Но никто мне не ответил. Я бросился к палаткам в лагерь людей. Здесь тоже было пусто и тихо. Я метался по лагерю, не зная, что предпринять.

- Они все ушли без меня! - мне вдруг пришло в голову, что мои друзья все собрались и уехали без меня, возможно, увидев, что я обманул их со своим обещанием не есть сладкого, и обидевшись на меня. Но палатка и вещи?

"Их похитили инопланетяне! А может, это дело лап вампиров?" От этой мысли мне стало жутко. Инстинктивно я попятился назад, и в темноте наткнулся на кухонный столик людей, с которого мне на голову посыпалась гора посуды. Что-то тяжелое так стукнуло меня по голове, что у меня посыпались из глаз искры.

Выбравшись из-под посуды и отряхнувшись, я вдруг  услышал сильный треск.

Я огляделся и увидел, что на соседней поляне за нашим лагерем вдруг накренилось и стало быстро падать какое-то дерево. Луна полностью вышла из-за туч, и в ее свете я мог великолепно видеть эту картину. Но до поляны было довольно большое расстояние, и я не мог точно разглядеть, что там происходит.

- Шоколадные деревья! - осенила меня догадка. Я никогда раньше не видел, как выглядят шоколадные деревья, но почему-то подумал, что это именно они.  Я стремглав бросился к тому месту. Сначала я не понял, что это именно то похищение, о котором вчера нам рассказывали здешние животные, однако интуиция мне подсказала, что здесь я получу ответ на вопрос - что стало с моими друзьями?

Когда я вышел из кустов на поляну, на голову мне внезапно обрушилась целая гора свежевырытой земли. Я мгновенно выкарабкался из нее и стал отряхиваться. Оглянувшись вокруг, я увидел, кто сбросил на меня землю. Слева от меня стояло шоколадное дерево. Кто-то усиленно окапывал его вокруг корней, притом с такой энергией, что земля летела во все стороны. Наконец неведомый землекоп выбрался наружу и я увидел, что это было за животное. О нем вчера рассказывал гид, когда мы ехали по сельве.

- Муравьед? Что ему здесь  нужно? - пробормотал я растерянно.

Увлекшись наблюдением, я не заметил, что кто-то подошел ко мне сзади. Мгновение - и чья-то большая ступня вдавила мою голову обратно в песок и двинулась дальше.

- Э, что за дела, приятель?! - вскочил я, не на шутку рассвирепев, но вдруг осекся. Этим нахалом был не кто иной, как Тито. Он шел вперед очень странной походкой, и не оборачивался по сторонам. В обеих лапах он нес по мотку веревки.

"Чего это с ним?" - я побежал следом за коати. Тито остановился перед деревом и встал как вкопанный. Внезапно с ветвей дерева к нему спустились Макко и Скарлетт. Они схватили из его лап концы веревок и полетели вверх, к большим толстым ветвям дерева.

- Ребята, что вы делаете? – рассеянно спросил я. Но мне никто не ответил. Тито молча взял другие концы веревок и прошел мимо меня, как будто меня и не существовало. Попугаи тоже не обращали на меня никакого внимания. Они взлетели к ветвям и отдали концы веревки  двум коати, сидевшим на этих ветвях, и которых я заметил только сейчас. Соплеменники Тито обвязали концы веревок вокруг ветвей. Мне вдруг показалось, что я сплю - настолько бредовым представлялось все происходящее.

Внезапно сзади раздался страшный рев, и пара ярких лучей ударила мне в спину, осветив  шоколадное дерево, перед которым я стоял.

Я мгновенно обернулся назад и обомлел. Передо мной был тот самый автобус, на котором мы прибыли в это злосчастное место. Он ехал вперед, освещая путь фарами, а на его пути стоял бедный Тито с веревками в лапах. "Его может сбить бампером!" - ужаснулся я.  Моя реакция была мгновенной.

- Ложись! - крикнул я, и, прыгнув вперед, повалил Тито на землю. Автобус остановился, не доезжая нескольких дюймов до нас. Но Тито лежал на земле с все тем же бессмысленным взглядом, направленным мимо меня и не выпускал из лап веревки. Вдруг Тито начал подниматься, и я соскочил с него, заметив, что из автобуса вышел водитель. Это был сам гид. Он шел вперед  с таким же бессмысленным взглядом, как и Тито. Не обращая на меня внимания, он подошел к Тито и наклонился к нему, взяв у него из лап веревки. Затем он обвязал их концы вокруг крюка на бампере.

Я наблюдал все это с безопасного расстояния, находясь между автобусом и деревом. У меня появилось такое чувство, будто все что я вижу, происходит не со мной и не наяву, как будто все вокруг абсолютно абсурдно и бессмысленно. Находясь в состоянии ступора, я все же успел заметить, что на меня падает шоколадное дерево. Я инстинктивно бросился прочь, но не успел отбежать, и дерево накрыло меня своей листвой. Это несколько привело меня в чувство. Ветки и листья были вполне реальными - они били меня по телу и по лицу. Я стал энергично выбираться наверх сквозь сплетение листьев, внезапно почувствовав страшную злость и отчаяние.

- Кто мне, наконец, объяснит, что здесь происходит? - заорал я в отчаянии, выбравшись наверх и вдохнув свежего воздуха. В душе я понимал, что мне никто не ответит. Все вокруг  превратились в зомби и выкапывали деревья. Но почему?

Я соскочил с дерева, и внезапно мое сердце наполнилось радостью. У корней дерева я заметил трех существ, в которых без труда узнал Рокки, Гайку и Вжика. В эту секунду мне и в голову не пришло, что они тоже стали зомби.  Мне почему-то казалось, что с ними такого никогда не может случиться. Но все же в глубине души я понимал, что с ними тоже не все в порядке, просто я не хотел в это верить. К тому же они были для меня единственными близкими существами в этой страшной обстановке.

 Я подбежал к друзьям и обнял пузо Рокки, который стоял в ночной рубашке, счищая землю с корней:

- Друзья, я так рад вас видеть! - но мне никто не ответил. Рокфор, Гайка и Вжик безучастно продолжали работать.

-  В джунглях полно зомби! - стал рассказывать я, пытаясь убедить себя, что они просто меня не слышат, и, обернувшись в сторону Тито и остальных. Гид тем временем сел в машину и дал задний ход, а Тито с соплеменниками пошли к другому дереву.

Внезапно я увидел, что из оврага слева от меня кто-то выбросил наверх веревку. Это был Чип. Он стоял внизу в овраге, одетый, как и все остальные, в ночную рубашку.

Я спрыгнул вниз. Чип уж точно не мог стать зомби! Я просто никак не мог в это поверить - чтобы мой друг, всегда такой умный и рассудительный, превратился бы в бездушного тупого зомби.

- Чип, вылезай отсюда! Это я, Дейл!

 Я встал перед ним, но Чип смотрел на меня невидящим взглядом и не узнавал. Я был близок к панике. Я в отчаянии схватил Чипа за плечи и стал трясти, но это не произвело  на него никакого эффекта. Затем я потрепал его по лицу – опять никакой реакции. У меня вдруг мелькнула мысль, что он, может быть, просто крепко спит - ведь настоящие зомби, как я знал из "Weird" - это живые мертвецы, но они немного реагируют на окружающих, а Чип совсем на меня не реагировал. Я взял его лапу в свою и нащупал пульс - пульс был. Значит, он просто спал!

Скорее интуитивно, чем, действительно соображая, что я делаю, я развернул его лицом от меня и дал ему сильного пинка, в который вложил всю свою злость.

Это сработало!

Чип отлетел на пару футов от меня и зарылся головой в песок. Затем он вскочил, отряхнулся, и с кулаками наперевес подбежал ко мне:

- Эй! Ты чего это делаешь!?

- Чтобы ты перестал быть лунатиком, - мрачно ответил я, ощущая весь идиотизм ситуации.

- Что ты несешь? - раздраженно воскликнул Чип.

Внезапно мое внимание привлек странный гул, шедший откуда-то сверху. Он все приближался, и вдруг я узнал его - подобный звук я слышал  в тот момент, когда  я упал в яму, бросившись бежать обратно в лагерь.

Я поднял глаза вверх и увидел огромную темную тучу, которая была заметна на фоне силуэтов больших деревьев. Судя по  тому, что она увеличивалась в размерах, и звук, издаваемый ею, усиливался, она приближалась к нам, причем очень быстро.

- Что здесь происходит? - удивленно воскликнул Чип.

Это был рой каких-то насекомых. Инстинктивно я бросился в укрытие - за ближайший камень. Не знаю почему, но Чип остался стоять - по-видимому, он еще  не совсем проснулся и не понимал, что творится.

- Эй, они похищают шоколадные деревья! - закричал Чип. Он был неисправим - даже в минуту опасности его больше заботили тайны и преступления, чем собственная шкура.

Я осторожно выглянул из-за камня и мог наблюдать, как какие-то мелкие насекомые, похожие на москитов, атакуют моего друга, вонзая в него свои острые жала. Чип вскрикнул от боли и высоко подпрыгнул, а когда он опустился, то было заметно, что он снова превратился в лунатика. Он медленно встал с бессмысленным выражением на лице и, шатаясь, пошел прочь. Я же был просто ошарашен тем, что увидел.

- Это москиты! Они всех превращают в лунатиков!

Ни в каком выпуске "Weird" нельзя было прочесть ничего подобного! Но зачем, и что все это значит? Я не успел задуматься над этими вопросами, так как в следующую секунду москиты обнаружили мое убежище за камнем. Я бросился прочь, а за мной помчался огромный рой москитов. Я бежал вперед сквозь чащу, не разбирая дороги, но вскоре заметил, что они начали настигать меня. Я оглянулся назад, чтобы прикинуть, далеко ли преследователи, и в ту же секунду налетел на ствол дерева, неожиданно выросший на моем пути. Я пребольно ударился головой, и медленно сполз вбок, но все-таки сумел устоять на лапах. В голове у меня звенело. В следующий миг целая туча  москитов вонзила свои жала в то место на стволе, куда я только что въехал. Насекомые застряли в дереве и стали пытаться вытащить из него свои жала. Это меня слегка развеселило.

 - Ха-ха, что, собираетесь сделать зомби из дерева?

Но особо посмеяться я не успел. В следующее мгновение москиты были уже на свободе, и мне снова пришлось удирать. Я петлял по лесу, стараясь перехитрить насекомых, пока внезапно не оказался на краю небольшого озерца, поросшего тростником. Я спрятался в тростнике, но москиты  роились наверху, разыскивая меня. Отсидеться вряд ли бы удалось, но мне пришла в голову одна идея. Вот когда мне пригодился опыт, полученный в скаутском лагере! Там нас учили разным полезным штукам для выживания в дикой природе, и в частности учили, как переплывать водоемы под водой, будучи незамеченными, скажем, хищными птицами. Я схватил тростинку, обломал ее с двух концов, вставил ее в рот и нырнул под воду, намереваясь пересечь под водой озеро и скрыться от москитов. Я был горд своей выдумкой и уже решил, что обманул тупых насекомых, но я жестоко ошибался.  Внезапно я почувствовал вибрацию в тростинке, и в следующий миг мне в губы попало что-то мелкое и трепещущее. Москит не успел укусить меня, но я заорал от ужаса и неожиданности и  выпрыгнул из воды  на полфута. К счастью, я почти уже достиг другого края озера и выбрался на берег, но я был снова раскрыт.

Я побежал дальше, чувствуя, что сил у меня почти не осталось. Внезапно мой путь перегородило огромное бревно. Впопыхах я сначала не понял, что это одно из поваленных шоколадных деревьев. Я остановился, не зная как быть, и обернулся. Рой москитов стремительно приближался ко мне. Я взглянул на дерево и инстинктивно юркнул в большое дупло в стволе. Внутри ствол был почти полый, и я сел на влажный пол, переводя дух. Я страшно устал, и даже если бы москиты последовали за мной внутрь, то, наверное, не стал бы им больше сопротивляться. Но они почему-то побоялись сделать это, или, как в случае с тем деревом, просто не успели остановиться и врезались в ствол. Во всяком случае, я слышал, как они барабанили снаружи по стволу. "Тут нет москитов" - мне вдруг вспомнились эти слова Тито.

 Внезапно ствол вдруг стал перекатываться. "Неужели они такие сильные?" - мелькнула у меня мысль в тот момент, когда я стал кувыркаться. Я набил себе, наверное, не одну шишку, но вдруг почувствовал, что ствол падает куда-то вниз. Затем он приземлился на что-то мягкое, но я все равно крепко стукнулся макушкой о ствол. Но на этом мои проблемы не кончились. В ствол хлынула отовсюду вода, и я чуть не захлебнулся. "Эти твари решили меня утопить!" - пронеслось у меня в голове, когда я всплыл на поверхность. Ствол был почти наполовину наполнен водой. Я все же рискнул посмотреть, что происходит снаружи, и осторожно выглянул из дупла.

 И обомлел. Я сидел на стволе шоколадного дерева, которое быстро плыло по какой-то реке корнями вперед, причем эти корни были обмотаны материей. Дерево тащили вперед два аллигатора, которые пристроились к нему с боков и усердно гребли хвостами. Я оглянулся назад и был еще больше потрясен. Сзади за моим деревом плыло множество других, которые также тащили аллигаторы. На одном дереве я увидел Чипа! Он сидел у корней и смотрел вперед взглядом лунатика. "Он вроде как рулевой, что ли?" - подумал я. Москиты куда-то исчезли. Я понимал, что не могу ничего сделать, и решил понаблюдать за происходящим.

Так мы плыли довольно долго, около часа, наверное, хотя я, конечно, не мог сказать точно. За это время я успел заметить на других деревьях Рокфора, Гайку и Тито. Они тоже сидели впереди на своих стволах, похожие на капитанов своих судов, то есть стволов. Я хотел было перепрыгнуть к ним, но побоялся - я страшно устал и мог бы упасть в воду, да и не факт, что я бы смог кого-нибудь разбудить. Поэтому мне оставалось только наблюдать. Мне пришла в голову мысль, что мы плывем, скорее всего, против течения - если это было бы не так, то можно было бы просто сплавить стволы по течению. Кстати, зачем москитам все это надо? А может, за ними стоит кто-то еще?

Меня стало клонить в сон, но в этот момент мы, похоже, прибыли к месту назначения. Аллигаторы начали поворачивать к левому берегу, и я увидел, что река, оказывается, вытекает  из большого водопада, низвергающегося с высокой горы. Над водопадом висела полная луна, и я мог видеть его брызги, которые красиво искрились в лунном свете. Но любоваться им было некогда. Стволы причалили к каменистому берегу. На дереве около берега справа от меня я заметил двух огромных анаконд, которые обвились хвостами вокруг ветвей и поднимали своими телами бревна из воды подобно двум подъемным кранам. Чип, Рокфор и Гайка спрыгнули на берег, я последовал за ними, стремясь из осторожности держаться чуть позади. Мне вновь показалось, что все происходящее абсолютно нереально. Будто в забытьи я наблюдал за тем, как какие-то обезьяны затаскивают стволы шоколадных деревьев на повозки, запряженные ягуарами. Ягуары же тащили нагруженные повозки вверх на гору, по узкой тропе освещенной факелами по бокам. Эта тропа вела в небольшую пещеру рядом с водопадом. Громадным усилием воли я взял себя в руки и вернулся в реальность, и для этого даже больно ущипнул себя за лапу. В то же мгновение я увидел своих друзей - они шли за всей этой странной процессией, держа в лапах веревки и палки. Вжик был рядом с Рокфором - это меня обрадовало, так как до этого я потерял его из виду.

Я подбежал к ним поближе, не зная, что делать дальше. Я иногда страшно завидовал Чипу, который почти в любой ситуации мог мгновенно выработать великолепный план действий. Но сейчас, наверное, мне придется что-то делать самому. От этих размышлений меня прервал монотонный стук, который раздавался откуда-то сверху. Я поднял голову и увидел силуэт огромного человека. Он стоял на выступе скалы, одетый в ужасающую золотую маску, которая поблескивала в лунном свете и бил в огромный барабан.

- Ого! Это король зомби! - воскликнул я. Я знал, что так называются жрецы, которые управляют зомби с помощью барабана.

- Интересно, правда? - вдруг услышал я над ухом чей-то противный тонкий голос. Я обернулся и увидел за собой москита. Эти твари, оказывается, умели говорить и даже обладали чувство юмора!

Я снова бросился наутек, преследуемый роем москитов. Они отрезали меня от леса, и я был вынужден взбираться по отвесной скале вверх на гору. Когда я вскарабкался на один камень, то мне в голову пришел великолепный трюк. Я остановился и выпрямился во весь рост, а когда москиты подлетели ко мне, резко нагнулся. Весь рой, пролетев надо мной, с размаху врезался в скалу, и рассыпался по камням. Меня это очень позабавило, и я решил, вдобавок, еще и подразнить этих идиотов.

Но при этом я совсем забыл, что стою над обрывом. Я взмахнул лапами, и внезапно потерял равновесие. Мои задние лапы скользнули по мокрому камню, и в следующий миг я почувствовал, что лечу вниз, прямо в бушующий водопад.

Я плохо помню, что было дальше. Помню, что я пытался выбраться из водоворота, как я был уже в отчаянии, но нашел какую-то ветку и взобрался на нее. Я крепко вцепился в нее, совершенно обессилевший. Ветку несло вниз по течению, а я задремал, лежа на ней верхом. Плеск воды вдруг воскресил во мне воспоминания детства. Я представил, будто я плескаюсь в ванне, а моя мама стоит надо мной и трет мне голову мочалкой. Потом она ушла, и я остался один. Я подбрасывал вверх мыльные пузыри, и устраивал гонки между резиновыми лягушонком и утенком. Потом я вдруг услышал знакомый голос в прихожей:

- Миссис Шарпкло[7], Дейл дома?

- Да, Чип, но он сейчас в ванной.

Внезапно я ощутил сильный толчок и проснулся.

- Можно мне вылезти из ванной? - пробормотал я спросонья - мне не терпелось пойти играть с другом. Внезапно я осознал, что нахожусь на берегу реки, лежа ничком на бревне. Было уже довольно светло. Я встрепенулся, и передо мной мгновенно пронеслись все события этой ночи.

- Они все стали лунатиками! Я должен им помочь!

Я спрыгнул на берег. Судя по всему, это был тот самый берег Урубамбы, по которому мы вчера проходили. Значит, лагерь был совсем близко. Я стремглав помчался в его направлении. Мне почему-то показалось, что ребята должны быть там - не могли же они работать всю ночь и день напролет!

Когда я подбегал к лагерю, я услышал голос Гайки:

- Господи! Я устала больше, чем тогда, когда ложилась спать!

Я подбежал к палатке, запыхавшись. Слава богу, они больше не лунатики! Все были в сборе: Гайка, Чип, Рокфор и Вжик, но все, естественно, выглядели уставшими.

Первым меня заметил Чип, который стоял у палатки:

- Дейл! Где ты был?

Этот простой вопрос меня здорово сбил с толку. Ребята, конечно же, не помнили, что делали ночью! Я понял, что мне сначала придется как-то объяснить свое отсутствие, что меня сильно разозлило – получалось, что оправдываться приходилось мне, а не им!

- Где Я был? Где ВЫ были?!

Гайка, потянулась и зевнула, сидя на спальном мешке:

- Ну же, Дейл! По-моему, Чип первый спросил! - она произнесла свою фразу своим обычным доброжелательным тоном, но в ее голосе я уловил строгие и даже сердитые нотки.

Мне пришлось выкладывать свою историю с самого начала:

- Я встал ночью, чтобы перек... э... в смысле, подышать свежим воздухом. А когда я вернулся, вы стали зомби и похитили все шоколадные деревья!

- О, какой ужасный сон тебе приснился,  дружище! -  иронически заметил Рокфор.

Я понимал - то, что я сказал, звучало совершенно нелепо. Меня вдруг посетила мысль - а не приснилось ли мне действительно все это?

- Нет, это был не сон! - заявил я горячо и вдруг вспомнил одно веское доказательство, что все это было наяву:

- Эти конфеты были слишком сладкими..., чтобы присниться...

Все уставились на меня неодобрительно. Я же расплылся в смущенной улыбке - я все-таки проговорился...

Чип обнюхал меня с головы до ног.

- Ага! Пахнет мятой! Я так и знал, что ты не сдержишь слово!

- Как тебе не стыдно, Дейл! - укоризненно сказала Гайка, - ты выдумываешь всякие небылицы, чтобы оправдать свою слабость!

Она была так сильно раздосадована, что даже отвернулась от меня. Мне тоже было досадно и стыдно, что я ее обманул и прослыл слабаком  в ее глазах - на пари с Чипом мне по большому счету было плевать, но сейчас мне было не до этих переживаний.

- Ничего я не придумываю! Вы все стали лунатиками и крали деревья! Я вам это докажу!

Я решительно отправился по направлению к реке. Пройдя несколько футов, я обернулся.  Мои друзья явно не знали, стоило ли верить мне, и пребывали в нерешительности. Я даже испугался, что они не последуют за мной. Но все-таки мои друзья нехотя пошли за мной.

Чип  нагнал меня, когда мы подошли к берегу Урубамбы, и спросил:

- Ну и куда мы идем?

- Вы переплавляли деревья вверх по реке к большому водопаду... - тут я осекся. Река просматривалась  на многие мили вперед, но никаких водопадов на ней не было.

Гайка достала карту и углубилась в ее изучение. Тут я, кстати, заметил, что она взяла с собой свою камеру. Впрочем, Гайка здесь почти не выпускала ее из лап.

- На Урубамбе нет водопадов, - сказала она наконец.

Я схватился за голову. Неужели мне все приснилось!

- Но тут, совсем рядом, на этом берегу, в нее впадает небольшой приток. На нем действительно есть большой водопад. Он примерно в двух милях  отсюда.

- Да, да! - Я обрадовано подскочил к Гайке, - я уверен, что это тот самый!

Гайка ничего не ответила,  зевнула и флегматично сложила карту в карман.

- В конце концов, мы ведь приехали сюда отдохнуть  и подышать свежим воздухом, так что прогулка туда нам не помешает, - сказала мышка, не глядя в мою сторону. Она явно была все еще на меня обижена.

Я вздохнул, и мы отправились дальше. Но я не узнавал тех берегов, вдоль которых мы плыли ночью. Днем все вокруг выглядело иначе.

- Дейл, если мы были, как ты говоришь, зомби, то кем был ты? Жрецом Юмбой-Мамбой? - язвительно заметил Чип.

- Нет, я никем не был, - ответил я, - стараясь не замечать его язвительности, - вас всех покусали москиты и вы заснули и стали валить деревья, а потом сплавляли их по реке.

- Сплавляли? Вверх по реке?

- Нет, деревья тащили аллигаторы.

- И куда же мы девали эти деревья? – зевая, спросил Чип, причем таким тоном, каким, наверное, психиатр разговаривает с самым безнадежным пациентом.

- Э… Ну, вы это… -  из-за всех этих передряг я уже слегка подзабыл некоторые детали ночного происшествия, - А! Вы складывали деревья в пещере за водопадом!

Рокфор бросил на меня сочувственный взгляд и покачал головой.

Чип фыркнул. Он не верил ни одному моему слову.

- Если нас покусали москиты, то почему же тебя они не покусали?

- Потому, что я половчее тебя, - я разозлился и решил в свою очередь задеть Чипа.

- Ага, половчее. Что касается ловкости в пожирании по ночам конфет, то тебе тут нет равных, - не замедлил  с ответной колкостью Чип.

У меня страшно зачесались лапы, чтобы отвесить Чипу тумака, но я удержался. Все равно, подумал я, если я окажусь прав, а я был прав, то он, наверняка, извинится передо мной. У Чипа -  довольно колючий характер, но я знал, что он великодушен, и умеет признавать свои ошибки. С другой стороны, я понимал, что он, как, впрочем, и остальные, имеет право мне не верить - я сам бы, наверное, не поверил на его месте. К тому же, я прекрасно понимал, что имею в команде репутацию фантазера и несерьезной личности, а если вспомнить позавчерашнее приключение на пирамиде, то все, наверное, подумали, что я перечитался комиксов. Эх, но что я могу поделать, если я не могу быть таким серьезным, как Чип!

Мы оставили за спиной место, где в Урубамбу впадал приток и пошли вдоль его берега.

Я шел впереди, остальные шли за мной. Рокфор травил свои байки, но я его особо не слушал. Зато Чип не упускал возможности прокомментировать их, причем ловко переводил свои комментарии в адрес меня и моего сегодняшнего рассказа. Гайка же не проронила ни слова. Она, наверное, все еще не могла простить мне обмана, но я каким-то чутьем почувствовал -  она начала догадываться о том, что я не вру.

Самого же меня мучили сомнения. Порой мне действительно начинало казаться, что мне все приснилось. Мы уже почти подошли к водопаду, но я все еще не узнавал местности. Да и сам водопад в дневном свете выглядел как-то по-другому - он казался гораздо больше и солидней. Наконец я увидел тропу, показавшуюся мне похожей на ту, по которой, как я помнил, ягуары тащили деревья.

- Вот! - сказал я, - вы, когда были лунатиками, таскали деревья за этот водопад!

Мы прошли по тропинке вперед.

- И зачем нам это было надо? - язвительно заметил Чип.

- Почем мне знать? Ты был лунатиком, тебе лучше знать, - парировал я.

В этот момент мы подошли к какой-то  пещере. У меня пропали последние сомнения - это была та самая пещера, куда ягуары тащили повозки. Точнее говоря, это была не совсем пещера, а большое углубление в скале, ограниченное с одной стороны водопадом.

- Вот! Вот! Видите! Что я вам говорил! - закричал я, бросаясь вперед, - вы перетаскивали сюда деревья!

- Господи, может Дейл и в самом деле прав? - робко сказала Гайка.

Вдруг я понял, что чересчур рано обрадовался. Пещера кончалась тупиком, и она была абсолютна пуста!

- Но я же видел!- в отчаянии воскликнул я, - вы тащили деревья сюда!

- Бедный Дейл совсем лишился ума! - воскликнул Рокфор без всякой иронии, постучав себя по голове.

- Ха! Как будто было чего лишаться! - заметил Чип.

- Но я не сумасшедший! - воскликнул я в отчаянии. Мысли полностью смешались у меня в голове, - Или...

- Смотрите! - вдруг сказала Гайка.

Она показала в один из углов пещеры. Я обернулся и увидел, что Вжик вился вокруг какого-то выступа.  По его поведению было ясно, что он что-то нашел. Мы подошли поближе и  увидели потрясающую вещь - огромную статую в виде человеческой головы с высунутым языком. Это, наверное, было какое-нибудь инкское божество.

- Интересно, зачем прятать статуи за водопадом? - задумчиво спросила Гайка.

Мы с Чипом быстро вскарабкались на ее верх. Статуя была интересной находкой, но она никак не проливала свет на историю с деревьями.

- Как ты думаешь, Чип, это улика? - спросил я, рассчитывая, что мой друг с его детективными способностями сумеет извлечь из этой находки какую-нибудь пользу.

- Какая еще улика!? - вдруг рассвирепел Чип, поняв вопрос по-своему. После наших приключений в доме Баскервиля, я иногда подкалывал Чипа ехидными вопросами о "следах" и "уликах" и Чипа это страшно бесило. Но в данном случае у меня и в мыслях ничего подобного не было.

Чип раздраженно взмахнул лапами и, потеряв равновесие, соскользнул со лба головы, на котором мы стояли. Он успел зацепиться за кончик огромного языка статуи.

- С тобой все в порядке? - спросила Гайка.

- Да! - бодро ответил Чип, - нет проблем!

 Внезапно язык как бы провалился вниз под тяжестью Чипа, и он, соскользнув с кончика языка, упал на землю.

В этот момент я почувствовал, что идол сильно завибрировал, и я счел за лучшее тоже спрыгнуть с него.  Когда я обернулся, то увидел, что идол поворачивается, слегка отъезжая в сторону. Через пару секунд он повернулся, открыв нашему взору длинный тоннель с лестницей, ведшей куда-то наверх. Это был проход на противоположный склон горы.

- Такое ощущение, что наш малыш в своем уме! - воскликнул Рокки.

- Во! Вы, когда были зомби,  перетаскали туда деревья! - мне стало все понятно - я же не видел, как открывался этот ход!

Мы пошли вперед по туннелю, и я с гордостью возглавлял процессию. Хотя никаких прямых доказательств правдивости моего рассказа пока еще не было, я был полностью уверен, что они скоро появятся. И не ошибся. Мы вышли из тоннеля, и нашим глазам открылся потрясающий вид. Прямо перед нами текла бурная река, которая скрывалась справа  от нас в толще горы. По-видимому, именно она образовывала водопад по ту сторону горы. Но это был, оказывается не единственный водопад на этой реке! Вдали от нас  мы могли видеть еще один - река низвергалась из недр другой горы. Но это была не просто гора - вершину ее украшала огромная пирамида - еще больше и красивей той, на которую мы взбирались позавчера! Но все это меркло перед тем, что мы увидели  прямо перед собой. От самой пирамиды по левому берегу реки вплоть до того места, где мы стояли, раскинулся большой сад из... какао-деревьев!

- Ну вот, опять пошло-поехало! - воскликнул Рокфор.

- Это же похищенные какао-деревья! - сказала Гайка.

- Над этим храмом поднимается дымок! - заметил Чип, - надо проверить!

Мы, не раздумывая ни минуты, направились к пирамиде. Я в душе ликовал - я оказался прав и привел друзей к похищенным деревьям. Но все равно было не очень понятно, что за всем этим кроется. Мы вскарабкались на гору и проникли внутрь пирамиды через трещину в ее стене. Чип оказался прав - там действительно было что-то вроде большого древнего  храма. Это меня несколько расстроило - я ведь думал, что там и в самом деле внутри что-то вроде космического корабля.

Впрочем, в храме было интересно ничуть не меньше, чем в космическом корабле. Вдоль стен стояли мешки, доверху наполненные какими-то зернами. А в центре храма находились огромные чаны, в которых что-то варилось. Подобные же чаны стояли и на возвышении, похожем на алтарь, в дальнем конце зала.

- Господи! - воскликнула Гайка, - Что же в них варится?

В следующую секунду порыв сквозняка донес до моего носа божественный аромат!

- Это же ШОКОЛАД! - воскликнул я, бросившись вперед и совсем забыв об осторожности.

- Дейл, вернись! - крикнул Чип.

Рокфор, однако, перехватил меня еще до того, как я добрался до котлов. Он опрокинул меня на пол отменным борцовским приемом. Я при этом пребольно ударился об пол, и это немного привело меня в чувство - я действительно поступил несколько безрассудно. 

- Ужасно, когда некоторые люди не могут держать себя в руках, - прокомментировал Рокфор.

"Люди?" - подумал я, лежа на полу, - "При чем тут люди?"

 - И ты называл нас зомби! - ехидно заметил Чип, подбежав поближе.

- Да, это правда! - воскликнул я, поднявшись, - Вами командовал король зомби!

- Ладно, хватит! - разозлился Чип. Он до сих пор не мог полностью принять мой рассказ. Да, я оказался прав насчет деревьев, но он до сих пор не мог поверить в то, что я был прав и насчет того, что они все были зомби-рабами.

Гайка тронула его за плечо:

- Чип, мы тут не одни! - при этих словах она показала куда-то наверх.

Мы обернулись, и я увидел, как по лестнице с балкона спускается большой толстый человек в той самой золотой маске, которую я видел сегодня ночью.

- Это же король зомби! - вырвалось у меня.

Человек в маске спустился по лестнице, подошел к чану с шоколадом, взял какую-то длинную палку и стал размешивать шоколад. Он долго его размешивал, а потом зачерпнул черпаком, приделанным к концу палки, немного шоколада и влил его себе в рот.

- Вот это я называю "кароший чоколад"! - сказал король зомби, отставив в сторону черпалку. Он говорил по-английски, но с каким-то странным акцентом. Затем он снял свою маску.  Под ней мы увидели отвратительную пухлую рожу с усиками. Сам же король был одет во все зеленое: на нем были зеленые шорты, зеленые гетры, зеленый костюм и зеленая шапочка.

- Как я лублю лизатт лошшку! - воскликнул король, опрокинув себе в рот содержимое черпака, и перемазав лицо в шоколаде - ху-ху!

"Вот бы попробовать!" - пронеслась у меня в голове мысль, - "Наверное, это очень вкусно!"

- Куда до меня этим сосисошным холовам с шоколадный фабрикка! - продолжал толстяк, поднимаясь наверх. Он, судя по всему, наслаждался беседой с самим собой:

- Сколько лет я работал, чтобы создать свои шедевры! Например, мой чоколадны - анчоусовы струдел!

- О, по-моему, я это пробовал! - воскликнул я. Я действительно пробовал шоколадный штрудель, но не знаю, был ли он анчоусовый или нет.

- Только владелец фабрикка расширел с моих трудофф! - сказал толстяк и потрогал свой живот, который заходил ходуном.

- А он сам не толстый? Не хотел бы я видеть тогда того, другого парня! - заметил я, имея в виду владельца фабрики.  Мы все подошли чуть поближе к возвышению, на котором стоял толстяк.

- Но теперь я нашел секрет настоящего шоколада с его родины! И теперь я, Хайнрих фон Шугарботтом буту клавным кондитером  в мире!

- Не знаю, как насчет шоколада, но мне кажется, что он съел чересчур много фруктовых пирожных! - заметил Рокфор.

 Внезапно Вжик вцепился ему в куртку и громко о чем-то запищал. Мы взглянули наверх... и я чуть было не кинулся наутек - через окно в пирамиду влетел огромный рой моих старых знакомых - москитов. К счастью, они нас не заметили и, пролетев над нами, зависли рядом с Хайнрихом.

- А, вернулись, мои маленькие иголки! Карошо, Фритци! Готов снова заняться собиранием новых работникофф?

Я не видел, с кем он разговаривает, но подумал, что  Фритци - это предводитель москитов, самый умный  из них, который везде первым замечал меня во время моих ночных игр в  догонялки с этими тварями.

- Великолепно! - продолжал Хайнрих, очевидно, получив утвердительный ответ на свой вопрос, - Я приготофлю гипнотически сокк для моих работникофф!

- Гипнотический сок! - пораженно воскликнула Гайка.

Вот оно что! Все стало на свои места. Вот почему все покусанные москитами превратились в зомби! А заправлял всем этот мерзкий толстяк!

- Я же вам говорил! - торжествующе сказал я друзьям, - Вас покусали москиты, и вы все стали зомби!

Чип тоже мгновенно все понял. Но он не был бы Чипом, если бы только сообразил, что к чему, но не сумел бы мгновенно придумать план дальнейших действий. Пока я ходил перед Гайкой, показывая ей, как они все выглядели в загипнотизированном состоянии, Чип успел сбегать к проему в стене, где он оставил удочку и вернуться обратно.

- Пойдемте, - сказал он своим обычным уверенным голосом, - Нам надо подобраться поближе.

Мы все подбежали поближе к возвышению, на котором стоял Хайнрих. Он нажал на какую-то кнопку в стене и прямо из стены выехал небольшой каменный столик, на котором находился какой-то сосуд, похожий  на старинную лампу, вроде той, что доставила в свое время нам столько неприятностей, и большая миска.

- Контроль над сознание это то, что делает мне прибыл! - заливался Хайнрих

Он налил из кувшина что-то в миску.

- Раз мои работники не знаютт, что они работники, то я ничего не долшен им платит! Хо-хо! Пейте, ребята!

Москиты, которые до этого роем вились рядом с Хайнрихом, тут же опустились  к миске и приникли к ней.  В этот момент мы спрятались за стенкой. Чип развернул свою удочку, но я еще не понимал, что он собирается делать.

- Так вот почему Дейл не стал зомби! - заметила Гайка, стоявшая рядом со мной. Тут я обратил внимание, что с ней нет ее фотоаппарата, с которым она все время ходила, но в этот момент не придал этому особого значения.

- Да! - откликнулся Рокфор, - москиты его не кусали!

"Ну, наконец-то они мне полностью поверили!" - подумал я.

- Нам надо покончить с этими делишками! - воскликнул Чип. И он бросился вперед с удочкой наперевес.

На его счастье Хайнрих в этот момент отвлекся.

- Чоколад готов! - сказал он, посмотрев в сторону чанов, - Пора разлит его по формам! - и с этими словами он отошел от стола.

 Чип раскрутил леску (эх, как бы я хотел уметь так же ловко пользоваться гайкиными приспособлениями, как и он), и ее конец с булавкой обмотался вокруг носика кувшина.  Рокфор схватился за леску, но сосуд, по-видимому, был страшно тяжелый и он не смог даже сдвинуть его с места. Мы схватились за Рокки паровозиком, причем Вжик схватил меня за хвост. Но даже впятером у нас сначала ничего не получалось - во многом из-за того, что пол был довольно скользкий. Наконец, кувшин сдвинулся с места, поехал к краю столика, опрокинулся на пол и разбился вдребезги.

Звук разбившегося сосуда привлек внимание Хайнриха.

- Гипнотический сок! - он подбежал к обломкам кувшина. Он быстро обнаружил леску, и, перебирая ее в руках, подошел к краю балкона. Только тут он заметил нас.

- Мыши и бурундуки! - взвизгнул он, - вы все испортили!

Недолго думая, мы бросились бежать прочь. Мы сделали свое дело, а связываться с Хайнрихом было опасно, да и он вполне мог натравить на нас своих москитов.

- Похоже, мы решили еще одну загадку! - проговорил Рокфор на бегу.

- Может, в следующий раз  вы будете больше верить мне! - заметил я.

Я, конечно же, ожидал, что друзья меня похвалят, и это было бы справедливо - ведь мы раскрыли дело прежде всего благодаря моей наблюдательности и сообразительности. Очень редко мне удавалось сделать что-то действительно выдающееся и затмить своих друзей, но это был именно такой случай. Но как же мы все в тот момент недооценивали Хайнриха!

Я добежал до стены и внезапно обнаружил, что остался один. Я обернулся и в то же мгновение до меня донесся стук барабана.

- О, нет! - С ужасом я увидел, что мои друзья остановились и повернулись назад, двигаясь как механические куклы. Они снова стали зомби!

- В них еще остался гипнотический сок! – внезапно осенило меня. Действительно, эта гадость еще не успела выветриться у них из крови. Каким-то образом Хайнрих догадался, что они были укушены москитами, а может, он просто узнал в них своих ночных работников и взялся за барабан.

- Я знаю, что делат с настырны крысун! - злорадно возвестил Хайнрих, - в шоколадный формы!

Мои друзья покорно поплелись к каменным формам, лежавшим на полу, и стали забираться в них. Когда я подбежал к ним поближе, все четверо лежали на спине в формах - каждый в своей. Казалось, что они просто легли здесь поспать.

- На работе нет времени на отдых! - закричал я, наивно надеясь, что мой громкий голос их разбудит, - Мы должны выбираться отсюда!

Внезапно я услышал громкий треск где-то наверху. Я поднял голову и ужаснулся. До этого момента  я еще не понял, зачем Хайнрих заставил ребят лечь в формы.  Прямо перед формами расположился огромный чан с шоколадом. Хайнрих подсунул под его дно  толстую палку и налег на нее, как на рычаг, пытаясь опрокинуть чан. Большие капли теплого и ароматного шоколада упали из носика чана прямо рядом со мной.

- Это бутет мой очередной шедевр! - зловеще возвестил Хайнрих, - крысуны в чоколаде!

Он собирался залить формы шоколадом! Было ясно, что в этом случае ребята погибнут - они задохнутся в шоколаде. Какой же он мерзавец! Но что я могу сделать?

Я совершенно растерялся и лишь переводил взгляд с ужасного чана на ребят. Чан все кренился и кренился. Казалось - еще секунда и поток теплой коричневой жидкости зальет моих друзей. Но чан был настолько тяжел, что даже Хайнрих не смог с ним справиться - конец рычага спружинил и выпрямился, а толстяк повис на нем и выругался по-иностранному.

- Тепер перекошу на легки чоколад! - мрачно пошутил он.

В это мгновение мой взгляд упал на фотоаппарат, оставленный Гайкой у стены. Внезапно мне в голову пришла остроумная мысль. Я стремглав бросился к камере, схватил ее и вернулся обратно. Хайнрих в эту секунду уже снова всей своей массой налег на рычаг. 

- Улыбочку! - воскликнул я, чтобы привлечь его внимание. Хайнрих повернул  ко мне свою пухлую рожу и в то же мгновение я нажал на спуск. Я уже испытал на себе действие гайкиной вспышки и не без оснований подумал, что Хайнриху некоторое время будет совсем не до шоколада. Так и случилось - ослепленный толстяк снова отпустил палку и она, выпрямившись и ударив его по голове, отправила злодея в нокдаун. 

Я бросился к ребятам и стал их вытаскивать из проклятых форм. Но Хайнрих очухался гораздо раньше, чем я предполагал. Я успел лишь поставить на ноги Чипа, который совершенно обмяк и показался мне страшно тяжелым.

- Так! Еще один незваны крысун! - прогремел голос Хайнриха. Он поднялся и, сидя на полу, обратился к москитам:

- Фритци! Выводи войска!

Этого я и боялся - откуда-то сверху поднялось жужжащее облако и ринулось ко мне. Некогда было думать о друзьях, надо было спасать свою шкуру!

- Бежим, ребята! - зачем-то закричал я, хотя москитам мои друзья были совсем не нужны. Хотя я бежал, как мог быстро, Фритци летел быстрее. Он догнал меня, но не стал кусать, а зацепился за мой хвост и попытался его приподнять, чтобы другим москитам было удобнее жалить. Когда москиты были уже надо мной и начали пикировать вниз, мне вдруг пришло в голову, как я обманул их у водопада. Я, как мог, резко затормозил, и это опять сработало - тупые насекомые пролетели мимо, а Фритци, сорвавшись с моего хвоста, полетел кувырком вслед за ними. Но это дало мне небольшую передышку - москиты быстро развернулись и продолжили погоню. Внезапно я увидел перед собой большую золотую маску, изображавшую какое-то божество. Скорее инстинктивно, чем осмысленно, я нырнул в щель ее глаза, но в то же время у меня мелькнула мысль, что москиты не догадаются залезть внутрь, как они не догадались сделать это в тот момент, когда я спрятался от них в бревне. Так и случилось - весь рой с такой силой врезался в маску, что она зазвенела. Выглянув наружу из глазницы, я смог от души посмеяться над тупыми мошками, которые валялись повсюду на полу и представляли собой жалкое зрелище.

Теперь было ясно, что надо было делать, чтобы спастись от них - достаточно было все время уклоняться от них в последнюю секунду перед их атакой или прятаться от них в узкие щели. Но, к моему несчастью, Хайнрих тоже догадался, что от его летучих помощников толку мало.

- Очень карошо, мистер умник! - загремел голос Хайнриха, - Я буду выбивать клин бурундуком! - и он принялся еще сильнее бить в барабан.

Я сначала не понял, о чем он говорит.

- Уничтожить его! - заорал Хайнрих.

Только тут я увидел, что мои друзья встали со своего ложа и направляются ко мне, вытянув лапы в мою сторону.

- Ого! – воскликнул я. Дело принимало совсем неожиданный оборот. И притом очень скверный. Чип, Гайка, Рокфор и Вжик шли на меня, управляемые злой чужой волей, шли как роботы, запрограммированные на одну-единственную цель - уничтожить своего друга, то есть меня. И еще до того, как они приблизились ко мне, у меня появилось смутное предчувствие, говорящее о том, что этот бой я проиграю. Это не были тупые москиты, да и я просто никогда не смог бы сделать им никакого вреда.

Но бой приходилось принимать. Четверка моих друзей (увы - бывших) подошла прямо к маске и стала прыгать, силясь достать меня. Двигались ребята медленно и заторможено, и в этом было мое преимущество. Я спрыгнул с маски, решив, что это ненадежное  убежище (особенно, когда увидел Вжика, подлетевшего ко мне с явно не дружескими намерениями) и быстро перебрался на высокий мешок, наполненный зернами какао. Я нырнул внутрь, в зерна, и решил, что тут им меня ни за что не достать, но я сильно ошибался. Раздался треск разрываемой ткани - Рокфор распорол мешок по шву, зерна посыпались вниз и я вместе с ними. Я очутился наверху, а ребят засыпало зернами.

- Ребята, что с вами?!

Мною начала овладевать паника. У меня вдруг все помутилось в голове и опять стало казаться, что это я сплю, а не мои друзья, и все  происходящее нереально. В этот миг Рокки и Гайка просунули лапы наружу и едва не схватили меня, а Рокки при этом издал такое рычание, которому позавидовал бы любой вурдалак, и от которого у меня похолодело сердце.  В отчаянии я соскочил с груды зерен и помчался наверх, на балкон. Я пробежал мимо Хайнриха, который, увидев меня, заорал: "Вот он! Наверху!" и, к своему счастью, заметил небольшую щель в стене, сквозь которую пробивался свет. Я пробежал сквозь щель и очутился на свежем воздухе. Это был какой-то верхний узкий выступ пирамиды. Первое что я увидел перед собой, был каменный истукан странного вида. Я забрался в щель между его лапами, чтобы хоть немного перевести дух и отдохнуть. У меня мелькнула мысль, что меня, может, даже не найдут. Я совершенно устал от всех этих ужасных приключений, как физически, так и морально. Но долго отдохнуть мне не пришлось. Я, наверное, даже потерял сознание, потому что, когда я открыл глаза, то увидел перед собой лица Чипа и Гайки.

- Привет, ребята, - рассеяно сказал я. Чип с Гайкой не ответили, а со страшным взглядом, полным злобы, попытались схватить меня. Мне пришлось вернуться в ужасную реальность.

Я увернулся от Чипа с Гайкой и бросился вправо, налетев при этом на Рокфора, который попытался схватить меня, но я ухитрился прошмыгнуть между его лапами. Но бежать дальше было некуда - выступ кончился, и я оказался на краю пропасти футов в пятьсот. Внизу подо мной, правда, было несколько узких уступов, которые спускались вниз наподобие лестницы. Я едва успел затормозить и остановился, подумав, не смогу ли я спуститься по уступам вниз. Но принять решение я не успел. Я вдруг почувствовал, как что-то тонкое и прочное опутывает меня. Пара секунд - и я был надежно обмотан леской Гайкиной удочки. Я обернулся, едва не потеряв равновесие и не свалившись в пропасть.

Передо мной было четверо врагов. Я был полностью в их власти. Но я все еще не мог поверить в то, что они собираются меня убить. Чип - мой сводный брат и друг, с которым я прошел огонь и воду и который был мне ближе, чем родной брат; Гайка - милая и добрая девушка, которая относилась ко мне как сестра, и всегда прощала мне все мои выходки, иногда очень скверные; Рокфор - неунывающий парень с чувством юмора, который, пожалуй, больше других понимал меня; Вжик - тихий и умный мушонок, для которого я был вторым другом после Рокфора - неужели все они спокойно расправятся со мной? Эта мысль просто не укладывалась у меня в голове.

- Эй, ребята, шутки в сторону, - сказал я им как мог дружелюбно, тщетно стараясь не паниковать, - Проснитесь, ладно?

В ответ Чип бросился на меня с перекошенным от ярости лицом, пытаясь столкнуть меня вниз.

- Чип! - заорал я в отчаянии, - Нет! Ведь мы же друзья!

С большим трудом я сумел увернуться от Чипа, который по инерции рухнул в пропасть.

- Чип!!! - Я обернулся и увидел, что он упал на ближайший уступ и даже начал подниматься.

"Слава богу, он не разбился!" - подумал я. Но в следующую секунду чьи-то сильные лапы оторвали меня от земли и подняли над головой. Это был Рокфор, который намеревался сбросить меня в пропасть. И надежды на то, что он сбросит меня на тот уступ, не было никакой!

- На помощь! Отпустите меня! - заорал я во всю мочь. Но это было бесполезно- с таким же успехом я мог бы кричать и тому истукану, у которого я пытался отдохнуть.

Мне вдруг послышался голос Чипа: "Рокки, нет!". Но я не мог посмотреть вниз, на то, что происходит на уступе. Может, Чип, пришел в себя? Но даже если это было так, он все равно  не мог ничем мне помочь.

Гайка и Вжик посмотрели на Рокфора холодным и бесстрастным взглядом. Боюсь, я никогда не забуду этот Гайкин взгляд. Затем оба сделали страшный жест - я знал, что он означает - я видел его в одном фильме. Это был мой приговор.

В следующую секунду я летел вниз.

- Помогите!!!

В ушах свистнул ветер. Я зажмурил глаза от страха, ожидая неминуемой смерти, и почему-то вдруг отчетливо представил себе, как мои друзья собрались внизу, у подножия горы, перед моим бездыханным телом и оплакивают меня. Внезапно я почувствовал, как леска натянулась, подобно струне. Я остановился, мгновенно полетел вверх, взлетел к первому уступу и ... упал прямо в лапы  к Чипу, который как-то ухитрился поймать удочку.

- Чип! - я был вне себя от радости и, наверное, расцеловал бы его, если бы мне не мешали путы, - ты не зомби!

Чип с некоторым отвращением отвернулся от меня, хотя я знал, что он ужасно рад видеть меня целым и невредимым. Но он терпеть не мог телячьих нежностей, и к тому же сразу дал понять, что на это нет времени.

- Но остальные - еще зомби! Мы должны остановить барабан!

Чип помог мне выпутаться из лески, и мы взобрались наверх. Остальных наверху уже не было - очевидно, они ушли, посчитав дело сделанным. Как остановить  барабан, я не знал, но я был не один - я был со своим другом! Чип обязательно найдет выход, это я знал точно. 

- Пойдем! Скорей! - передо мной был снова прежний Чип, полный энергии и в паре с которым мы могли справиться с любым противником. От этой мысли я почувствовал себя невероятно счастливым.

Мы бросились сквозь щель  и увидели, что Рокфор, Гайка и Вжик подошли к Хайнриху.

- Так! Вернулись! И без этих проклятых бурундукофф! - сказал Хайнрих, - я могу положиться на вас, в отличие от некоторых, - тут Хайнрих, по-видимому, имел в виду москитов.

Я хотел броситься на помощь Гайке, Рокфору и Вжику, от радости совсем было забыв о Хайнрихе, барабане и москитах, и решив было, что вместе с Чипом мне ничего не страшно, но Чип меня удержал. 

- Стой! - сказал он, показав наверх, - видишь тот камень на потолке? Я уверен, что его можно вынуть!

Я мгновенно понял мысль моего друга. Мы бросились наверх, на крышу. Вдвоем мы без особого труда убрали камень - он был плоским и сравнительно легким. Отверстие в потолке находилось аккурат над барабаном! Мы заглянули вниз и ужаснулись - Хайнрих направил наших друзей прямо в огонь, который горел в одном из чанов!

Я схватился за первый попавшийся тяжелый предмет, который мог пролезть в щель - им оказалась невесть как очутившаяся на крыше статуэтка какого-то божества. Чип помог мне и вдвоем мы сбросили статуэтку вниз. Она проделала огромную дыру в барабане и вовремя - секундой позже, и наши друзья  свалились бы в огонь. Мы увидели, как Гайка, Рокфор и Вжик, не дойдя нескольких дюймов до чана, развернулись и быстро бросились обратно - они тоже пришли в себя!

- Поздравляю! - сказал я Чипу, - мы имеем успех!

Хайнрих пришел в неописуемую ярость.

- Они разрушили мои планы! - заорал он, - Взять их!

Туча москитов устремилась к нам с Чипом. Но мы не зевали и быстро поставили камень на место. После этого мы могли слышать, как москиты барабанят о камень. Мы ударили друг друга по ладоням в знак хорошо сделанной работы.

- Смотри,  там еще один люк! - сказал я, указав на похожую крышку, в нескольких метрах от первой.

Мы подбежали к ней и убрали ее, так же как и первую  - нам было нужно посмотреть, что творится внутри.

А внутри храма Хайнрих, по-видимому, совсем достал своих мерзких москитов.

- Я пошутил! Я немного погорячился! Не стоит волноватс! - испуганно оправдывался он, пятясь назад, отступая перед роем насекомых.

- Смотри, Гайка! - вдруг толкнул меня в бок Чип.

Гайка с Рокфором не дремали. Они взяли большой длинный черпак и незаметно подлили немного шоколада сзади под ноги Хайнриху. Хайнрих поскользнулся, выругался по-иностранному, потерял равновесие и упал своим толстым задом прямо на свой дырявый барабан. Барабан запрыгал вниз по ступенькам, подобно мячу.

- Ого! Даже у Джордана бы так не получилось, - усмехнулся я.

Барабан с Хайнрихом налетел на чаны с шоколадом. Они с грохотом стали опрокидываться, и содержимое  из них полилось на  пол. Я ни за что не мог бы подумать, что здесь было столько шоколада! Вскоре море шоколада хлынуло с балкона, и Хайнрих поплыл в нем на своем барабане, как  на корабле. Я испугался за Гайку и Рокфора - как бы  они не утонули в шоколаде, но я беспокоился зря - ребята нашли какую-то миску, как мне показалось, ту самую, в которую Хайнрих наливал свое зелье, и поплыли на ней по течению вслед за барабаном.

Пока я наблюдал за тем, что происходит внизу, Чип зацепил булавку за край крыши и спустил вниз веревку.

- Спускаемся! - сказал он, - они должны проплыть прямо под нами.

Меня не нужно было долго упрашивать, да и нырнуть в шоколадное море представлялось мне очень занятным. Мы быстро соскользнули вниз по веревке, сначала Чип, потом я. В нос мне снова ударил невероятный аромат чистого шоколада. "Сколько добра пропадает!" - подумал я.

- А вот Чип и Дейл! - услышал я голос Гайки. Чип был прав - миска проплыла как раз под нами, и в этот момент мы ловко спрыгнули вниз, в миску. Эта действительно была та самая миска - на дне ее осталось немного зелья.

- Невероятно! - заметил я, когда мы поплыли в реке шоколада, - столько шоколада, а у меня нет даже ложки!

Гайка улыбнулась - ей, наверное, не столько понравилась моя шутка, сколько она была рада тому, что мы снова были вместе. 

Напор шоколадной реки был таким большим, что двери храма не выдержали, и потоки шоколада хлынули наружу. Хайнрих на барабане, а затем и мы в миске устремились, влекомые потоком, к выходу.

- Держитесь, ребята! - сказала Гайка.

Этот совет не был лишним, поскольку потоки шоколада, а вслед за ними и мы низверглись с большой высоты, подобно водопаду, а вскоре эти потоки смешались с водами того водопада, который вытекал из-под храма. Затем мы поплыли по настоящей реке, ставшей шоколадной!

Хайнрих плыл впереди нас на своем барабане и сыпал проклятьями:

- Этти проклятые вредыттели все покубили!

 Он  наехал барабаном на камень и упал в воду, хе-хе, то есть в шоколад. В это время течение сильно замедлилось, и мы почти застыли на одном месте. Я взглянул вверх и съежился от страха: над нами кружили москиты. Но мои страхи были напрасны - им были нужны совсем не мы.

- Никто не ценит карошего предпринимателя! - возмущенно воскликнул Хайнрих, вынырнув из воды, в смысле из шоколада. И в эту же секунду он встретился нос  к носу с разъяренными москитами. Насекомые явно собирались воспользоваться плачевным положением своего босса и отомстить за все обиды, которых они, наверняка, натерпелись за время своей работы на жестокого толстяка.

- Ай! Ой! Помогите! - завопил Хайнрих, когда москиты бросились в атаку. Я ни за что бы не подумал, что он так хорошо плавает! Но это ему не помогло убежать  от москитов. Он обогнул несколько раз нашу миску, пытаясь удрать от жалящих его со всех сторон врагов, а затем поплыл от них вниз по реке. Мы с Чипом  не могли удержаться от смеха, глядя на эту сцену. Негодяй получил, наконец, то, что он готовил для других!  

- Похоже, мы решили еще одну загадку! - торжественно сказал Рокфор. Я хихикнул, прикрыв рот лапой.  Никто, правда, не понял смысла моего смеха.

- Нет, еще не все в порядке, - сказала Гайка, - а как быть с деревьями?

Глаза Чипа оживились - так бывало, когда его посещала очередная потрясающая идея:

- У меня на этот счет есть мысль! Вжик, лети в лес и приведи всех сюда - Тито, попугаев, в общем, всех, кого встретишь. А мы пока займемся Хайнрихом. Да и еще, - добавил он, посмотрев на меня, - Дейл, извини, что мы смеялись над тобой. Признаю, мы все были ослами, что не верили тебе. 

Я немного смутился от столь неожиданных слов Чипа, и не сразу нашелся, что ответить.

- Да ладно, - сказал я, улыбнувшись, - я и сам себе долго не мог поверить.

- Все равно, ты молодец, Дейл, - сказала Гайка, - ты сумел выследить нас ночью и найти украденные деревья. Без тебя нам ни за что было бы не справиться с этим делом, - и с этими словами она чмокнула меня в щеку.

Это было уж слишком! Все вокруг поплыло, закружилось перед глазами, и я почувствовал, как у меня уходит из-под ног почва, в смысле, миска. Я и в самом деле, наверное, упал бы на ее дно, если бы меня не удержал Рокфор.

- Спокойно, парень, - мягко, но веско сказал он, обняв меня за плечи, - не слишком улетай в космос. Ты нам нужен здесь, на грешной земле.

- Да, и нам пора заняться делом! - воскликнул Чип. Несмотря на то, что я еще не совсем вернулся  в реальность, я заметил, что его голос звучит очень раздраженно. Ну что ж, Чиппи, ничего не поделаешь, сегодня праздник на моей улице!

Сначала нам надо было выбраться на берег – это было затруднительно сделать без весел, да и шоколад был очень вязкий. Для этого Вжик обмотал веревку вокруг одного из близлежащих деревьев, и Рокфор подтянул нас к берегу. Пока они этим занимались, мне страшно захотелось попробовать шоколад, и я свесился с края миски, но Чип быстро втащил меня обратно.

- С ума сошел! – наверняка у него чесались лапы, чтобы стукнуть меня по башке, - ты нас всех сейчас перевернешь!

- А, может, я хочу поплавать в шоколаде! – заметил я.

- Господи, Дейл, - сказала Гайка, - я думаю, у тебя еще будет много времени для этого, но сейчас у нас полно других дел!

Мы спрыгнули на берег. План Чипа был прост - сплавить деревья вниз по реке с помощью всех лесных жителей. К сожалению, люди не могли нам помочь - вернувшись, Вжик сообщил, что туристы уже уехали. Но Чип нашел, кто может их заменить. Для начала он сказал, что нам необходимо найти барабан. Это было нетрудно - он остался плавать около того места, где Хайнрих упал в воду. Вжик прицепил к нему веревку с крючком и Рокфор в два счета притянул его к берегу. Неподалеку от этого места мы нашли  и Хайнриха - он лежал на песчаном берегу,  неподалеку от своих шоколадных деревьев, и храпел. По-видимому, его усыпило его собственное зелье.

- Гайка, ты сможешь отремонтировать барабан? - спросил он, осматривая его. 

- Разумеется, Чип. Надо лишь зашить дыру. Но зачем он тебе нужен?

- Мне кажется, мы уже достаточно работали на этого толстяка, - сказал Чип, - указывая на Хайнриха, - пора и ему поработать на нас.

- Но Чип! - воскликнула Гайка, - мы же не рабовладельцы и не жрецы Вуду! Мне кажется, что мы могли бы обойтись и без этого. Это противоречит нашим принципам.

- Гайка! Как ты можешь? -  изумился я, - Тебе его жаль? Он чуть не изжарил  вас живьем! Он...  - я собирался рассказать про то, что хотел сделать с ними толстяк, но меня перебил Рокфор.

- Не знаю, Гаечка. Мне кажется, небольшая физическая работа ему бы пошла только на пользу. А то он толще своего барабана.

- Да и других людей, кроме него нет, а без них будет трудно, - добавил Чип.

Гайка, хотя и с неохотой, но  вынуждена была согласиться с нашими доводами. Вскоре к водопаду стали прибывать лесные жители. Все были шокированы  нашей находкой похищенных деревьев. Особенно всех поразило, что это сделали мы, какие-то  четверо невзрачных заезжих грызунов и насекомое.

- Благодарите Дейла, это он нашел деревья - говорил Рокфор всем, кто благодарил его за находку.

Гайка и даже Чип тоже не преминули упомянуть мои заслуги. Я же вообще не знал, куда деваться от всеобщего внимания. Но все-таки, как это было приятно! Сегодня был мой триумф, и я был счастлив. Как же здорово быть спасателем!

Тито пожал мне лапу:

- О, сеньор, вы такой умный ба... бурундукос! - при этих словах я снисходительно посмотрел на Чипа, - Очень рад, что довелось познакомиться с вами. Мы вам так признательны. Жаль, что вы у нас проездом. Мы всегда будем рады вас видеть в наших краях.

Несмотря на то, что я был на седьмом небе от счастья, я вдруг вспомнил все то, что нам пришлось пережить и поежился:

"Фигушки! Как-нибудь обойдемся! Надеюсь, в следующий раз поедем все-таки на  Гавайи".

- Э... Ну это... Может лучше вы к нам?- предложил я коати.

- О, сеньор, с огромной радостью. Я всегда мечтал посетить вашу прекрасную страну, как и  мои братья. Надеюсь, вы будете не против, если я прихвачу с собой парочку родственников?

- Разумеется, нет, - великодушно сказал я.

Все занялись тем временем работой. Когда Чип рассказал всем свой план - переправить деревья вниз по реке, все звери были в восторге. Дальше возникла проблема. Не все поверили, что именно Хайнрих стоял за похищением  и организовал его столь оригинальным образом. Мне пришлось снова рассказывать всем, что я видел ночью. Но я не умею хорошо рассказывать, и мне не очень-то поверили, что было понятно - мысль о том, что ты был рабом, никому не понравится.

- А вы не ошибаетесь? - спросил какой-то грызун, похожий на помесь большой горбатой морской  свинки с безухим кроликом[8], - а если  он тут ни при чем? Если он невиновен, то мы не можем его наказывать.

- Ерунда! - воскликнул какой-то олененок с маленькими рожками, - все люди - наши враги! Они нас убивают и поэтому должны быть наказаны!

- Какие им еще нужны доказательства? - воскликнул Чип, - преступник налицо, орудие преступления тоже,  мотив очевиден. Может, им позвать москитов в качестве свидетелей?

«Ага. Это для тебя СЕЙЧАС все очевидно, мистер детектив!» – подумал я. Ладно. Уже проехали. Кто старое помянет...

- Не знаю, может они, тогда разберутся без нас! - заметил вполголоса Рокфор, - Что-то мне надоела эта страна! Один шоколад, ни крошки сыра! Дикари...

- Крысенок, похоже, говорит правду! - вдруг сказала какая-то летучая мышь.

- Я не крысенок! - вырвалось у меня.

- Извини, опоссум... - поправилась мышь.

- Кто-кто?! -  переспросил я, сжав кулаки и сделав несколько шагов вперед. Я был страшно разозлен. Так меня еще никто не  оскорблял!

- Дейл, не надо, ради бога! - попросила Гайка, очевидно, решив, что я собираюсь полезть в драку. 

- Извини, пожалуйста! А, вот, вспомнила, бурый дуб, нет… А!!! БУРЫЙ КУБ! 

- Ох! - Чип в отчаянии схватился лапами за голову.

Я же в задумчивости почесал затылок:

- Чип, по-моему, куб - это все же несколько лучше, чем дуб!

От кулака Чипа на этот раз я успел увернуться.

- Так вот, я несколько раз бывала в той пирамиде, - как ни в чем не бывало, продолжала летучая мышь, - там водилось много жирных москитов. И могу сказать,  что там творились странные дела. Во-первых, эти самые москиты летали туда-сюда, во-вторых, этот толстяк варил в своих чанах эту вашу гадость, которой сейчас испоганена вся река. В-третьих, у него стоял этот барабан - у них одинаковый эхо-образ. А в-четвертых, толстяк и в самом деле чем-то поил москитов из миски. Но чем - я точно не разглядела!

- Как это ты не разглядела? - воскликнул кто-то из коати.

- Да так. У нас, летучих мышей, слабое зрение и мы,  к сожалению, не можем зависать на одном месте, да еще и неся в лапах тяжелый груз, а на лету много не разглядишь.

"Ну и ну!" - удивился я про себя, - "Летучие мыши не умеют зависать в воздухе с грузом в лапах? Ни за что бы не подумал!"

- Интересно, что же ты несла в лапах? - спросила кроликосвинка.

- Какая тебе разница? - раздраженно ответила летучая мышь, - это к делу не относится.

- Мы можем доказать, что говорим правду! - воскликнул Чип, подняв вверх лапу, - мы можем продемонстрировать барабан в действии, на Хайнрихе. Только нужно его зашить.

- Но, Чип, - вдруг сказала Гайка, -  если снова привести барабан в действие, то мы снова станем зомби!

Но Чипа не так уж легко можно было смутить этим обстоятельством.

- Сейчас уже прошло много времени, и из нас должен был выветриться гипнотический сок. Но на всякий случай можно всем заткнуть уши. 

 Кто-то достал кусок кожи, и Гайка с помощью иглы дикобраза зашила дыру на барабане. Все вставили в уши чего-нибудь подходящее для этой цели - листья, кусочки коры или мха. Я немного снисходительно наблюдал за этой суетой - мне совсем не нужно было этого делать. Все-таки потрясающе - из всех лесных обитателей - а тут их было несколько сотен, только я смог избежать укуса москитов! Что бы там ни говорил Чип про меня, я всегда знал себе цену. Но я никогда не думал, что могу быть таким ловким и сообразительным!

- Так не пойдет! - сказал Рокфор, - Мы так ничего не слышим.

- Чего? - переспросил Чип, - вытаскивая куски листьев из ушей.

- Рокки говорит, что он тебя не слышит, - подсказал я.  

- И я его, - вздохнул Чип, -  мы не сможем работать, если у нас будут заткнуты уши. И не только мы, но и все звери.

- Что же делать? - спросил попугай.

- Послушайте, - сказала Гайка. Она тоже вытащила затычки из ушей, - мы можем проверить, работает ли еще зелье. Пусть у кого-то не будут заткнуты уши. Если он не станет зомби, то и остальным не надо будет их затыкать.

- Гаечка, дорогуша,  - возразил Рокфор, - а если оно будет работать, то как ты вернешь подопытного  в прежнее состояние?

- Это очень просто сделать, - заметил я, - Надо просто стукнуть  его  хорошенько. Вот, например, я привел Чипа в чувство, дав ему хорошего пенделя, так, что он зарылся головой в землю...

- Очень интересные подробности, Дейл, - раздраженно заметил Чип, - но совсем не нужные.

- Да, и кого ты предлагаешь в качестве подопытной морской свинки? - спросил Рокфор.

Я с опаской посмотрел на свинку. Но она никак не прореагировала на замечание Рокфора.

- Я рассуждаю так, - сказала Гайка, - Москиты кусали каждого из нас, и каждому  досталась примерно одинаковая доля яда. Но у нас всех разная масса тела и, следовательно, концентрация зелья в крови больше у тех животных, у которых маленький вес. Следовательно, если мы возьмем в качестве испытуемого очень маленькое животное, и с ним ничего не случится, то это гарантирует то, что другие животные также не станут зомби.

Как только Гайка произнесла слова "очень маленькое животное" все повернули головы в сторону Вжика, и пристально посмотрели на него. Вжик понял, что от него требуется и ему, по-видимому, не очень понравилась идея Гайки. Он стал что-то возбужденно жужжать, что-то объясняя Рокфору.

- Не бойся, малыш, - сказал Рокки ласковым голосом, - я уверен, что с тобой ничего не случится.

- А если что, то мы будем бить тебя аккуратно, но сильно, - сострил я.

- Так, а кто будет бить в барабан? - спросил Чип.

Такого момента я упустить не мог. Я всегда мечтал сделать это - поиграть на настоящем барабане жреца Вуду!

- Можно мне? - и прежде чем кто-то успел возразить, я подскочил к барабану. Он был высоким и я не мог достать до его верхнего края. Поэтому я попросту  запрыгнул на его верх.

- Бум! - сказал барабан.

- Дейл!!! - с ужасом воскликнул  Чип.

- Бум, бум, бум!!! - Я несколько раз подпрыгнул на барабане, чтобы послушать, как он звучит. Звучал он великолепно, но внезапно до меня дошло, что я делаю. Ведь мои друзья вытащили затычки из ушей! И не только они, но и многие из зверей, которые хотели послушать, о чем мы спорим.

Я испуганно взглянул на друзей. Гайка схватилась за голову. Чип упер лапы в бока и смотрел на меня испепеляющим взглядом. Рокфор с видом философа сложил лапы на груди.

- Ну что ж, - сказал он, обращаясь к Вжику, - можешь расслабиться, дружище. Морскими свинками мы уже побывали.

Я соскочил с барабана и, улыбнувшись, виновато развел в лапы в стороны.

- Смотрите-ка! - сказала Гайка, показав в сторону Хайнриха.

Хайнрих встал с земли и пошел в нашу сторону. 

- Ой-ой-ой! - я невольно испугался и спрятался за Чипом. Некоторые животные тоже отпрянули.

Но Чип показал мне, что бояться нечего.

- Хо-хо! - сказал он, подражая Хайнриху, - мы идем выкапыват дерефья! А мистер Хайнрих будет нам помогат!

Тут я заметил, что у Хайнриха был такой же взгляд, какой был у всех зомби. Значит, зелье подействовало на него!

- Ja, Herr Chip, Jawohl[9]! Я иду помогат сажат дерефья обратно! - с этими словами Хайнрих приложил руку к своей зеленой шляпе, развернулся и пошел работать.

- Вот это да! - воскликнул я, - Чип, да ты гений!

Чип снисходительно ухмыльнулся.

- Но это не значит, что работать будет один только Хайнрих. Он, конечно, сам устроил весь этот беспорядок, но если вы хотите, чтобы деревья вернулись сегодня на свое место, то  остальные тоже должны ему помогать. Вы ведь хотите сегодня получить обратно свои квартиры? - Чип обратился к попугаям и Тито.

- Мне плевать на их квартиры! - сказал олененок, - главное, чтобы был лес! Лес дает нам убежище и пищу!

Все занялись выкапыванием деревьев. Когда все были зомби, то все прекрасно знали, что кому надо делать, но теперь, в здравом рассудке, никто не знал с какой стороны подступиться к этому делу. Однако Чип и тут проявил свои командирские способности. Под его руководством дело пошло гораздо быстрее. По предложению Гайки было решено перетащить все деревья ниже второго  водопада, а там связать все стволы и сделать из них несколько плотов - так мы бы могли сплавить гораздо больше деревьев, если бы сплавляли их все по отдельности.

За барабаном занял место  Тито - кому-то надо было в него бить, так как Хайнрих быстрее работал только, когда на нем кто-то играл, а если бы барабан остановился, то Хайнрих вообще бы мог прийти в себя,  что было крайне нежелательно. Я уступил коати свое место, прежде всего из-за требования Чипа, который мотивировал его тем, что я был очень маленького роста. Я неохотно выполнил его просьбу, понимая, что основной причиной ее было просто нежелание доверить мне такую ответственную, с его точки зрения, работу.

"Вот он, мой прежний Чип!" - подумал я с досадой, - "Ну и Хайнрих с ним!"

- Каррамба! У меня прирожденное чувство ритма! - Как я не был  расстроен, но при этих словах Тито я не смог удержаться от ухмылки.

Но на самом деле, это было не так уж и плохо, что мне не нашлось работы. Теперь я мог удовлетворить свое желание, о котором я почти все время думал, с того момента, когда мы переступили порог храма, думал даже тогда, когда мне приходилось убегать от своих друзей.

Я ведь так и не попробовал шоколад, который варил Хайнрих!

А сейчас сделать это было очень просто. Шоколад вылился в реку, но, смешавшись с холодной водой, застыл, и его в виде огромных комьев прибило к берегу.

Я подошел к берегу и отломил кусочек от одного из них, что было не так-то легко сделать, так как шоколад сильно затвердел.  От него исходил просто потрясающий аромат. Я закрыл глаза, облизнулся, и отправил его себе в рот.

Вот это да! Ничего подобного я не пробовал никогда в жизни!

Все-таки, совсем не зря мы приехали сюда, в эти джунгли.

Я съел один кусок, второй, десятый... На двадцатом я решил, что шоколад не так вкусен, как мне показалось вначале. Примерно на пятидесятом мне стало казаться, что он на самом деле омерзителен. Да и мой живот отказывался принимать больше.

- Все-таки нужно съесть еще, - сказал я себе, сидя обессилено на песке и глядя на кусок застывшего шоколада размером примерно с мою голову, который лежал у меня в лапах, - хотя бы доесть вот этот кусочек. Есть у меня сила воли или нет?

За этим занятием меня застал Рокфор.

- Дейл, вот ты где, дружище! Мы уходим, и мы хотели тебя найти, чтобы сказать тебе это. Кстати, ты не видел Гайкину камеру? Она не может ее нигде найти. Скорее всего, она утонула в реке.  Гаечка ужасно расстроена.

Я повернулся к нему и помотал головой. Рокфор усмехнулся.

- Это наш Дейл? Или афробурундук?

Я хотел спросить его, кто такой афробурундук, но лишь пробормотал что-то нечленораздельное.

- Да, наш Дейл и шоколад вместе - это зрелище не для слабонервных, - ехидно заметил Рокфор.

Я с большим трудом встал, чтобы пойти за Рокфором, но тут же упал на землю. Мой отяжелевший живот тянул меня вниз, да и тяжелый кусок шоколада, который я засунул себе в карман, тоже лишал меня равновесия. Рокфор, видя, что я не в состоянии куда-то идти, без лишних церемоний засунул меня себе подмышку.

- Гайка и Чип уже отправились с первым плотом, - сказал Рокфор, когда мы прибыли на берег у первого водопада. Мне же было совершенно пофиг, кто и куда отправился - настолько мне было нехорошо.

Рокфор прыгнул на второй плот, и мы поплыли вниз по течению. Вскоре мне сделалось еще хуже - плот был не очень устойчив, и его слегка покачивало на волнах. А потом мне полегчало, причем естественным образом. Для этого мне пришлось свеситься вниз с края плота.

"Уф!" - вздохнул я облегченно, садясь обратно на влажный ствол,  - "Хорошо, что там за бортом нету никаких уток-мутантов[10]".

Только тут я осмотрелся по сторонам. Кроме меня, Рокфора, Вжика и нескольких местных мышей, на плоту больше не было пассажиров.

Внезапно на плот спустились Макко и Скарлетт. Они принесли с собой корзину, полную каких-то фруктов.

- Вот, - сказал Макко, - это вам. Тут гуава, авокадо…

- Подкрепляйтесь, - сказала Скарлетт, - вы, наверное, устали. 

- Ребята, - сказал Рокфор, который стоял на носу, и  орудовал большой плоской палкой, которую он использовал в качестве руля, -  за это все спасибо, конечно. Но, скажите, не завалялось ли у вас хотя бы крошки каламбера?

Попугаи переглянулись и недоуменно развели крыльями.

Рокфор наклонился ко мне.

- Боюсь, Дейл, когда мы приедем домой, вы можете  на недельку позабыть о нас с Вжиком. Мы прошвырнемся по всем лучшим сырным ресторанам Манхеттена. Надо же наверстывать  упущенное в этой дикой стране.

Я посмотрел на Рокфора неодобрительно. Мне никогда не нравилось маниакальное пристрастие Рокки к сыру, да впрочем, и не только мне - слишком часто из-за него мы попадали в разные неприятности.

- Рокки, а почему бы тебе не сесть временно на диету? Мне кажется, что неделька-другая без сыра тебе не повредит. 

Рокфор внезапно рассердился.

- Неделя без сыра?! Да она отнимает каждый год моей жизни! И вообще, дружище, ты не смог прожить без твоих сладостей и одного дня, а не две недели!

Я почесал затылок. Как ни крути, а Рокфор прав. Пусть уж лучше на диету садится Толстопуз, а честным зверям не стоит себя ни в  чем ограничивать.

- Ну ладно, нам пора, - сказал Макко, - нам не терпится посмотреть, как идет работа на берегу. 

И они улетели. Я догадался, что Хайнрих с Тито уже занимаются посадкой деревьев.

Вскоре и мы причалили к берегу неподалеку от нашего лагеря. Здесь нас уже ждало много всяких животных. Обезьяны развязывали деревья, а тапиры и олени тащили их к тому месту, где они росли. Откуда-то издалека  доносился мерный стук барабана Тито.

Я решил, что я все равно мало в чем могу помочь остальным животным, и поэтому я схватил корзину с фруктами и понес ее в наш лагерь.  По пути ко мне пришла одна идея. Съесть фрукты просто так было бы не очень интересно.  А вот если это будут фрукты в шоколадной глазури? Эта идея мне очень понравилась.

Как только я пришел в лагерь, я вывернул карманы, намереваясь достать оттуда те куски шоколада, которые я туда положил. Однако, я нашел там лишь густую шоколадную жижу, которая вылилась на землю - шоколад уже успел растаять от моего тепла.

“Это еще и лучше” - подумал я. Я взял фрукты и вывалял их все в шоколаде. Получилась такая потрясающая вещь! Но я не мог уже есть много, поэтому лишь слегка понадкусывал фрукты в шоколадной глазури, пока снова не почувствовал, что больше не смогу съесть ни кусочка. Обессиленный, я сел под деревом.

В это время к лагерю подошли все остальные. Гайка и Чип стали укладывать вещи, по-видимому, совсем не замечая меня.

- Господи, какое замечательное путешествие! - сказала Гайка.

- Да, - отозвался Чип, - главное, что тут все-таки не обошлось без тайны!

- А где же Дейл? - обеспокоено спросила Гайка.

- Вы имеете в виду мистера сластену?- сказал Рокфор, - Он получил десерт по заслугам!

- Меня расстраивает лишь то, что моя камера пропала, - печально сказала Гайка.

- Не беспокойся, Гаечка, - сказал Чип, - Я уверен, что ее найдут.

- Но, Чип, - возразила Гайка, - нам некогда ждать. Через час должен придти следующий туристический автобус. Мы не можем его пропустить, так как в этом  случае застрянем здесь надолго.

- Я думаю, что в любом случае, ты соберешь новую камеру, не хуже этой, - заметил Чип.

- Да, а как же мои снимки? - удрученно заметила Гайка, - боюсь, что они пропали навсегда.

- Что ж поделать, Гаечка, - философски сказал Рокфор, покручивая усы, - хорошо, что пропали только снимки, а не наши шкуры. Лично я не слишком уж буду скучать по этой стране.

- Ладно, пошли к дороге, - сказал Чип, - Дейл, ты сам дойдешь, или тебя, что ли, тащить на себе? Как раненого в неравной схватке со сладостями?

- Ва…Ик!- сказал я. Но на самом деле я хотел сказать: «Я сам дойду, Чип!»

- Ну и что же с ним делать? – возмущенно спросил Чип.

- Не беспокойтесь, друзья, - сказал Рокфор, - Я знаю одно вернейшее средство, которое приведет его в чувство за долю секунды. Я сам испробовал его на своей шкуре, когда путешествовал по Цейлону и гостил у племени ратуф. Их вождь поделился со мной рецептом этого чудесного напитка: берется две части черного перца, три части сока инжира,  яд скорпиона…

- Очень мудро! – заметил Чип, - Но где ты здесь найдешь все эти ингредиенты? Ты не забыл, что нас поджимает время?

Внезапно Чип наклонился над моим ухом и заорал:

- Дейл!!! Нас атакуют мутанты с Сириуса!!!! Уг-р-р-р!!!!!

Я и ухом не повел. Какие еще мутанты с Сириуса?! Каждый образованный бурундук должен знать, что на Сириусе нет никаких мутантов. Там обитают разумные медузы, которые растворяют все вокруг в кислоте, капающей у них со щупалец.

- Дейл, - услышал я внезапно голос Гайки, - я так устала, а мой рюкзак такой тяжелый. Не мог бы ты помочь отнести мой рюкзак к  дороге?

Я приоткрыл глаза и увидел прямо перед собой очаровательную, и в то же время такую простую, улыбку Гаечки. Не успел я и подумать о чем-то, как мои ноги сами подняли меня в вертикальное положение.

- С удовольствием, Гаечка! – Я схватил ее рюкзак, и помчался вприпрыжку вперед по тропинке. Причем в каждой капле росы на каждом листе, попадавшемся мне по дороге, я видел отражение светившихся яростью глаз Чипа, плетущегося сзади.

Вскоре после того, как мы подошли к дороге, показался автобус.  Мы, конечно, были готовы запрыгнуть на него на ходу, но этого и не потребовалось. Автобус внезапно остановился.

- Каррамба! Не может быть! - воскликнул водитель, высунувшись из окна, - Когда неделю назад я здесь проезжал, здесь было полно шоколадных деревьев. А позавчера, когда я здесь проезжал, деревьев не было. А теперь они все снова на месте! Чудеса!

Воспользовавшись остановкой, мы забрались на крышу автобуса и расположились среди багажа. Я тут вспомнил было с ужасом о том, что, захватив Гайкин рюкзак, свой собственный оставил на поляне! Но в тот же миг мышка молча мне его передала – она, оказывается, тащила мой рюкзак вместо меня! Мне вдруг стало так страшно стыдно, что я даже забыл поблагодарить ее.

- Хорошо, - сказал Рокфор, - сев и облокотившись на чемодан, - наконец-то мы отсюда сваливаем! Даже не верится!

- По-моему, кое-кто убеждал меня еще в Нью-Йорке, какая это чудесная и безопасная страна, - язвительно заметил Чип, сев на крышу и скрестив лапы на груди, - и я даже случайно запомнил кто. Сказать его имя?

Рокфор развернулся к Чипу, чтобы ответить на его замечание, но в этот момент откуда-то сверху раздался вопль:

- Осторожно внизу!

Я поднял голову и в следующий момент на нас свалился никто иной, как наш старый знакомый Тито.

Он задрал голову кверху и  заорал:

- Вы у меня за это попляшете, старые перьевые щетки!

- Разрази меня гром! - изумился Рокфор, - опять у вас жилищный кризис?

- Я думаю, что без Кинг-Конга на этот раз не обошлось, - заметил я, прикидывая, получу ли от Чипа по башке или нет.

- О, извинит-те, - вслед за Тито на крышу спустились наши знакомые попугаи, - это мы нечаянно. Просто Тито попросил нас подбросить его побыстрее. Он хотел, точнее мы все хотели вручить вам на память один, э... как это будет... ла сувенир?

- Ух, ты, сувенирчик! - от радости  я даже подпрыгнул, - давайте, давайте, показывайте скорей!

- Сеньоры, мои друзья не совсем точно выразились. Это скорее, э... ла презенто? - заметил Тито, разворачивая сверток, который был привязан к его хвосту. Из свертка он вытащил коробку, а открыв коробку, он вытащил оттуда что-то странное и непонятное на первый взгляд. Но тут я снова почуял хорошо знакомый запах!

- Вот это да! - вырвалось у меня.  Присмотревшись, я увидел, что это была какая-то статуэтка. И не  просто статуэтка, а несколько фигурок, причем сделанных из шоколада.

- Это же мы! - первой догадалась Гайка,  - Вот я, вот Рокки, Вжик, а вот Чип с Дейлом.

Это действительно были мы! Наши фигурки почти в половину нашего роста были слеплены из застывшего шоколада, причем так искусно, что наши шоколадные копии очень походили на оригиналы.

- Это вам за все то, что вы для нас сделали! - вдруг сказала уже знакомая нам кроликосвинка-переросток, которую мы, увлеченные рассмотрением подарков, не заметили - она  взобралась близлежащий  чемодан.

- Господи, как красиво! - воскликнула Гайка, всплеснув лапками, - это так восхитительно! Но кто сделал это чудо?

- Это я немного увлекаюсь, - сказала свинка, смущенно переминаюсь с лапы на  лапу, - обычно я леплю всякую всячину из глины, ну а тут подвернулся шоколад...

- А из сыра вы случайно не лепите? - неожиданно спросил Рокфор.

- Рокки! - недовольно перебил его Чип.

- А что такое "сыр"? - спросила свинка.

- Хм! - Рокфор отвернулся с оскорбленным видом.

- Спасибо большое! - я подскочил поближе к фигуркам, - я думаю, это нам очень пригодится.

Больше всего меня привлекла фигурка Чипа - его нетрудно было  распознать по его шляпе. Я немедленно схватил ее и вгрызся в нее зубами. Через несколько секунд Чип остался без головы.

Настоящий Чип, однако, нашел, чем ответить на мой вызов. Он, в свою очередь, схватил мою фигурку (то есть, изображавшую меня - об этом можно было догадаться по большому носу, который все почему-то считают главной особенностью моей внешности), и с таким аппетитом вгрызся зубами в мою голову, что у меня по коже пробежали мурашки. Затем Чип просунул палец в образовавшуюся дыру и стал там шуровать.

- Здорово! - сказал он, наконец, вытащив оттуда палец и облизав его, - голова совсем пустая - даже в этом сходство с оригиналом!

- Чего-чего? - обиженно переспросил я, - если тебе я не нравлюсь, то давай меня сюда!

- Да пожалуйста, Дейл! - ехидно заметил Чип и метнул в меня мной, то есть моей фигуркой. Она попала прямо мне в рот.

Ах, так? Я выплюнул свою безголовую версию и  мгновенно запустил в ответ в Чипа им самим, находившемся в моей правой лапе. Но Чип успел увернуться, и фигурка попала прямо по лбу Скарлетт, которая охнула и свалилась за чемодан.

- О, господи! - вскрикнула Гайка.  Она подбежала к попугаихе и помогла ей встать на лапы, - Надеюсь, вы не ушиблись?

- Нет, все в порядке, - сказала Скарлетт, вставая с помощью своего супруга и Гайки, и держась крылом за голову, - ничего страшного.

- Простите нас, - виновато сказала Гайка.

Если бы не Гайка, то я едва бы удержался от смеха – вся голова попугаихи была измазана в том, что осталось от шоколадного Чипа.

Настоящий Чип в таких случаях всегда следовал простому правилу: какая бы неприятность с нами двоими не произошла – во всем виноват был один только я. И на этот раз он тоже не изменил себе.

- Дейл! - сурово обратился он ко мне, - посмотри, что ты наделал! Немедленно извинись перед миссис!

Я был не против извинений, но только совместных с Чипом - ведь это была не только моя вина.

- Я? А как насчет тебя? Кто начал первым бросаться?

Рокфор засучил рукава, предвкушая очередной раунд разборок и  развод нас по углам. Но он плохо знал наши характеры - мы даже и не думали драться, да и особенно спорить тоже - произошедшее было неприятно, но не затрагивало нас напрямую.

- Ну, кажется нам пора, - испуганно сказал Тито, - Очень приятно было с вами познакомиться.

- Да-да, - поддакнул Макко, поддерживая крылом супругу, - приезжайте к нам еще. А то у нас много еще дел...

- Они, видимо, боятся, как бы мы их не пришибли, - ехидно заметил Рокфор, когда все пришедшие нас провожать поспешно покинули крышу. Правда, свинка осталась.

- Извините, ради бога, - сказала она застенчиво, - может, это и нескромно с моей стороны, но я подумала, раз вам понравилось мое творчество, то... Вы же из Нью-Йорка, правда? Не могли бы вы устроить выставку моих работ в Метрополитене? Я мечтала об этом всю жизнь! Но, если вас моя просьба хоть немного обременит, то право, я не настаиваю...

Мне понравилась наша знакомая, и, видя, что она страшно стесняется своей просьбы, я проникся к ней сочувствием.

- Можете не беспокоиться, мисс! Мы все организуем!

Но Чип был настроен более скептически.

- Боюсь, вы переоцениваете наши возможности. Это будет не так просто сделать.

Гайка разделила его сомнения:

- Видите ли, у нас нет знакомых в арт-кругах... Но, уверяю вас...

- А у меня есть! - внезапно  заявил Рокфор. Мы удивленно посмотрели на него. Впрочем, удивляться было нечему - у Рокки повсюду были связи и знакомые. Рокфор поманил свинку пальцем.

- Миссис... или мисс...

- Сеньорита Итуга Флорес, - сказала свинка.

- Сеньорита Итуга, у меня есть к вам одно предложение.

Рокфор, Вжик и Итуга отошли в сторонку и о чем-то  долго шептались. Чип, я и Гайка обменялись недоуменными взглядами. Наконец свинка сказала:

- Спасибо вам, мистер Рокфор! Можете на меня рассчитывать!

Мордочка Итуги расплылась в улыбке.

- До свиданья, друзья! Удачи вам!

 Она помахала нам  на прощание и спрыгнула вниз с крыши в густую траву. В это время, автобус, кстати, уже тронулся с места, и мы ехали по проселочной дороге, правда, на небольшой скорости.

- Интересно, о чем это вы с ней разговаривали? Что у вас за тайны? - спросил Чип у Рокки.

- Да ничего особенного, Чиппи. Я попросил ее сделать мне одну услугу. Впрочем, скоро сами все увидите, - сказал Рокфор, теребя ус.

Чип хмыкнул. Скрытность Рокфора ему не понравилась. Впрочем, Рокфор иногда любил окружать себя и свои поступки ореолом таинственности, так что его поведение нас  не особенно удивило.

- Подождите! Подождите, ради бога!

Мы все повернули головы и удивились. Нас догоняла летучая мышь - та самая, с которой мы разговаривали у водопада. Она несла в лапах что-то тяжелое. Какого рода тяжелые предметы летучие мыши носят в лапах, мы сумели понять через несколько секунд, когда она все-таки догнала автобус и плюхнулась на крышу.

- Уфф! Едва догнала! - перевела дух летучая мышь, - Эта вонючая штука едет так быстро!

- О, господи! - всплеснула лапами Гайка, - Это же моя камера! Спасибо вам огромное! Но вы, наверное, так устали! Где вы ее нашли?

- Ничего страшного! - сказала мышь, отдавая камеру Гайке. Камера, правда, была вся измазана в шоколаде и Гайка нахмурилась с досады - наверное, она подумала, что камера вышла из строя.

- Я перерыла всю пирамиду и лишь сейчас ее обнаружила за грудой мешков. Но я не знала, что вы уезжаете так быстро, поэтому  я чуть не опоздала.

- Спасибо! - сказала Гайка, - Мы перед вами в долгу.

- Пустяки! - махнула крылом мышь, - Ну мне пора!

Она повернулась, чтобы улететь, но  вдруг остановилась и спросила:

- А вы из Нью-Йорка?

- Разумеется, сеньора! - сказал Чип.

- Если так, то передавайте привет моей племяннице, которая там живет.

- Племяннице? - переспросила Гайка, - а как ее зовут?

- Фоксглов, - сказала мышь, - Счастливо вам!

И с этими словами она взмыла в воздух и скрылась под сводами леса.

"Фоксглов? Странное имя!" - подумал я.

Чип сел, прислонившись к чемодану и, откинувшись на спину, произнес:

- И все-таки, друзья! Мне кажется, что мы совсем не зря здесь побывали!

- Да! - откликнулся я, - У нас появилось столько новых друзей!

- Да, Дейл, - с улыбкой сказала Гайка, вытирая салфеткой камеру, - я думаю, ты прав.

 

* * *

 

Через несколько дней мы снова были в столице. Наш круиз заканчивался, но мы решили провести остаток зимы на каком-нибудь  курорте. После недолгих обсуждений мы выбрали Гавайи. Там у нас тоже было  много интересных приключений, но о них, я, может быть, расскажу позже.

Рокфор, между прочим, первым делом по приезду в  столицу пошел на рынок вместе с Вжиком.

- Наверняка, он соскучился по своему сыру, - высказал логичное предположение Чип.

Впрочем, Рокки, вернулся, таща вместе с собой огромный сверток, и отправился с ним на почту. Звериная почта располагалась на крыше человеческого отделения связи, и обслуживало ее несколько десятков голубей, а для доставки тяжелых посылок и бандеролей использовались более грузоподъемные птицы, как, например, гуси. Поэтому Рокки прихватил с собой и порядочное количество ядер бразильских орехов для гусей. Что было в свертке - трудно было предположить, скорее всего, это был сыр, но куда и зачем Рокки собирался его отсылать,  на этот счет мы могли только строить догадки.

Когда мы проходили мимо той лавки с сувенирами, которую я собирался посетить перед поездкой в джунгли, Чип остановил меня:

- Дейл! Ты забыл о своих сувенирах!

Я посмотрел на него удивленно:

- Но ты же был против, забыл?

- Я думаю, что ты заслужил право на то, чтобы твоя мечта осуществилась.

Я почесал голову. Я уже забыл про всякие сувениры и про эту лавку, и, вообще, они бы мне только помешали, раз мы собирались отправиться на Гавайи.

- Убежден, что ты не знаешь мою мечту, - заметил я хитро.

- Ну, тогда скажи ее мне, и я ее исполню. Ну, если она будет разумной и выполнимой, конечно.

 - Она разумная и выполнимая. Просто сбегай к пирамиде и поищи там, в лесу, номер "Weird", который ты выбросил.

Чип вскипел:

- Ты издеваешься, да? Где я тебе его найду? И потом, зачем ты стал воровать мой шоколад! Ты сам виноват!

- Я пошутил, - заметил  я, увидев, что Гайка, хмурясь, смотрит на нас, - И, кстати, я его читал уже раз ... не помню, сколько...

Чип вздохнул, махнул лапой и прошел прочь мимо меня.

На самом деле, это действительно был новый номер. Но не буду же я из-за такого пустяка вечно дуться на своего друга!

Что же касается Гайкиной камеры, то она, к сожалению, оказалась испорчена и не подлежала ремонту. Но, на наше счастье, пленка с отснятыми кадрами почти не пострадала. Правда, у Гайки не было под рукой необходимого оборудования для ее проявления, и поэтому она решила заняться  ею после возвращения домой.

Нашему возвращению в Нью-Йорк был, прежде всего, рад Чип. По его словам, у него накопился завал из  нерешенных дел, который он с энтузиазмом принялся разбирать. Рокфор, как и обещал, наверстывал упущенное время, посещая лучшие сырные рестораны города вместе с Вжиком. Гайка занялась капитальным ремонтом  самолета, который, по ее словам, она не делала сотню лет. Что касается меня, то мне было немного скучно, но как раз в это время вышел новый номер "Swamp tales", а также по CBS пустили новый потрясающий сериал про шпионов.

Примерно через неделю после нашего возвращения Рокфор пришел домой с огромным свертком.

- Что это? - спросили мы почти хором.

Рокфор без всяких церемоний развернул его, и мы ахнули. 

Это были опять наши фигурки, вроде тех, что нам подарили в сельве, но на этот раз они были выполнены из сыра! Причем это были  не просто отдельные статуэтки, а самая настоящая скульптурная группа, где все мы были изображены в различных позах, притом очень похоже.

- Вот, - сказал Рокфор, - теперь и на моей улице праздник. Шоколад - это, понимаете ли, немного по-детски...

- Ух, ты! - воскликнул я, - а кто же все это сделал?

- Глупый вопрос, дружище. Кто же еще, как не наша старая знакомая Итуга?

- А! Я понял! - воскликнул Чип, - ты отослал ей тогда по почте немного сыра, чтобы она вылепила из него этот шедевр и прислала нам. 

- Ну, разумеется! - кивнул Рокфор, - но она прислала не только его, но и пару других своих работ господину Мышински, меценату малого Метрополитена. Надеюсь, вы  знаете, что это такое?

- Да, - сказала Гайка, - это городской музей  изящных искусств животных.

- Ну вот, господин Мышински, как известно, большой любитель сыра и изящных искусств. Поэтому он оценил по достоинству работы сеньориты Флорес. 

- Господин Мышински - знаток искусств? - недоуменно переспросила Гайка. Очевидно, она хорошо знала, о ком идет речь, а вот для меня и, похоже, для Чипа, судя по его недоуменному взгляду, это имя было совершенно незнакомым, - Я и не догадывалась об этом.

- Гаечка, я и не сказал, что он знаток искусств, - заметил Рокфор, - Он любитель и меценат.

- А! Я вспомнил! - воскликнул Чип, - это не тот ли самый тупой самодовольный мыш, который на выставке египетских древностей Тутанхамона все время называл Тутхамом, сфинкса сфиксом,  и думал что столица  Египта - это Мемфис на Миссисипи? 

- Да-да, тот самый, - подтвердил  Рокфор, - но, конечно, экспертную оценку делал не он, а профессор Стив Веверчик. И он тоже был в восторге от работ сеньориты Флорес. Но вы, я думаю, понимаете, что поддержка Мышински в этом деле также очень важна. Поэтому мечта нашей подруги должна осуществиться в самое ближайшее время.

- Господи, я так рада за нее! - всплеснула лапами Гайка.

- Да, и что немаловажно, она не забыла и нашего Вжика, - добавил Рокфор, - Вжик, я думаю, ты покажешь, что тебе подарила госпожа Итуга. Пока ты это еще не съел.

Вжик прожужжал что-то восхищенное, и слетал в соседнюю комнату, вернувшись с большим яблочным огрызком. Он был вырезан таким образом, что в его форме легко можно было угадать самого обладателя этого шедевра, то  есть Вжика.

- По-моему, ей, наверное, лучше было сделать хотя бы твой сыр в форме Толстопуза, - иронично заметил Чип, - тогда тебе было бы приятней его есть.

- Чиппи, запомни! - сердито заметил Рокфор, - мне приятно есть хороший сыр, в какой бы форме он не был. А от одного вида этой рожи у меня способен испортиться аппетит.

- Вот-вот, - ехидно заметил я, печально наблюдая, как сырная скульптура исчезает внутри Рокфора, - тогда бы нам тоже хоть что-нибудь досталось.

- Неужели тебе мало твоего шоколада? - заметил Чип.

- Как будто ты его сам не ел! - парировал я.

- Не переживайте так, друзья, - сказал Рокфор, вытирая усы, - Итуга сделает и вам что-нибудь, когда приедет сюда. Кстати, чуть не забыл об ее письме, - с этими словами Рокфор достал из кармана большой пухлый конверт.

- Точнее говоря, письмо не ее, а мистера Тито, - заметил Рокфор, - вот что он пишет.

И Рокфор начал читать:

"Буэнос диас, сеньорас и сеньоритас! Дорогие друзья! Мы, обитатели Гранд-Сельвас, передаем вам привет, храбрым спасателям! У нас все отлично. Толстяк посадил весь лес обратно, и у нас снова появились квартиры. Оказалось, что он не такой уж и плохой. Просто у него не было никаких друзей, кроме москитов - у кого хочешь от этого будет вредный характер. Часть леса он посадил добровольно, а мы  разрешили ему за это собирать шоколад  но, разумеется, в разумных количествах и даже помогаем ему. Все же за ним приглядывают наши местные ягуары - мы ему пока не слишком доверяем. А за москитами приглядывает наша эскадрилья летучих мышей. Кстати, в честь освобождения от москитного рабства, у нас в лесу учреждены празднества "День великого Дейла и его команды..."

- Как, как он называется? - переспросила Гайка.

"День великого Дейла и его команды..." - несколько растерянно  произнес Рокфор, почесав голову, -  Гаечка, тут так написано...

- Ого! Вот это да! - вырвалось у меня. Такого титула, я, конечно же, не ожидал, - Я - Великий Дейл! Я - Великий Дейл! - и от радости я начал кружиться, приплясывая, по гостиной.

 Внезапно мой взгляд остановился на Чипе. Он смотрел на меня таким взглядом, который я  редко мог видеть у своего друга - он был полон обиды и гнева. Чип сжимал кулаки и едва сдерживал свой гнев. Я невольно остановился.

- Так! Хорошо! - сказал Чип глухо с нескрываемой обидой в голосе,  - раз Дейл у нас такой великий, то пусть он тогда нами всеми руководит. А я буду побольше лопать конфет и читать одни тупые комиксы. Может, и меня тогда заметят!

Чип резко повернулся, очевидно, чтобы выйти из гостиной.  Но Гайка, стоявшая рядом с ним, успела схватить его за плечо.

- Чип! - сказала она добродушно, но в то же время твердо, - не надо принимать это близко к сердцу. Ты же знаешь, как мы все тебя любим и ценим.

Чип фыркнул и сложил лапы на груди. 

- Чиппи, дружище, я думаю, эти ребята из джунглей просто пошутили, - заметил Рокфор. Вжик подлетел к Чипу и что-то стал ему объяснять.

Но у Чипа был такой вид, что казалось, он вот-вот заплачет. Я хотел было полностью насладиться этим своим неожиданным триумфом, как вдруг понял, что во всем этом было что-то ужасно неправильное. Чип был страшно самолюбив, и его гордость была втоптана в грязь. А я не мог радоваться, видя, что моя радость причиняет  боль моему другу.

- Нет, это правда! Я и в самом деле великий! Я нашел деревья и спас целый лес и его обитателей, - сказал я с как можно большей напыщенностью и ударив себя в грудь кулаком. Я выдержал паузу, наслаждаясь реакцией Гайки, Рокфора и Вжика, которые нахмурились, слушая меня.

- И все-таки, - добавил я, - это Чип спас меня тогда, у обрыва. Чип придумал, как остановить барабан и спас вас от смерти. Так что, он, наверное, еще более великий, чем я.

- Просто об этом никто из них не знал, дружище, - добавил Рокфор.

Чип внезапно повернулся ко мне. На его лице читалось смущение. 

- Извини, Дейл, - сказал он, протягивая мне лапу, - я погорячился. Действительно, глупо принимать это всерьез. Просто я всегда наивно считал, что я во всем лучше тебя. Но на самом деле мы оба достойны друг друга, и мне тоже есть чему у тебя поучиться.

Чип улыбнулся, и я пожал его протянутую  лапу, тоже улыбаясь. Между нами снова было взаимопонимание.  А что может быть лучше того, что твой друг тебя понимает?

- Ладно, великие и ужасные супербурундуки, -  заметил Рокфор не без сарказма, снова беря письмо, - дайте мне дочитать письмо... Где я кончил?

- На празднествах, - подсказала Гайка.

- Да... «День великого Дейла и команды"... Хм... Так.. "Мы приглашаем вас посетить этот праздник на следующий год, и надеемся, что вы примете наше приглашение. В свою очередь, я, мои родные и друзья, сеньора Скарлетт и сеньор Макко, а также сеньорита Итуга Флорес собираемся посетить ваш чудесный город. Но мы слышали, что у вас в это время так холодно, что дождь застывает в воздухе и падает на землю твердым. Поэтому мы решили навестить вас летом, так как мы боимся простудиться с непривычки..."

- Что ж, весьма здраво, - заметила Гайка.

"На этом мы прощаемся и желаем вам здоровья и успехов в вашем нелегком деле. Всегда ваши Тито Мануэль Яго Младший, Тито Мануэль Яго Старший, Тито Мануэль Яго Средний, Тито Мануэль Яго Четвертый, Тито Мануэль Яго Пятый...

- Да будет ли конец у этого лешего? - недовольно воскликнул Чип.

Рокфор ничего не ответил, а лишь продолжал:

 - Тито Мануэль… ладно, кот с ними, … Бенито Эспиноза Де Ла Гарсия, Аугусто Анималь Родригес, Керво Дель Рио, Гата Игнасио Михель Ла Фелина...

- Рокки, кто это такие? - удивленно спросила Гайка.

- Не знаю, дорогуша, - сказал Рокфор, просматривая список, - я думаю, что это все родственники или знакомые Тито, Итуги, и попугаев. Тут еще много имен,  - Рокфор перевернул письмо, которое было сложено во внушительной длины гармошку, и пробежался по нему глазами,  - где-то около сотни, а может и больше...

- И все они приедут к нам в гости? - ужаснулся я.

- Не бойся, Дейл, - сказал Чип, скрестив лапы на груди, - может, и не все. Я на это очень надеюсь.

- Наверное, это была не очень хорошая идея... - сказал я задумчиво про себя.

- Какая идея? - настороженно спросил Чип.

- Ну... это я тогда пригласил Тито к нам в гости... - сказал я робко.

- О, боже! - Чип простонал  и схватился за голову, - вот так и знал, что ты все-таки сделаешь там какую-нибудь глупость.

- Но, Чип, - вступилась за меня Гайка, - ведь Дейл же не знал, что у Тито столько друзей и родственников. Он сделал предложение  от чистого сердца.

- Да! Вот именно! - сказал я, ободренный Гайкиной поддержкой.

- Чем больше у нас гостей, тем лучше! - продолжала Гайка, - разве плохо иметь столько друзей?

- Не знаю, дорогуша, - заметил Рокфор, теребя ус, - я не прочь иметь хоть миллион друзей. Но от «друзей» с именем типа Гата Ла Фелина[11] я бы желал держаться на почтительном расстоянии!

- Но... - Гайка лишь развела лапами, чувствуя, что не в силах переубедить Рокфора.

- В конце концов, до лета еще далеко, - заметил Чип задумчиво,  - может, они еще и передумают, да мало ли что...

- Кстати, - Гайка вдруг решила прервать этот неприятный разговор, - мне удалось восстановить большую часть пленки, которую мы сняли в сельве. Хотя много  кадров было испорчено, но все-таки самые красивые остались. Хотите посмотреть?

- Разумеется! - воскликнули мы хором.  И тут же отправились все в ее мастерскую. Правда, мы сначала немного подождали, пока не освободятся Чип и Вжик. Чип в этот день решил испытать свои кулинарные способности и приготовить пиццу по рецепту Рокфора, а Вжик ему помогал в этом нелегком деле. Посмотрев за стряпней, Чип с Вжиком присоединились к нам.

В мастерской Гайка завесила окно, чтобы создать темноту и включила проектор.

Слайды, которые показала нам Гайка, и вправду были интересными. Ведь совсем одно дело, когда ты находишься в гуще событий и совсем другое, когда ты вспоминаешь об этом через некоторое время, когда ты уже немного обо всем забыл. И тут фотографии помогают тебе снова окунуться в забытые мгновения.

- Это столица, - говорила Гайка, показывая очередной слайд, - правда, вспышка тогда не работала, поэтому вышло не очень хорошо.

- Это Рокки тащит головку чеддера с местного рынка! - воскликнул Чип, - показывая на очередной снимок.

- Кто мог знать, что он окончит свой земной путь лишь сегодня, у меня в желудке, - заметил Рокфор.

- Ага, - кивнул Чип, - ты оставил часть, а потом отправил ее Итуге.

- А это мы уже в джунглях, - Гайка начала показывать фотографии всяких зверей и экзотических растений.

- Ой, ну и чудовище!  - невольно воскликнул я, увидев на экране чей-то жуткий оскал.

- Дурачок! - тут Чип треснул меня по башке, - это же ты сам! Неизвестный науке хищный зверь - бурундук шоколадоядный!

И в самом деле, это был я, запечатленный в тот момент, когда я хотел стащить шоколад у Чипа. Но я бы даже специально не смог бы скорчить более страшную рожу, чем в этот момент.

- А Дейл и в самом деле неплохо  получился, - задумчиво сказала  Гайка, - странно, ведь я не успела даже настроить резкость. Очевидно, фокусное расстояние объектива оптимально для данной экспозиции, уровня освещения и коэффициента отражения снимаемого объекта, из чего следует...

- Гаечка, извини, конечно, это все интересно, но можно мы прослушаем твою лекцию чуть попозже, а сейчас хотелось бы посмотреть еще слайды, - перебил мышку Рокфор, - тем более что нам уже скоро пора ужинать.

- Я надеюсь, что я себе не приснюсь ночью, - заметил я, хихикнув.

- Я надеюсь, Дейл, что ты вообще сегодня ночью хотя бы ляжешь спать, - ехидно заметил Чип, - а не так, как вчера, когда ты разбудил меня утром, забираясь в кровать.

Вот ведь зануда! А сам уже забыл, как позавчера читал в кровати с фонариком до двух часов ночи детектив? Но я не стал спорить с Чипом, так как боялся пропустить следующие интересные слайды.

- А вот наши друзья, Тито, Скарлетт и Макко, - рассказывала Гайка.

- Чего-то они не очень похожи, - заметил Рокфор.

- Это точно! Это какая-то неправильная камера! - сострил я, - из добропорядочных бурундуков она делает вампиров!

Чип шикнул на меня.

- Ну а это уже фотографии окрестностей. Лес, наш лагерь. А это самые последние кадры. Наш поход за деревьями вверх по реке, внутреннее убранство храма.

 Фотографии и вправду были великолепными. Мне бросились в глаза некоторые знакомые детали обстановки, которые я уже успел подзабыть, и на меня нахлынула волна воспоминаний. Вот прямо так и кажется, что я стою внутри храма и вдыхаю запах исходящий из котлов. Да-да, и запах тоже я чувствую! Неужели Гайка придумала, как запечатлеть на пленке запахи? Вот молодчина! Хотя... запах какой-то странный.

- Гаечка, а твоя камера может снимать не только изображение, но и запах? - решил осведомиться я.

- Не мели чушь! - фыркнул Чип.

 Гайка рассмеялась.

- Нет, Дейл, я до этого еще не додумалась. Но, пожалуй, это интересная идея...

Гайка потянула воздух своим розовым носом.

- А ты прав, в самом деле, чем-то пахнет...

- Я бы сказал, чем-то горелым, -  в этот момент я уже полностью понял, что это был за запах.

- Пицца!!! - вдруг воскликнул Чип, схватившись за голову. 

- Еще бы, дружище, - флегматично сказал Рокфор, - ее надо было готовить пять минут, а прошло уже полчаса...

Но Чип редко признавал себя в чем-то виноватым.

- И не пять, а пятнадцать! И это ты посоветовал мне поставить духовку на максимальную мощность!

С этими словами Чип пулей вылетел из мастерской, сопровождаемый Вжиком.

- Эх вы! Ничего-то серьезного вам нельзя доверить! - недовольно сказал Рокфор, обращаясь почему-то ко мне. Впрочем, на днях я тоже сжег сырный пирог, так что я решил прикусить язык и не возражать.

Рокфор тоже отправился на кухню, чтобы, вероятно, оценить масштабы катастрофы, и мы остались с Гайкой вдвоем. Из звуков перебранки, доносившихся со стороны кухни, можно было догадаться, что пиццы нам сегодня не попробовать.

Гайка молча перебирала слайды, и вдруг ее взгляд остановился на одном.

- Интересно, Дейл. Вот на этой, последней фотографии, изображен Хайнрих крупным планом. Но я, хоть убей, не помню, когда я ее сделала.

- Это я ее сделал, - признался я.

- Ты? - удивлению Гайки не было  предела.

Я вкратце и довольно сбивчиво рассказал мышке про те обстоятельства, в которых я сделал этот снимок.

Гайка была потрясена.

- Но, Дейл! Почему же ты раньше этого не рассказывал?

Я развел лапами...

- Ну... как-то не было повода... И потом, какая теперь разница, раз все окончилось хорошо?

- Господи, Дейл, - всплеснула лапами Гайка, - ты спас нас всех от ужасной смерти! Как же мы тебе обязаны!  И не в первый раз, кстати...

И в порыве признательности и благодарности Гайка бросилась мне на шею и одарила меня крепким и нежным-нежным поцелуем. Я же был застигнут врасплох и даже не успел как следует насладиться этим моментом.

Внезапно глаза Гайки расширились, и она отпрянула от меня. Я повернул голову в сторону двери, куда она смотрела, и увидел Чипа. Он стоял в дверном проеме с мрачнейшим выражением лица, весь перемазанный в саже, скрестив лапы на груди. Не было никакого сомнения в том, что он все увидел.

Гайка густо-густо покраснела, пожалуй, так густо, как я никогда  в жизни не видел.

Хотя мы не делали ничего предосудительного, но я почему-то тоже почувствовал, как заливаюсь краской, хотя, возможно, никто этого и не заметил - у меня более темный и густой мех на лице, чем у Гайки.

- Кхм... - сказала Гайка, обращаясь к Чипу, и неумело делая вид, что ничего такого не произошло, - ну как там у  вас дела?

- Да ничего, Гаечка, ничего особенного, - сказал Чип мрачновато-ироничным тоном, - А у ВАС?

- Пожалуй, пойду, посмотрю, - сказала Гайка, делая вид, что не заметила тона Чипа. И с этими словами она вышла из мастерской.

Чип молча подошел к проектору со слайдами, взял один из слайдов, и повертел его в лапе.

- Мы просто смотрели слайды,  - сказал я, почему-то чувствуя себя виноватым.

- Да, я знаю, - угрюмо пробормотал Чип.

Внезапно он развернулся и подскочил ко мне. Глаза его метали молнии.

- Послушай ты, великий бурундук! - прошипел Чип, размахивая правой лапой перед моим лицом, - может мы и вправду обязаны тебе в этом деле! Но это не дает тебе право так нагло себя вести! Впредь занимайся чем хочешь, можешь вообще валять дурака целыми днями. Но держись подальше от НЕЕ, слышишь?! А не то… не то... ты у меня узнаешь, где раки зимуют!

Последнюю фразу Чип произнес таким угрожающим тоном, какого я давно от него не слышал.

Я хорошо знал Чипа, и знал, что он и самой последней мухи не мог бы обидеть (я уж не говорю про Вжика, хе-хе). Поэтому я улыбнулся и хотел было отшутиться, но, увидев, насколько серьезен мой друг, передумал. Впрочем, напугать Чипу меня тоже не удалось - я никогда его не боялся.

- Она не ТВОЯ собственность! - ответил я, уперев лапы в бока.

Трудно сказать, чем закончилась  бы наша перебранка, если бы на пороге не появились остальные.

Чип повернулся и вышел из мастерской, что-то бормоча про себя.

- Не переживай, Чиппи, - великодушно сказал Рокфор, - во всяком случае, мы найдем, что бы такое приготовить на ужин.

Лишь Гайка догадалась о том, что у нас с Чипом произошел неприятный разговор, и что она сама явилась ему невольной причиной. Поэтому она провела весь остаток вечера, пытаясь замять свою вину, и уделяла Чипу чуть больше внимания,  чем обычно.

Вы можете спросить, что было потом? Мы, конечно же, с Чипом помирились - Чиппи вспыльчивый, но отходчивый парень. Но какая-то тень между нами все равно была, и оба мы прекрасно знали ее причину. Я иногда думал - почему Гайка тогда так странно повела себя? Может быть, она покраснела лишь потому, что ее поцелуй был большим, чем просто проявлением благодарности? Во всяком случае, я иногда тешил себя этой мыслью.

Ну, а наша спасательская жизнь тем временем  продолжалась. Каждый день приносил что-то новое и интересное. Вот, например, сегодня, Гайка пригласила нас всех покататься на собранном ею катере. Мы выйдем в открытое море,  а там, может быть, нам повезет, мы потерпим кораблекрушение, и окажемся на настоящем необитаемом острове! Ух, как же это было бы здорово! Во всяком случае, я на это очень рассчитываю...

 



[1] Место действия в серии скорее напоминает Центральную Америку, чем амазонскую сельву (пирамида в стиле майя, родина шоколада -  Центральная Америка, а не Южная, и.т.д.). Можно было бы, конечно, для правдоподобия проигнорировать упоминания о месте происходящего действия, и перенести его куда-нибудь в Гватемалу. Но автор счел это излишним: в конце концов, эта повесть не претендует на то, чтобы быть пособием по истории, географии или биологии, и соответствующие моменты в повести показаны весьма условно (как и в самой серии).

[2]  На самом деле инки не строили пирамид (все пирамиды Южной Америки были построены задолго до них), а их империя была создана лишь в 15 веке.

[3] Это, конечно же, была не обезьяна, а ленивец.

[4] Тито – это коати (носуха, род Nasua), небольшой зверек из семейства енотовых, широко распространенный в тропических лесах Латинской Америки.

[5] Попугаи – это типичные красные ара (Ara macao).

[6] Река в Перу, в бассейне Амазонки, в долине которой расположены руины древних городов инков.

[7] Эту же фамилию в моей версии “спасателенной” носит и сам Дейл (Майк Демчио нам не указ :)).

[8] Агути – южноамериканский грызун. Героиня повести относится к виду Dasyprocta punctata.

[9] Да, господин Чип, так точно! (нем.)

[10] Дейл имеет в виду схожий эпизод с участием Дональда Дака из мультфильма «Chips Ahoy».

[11] Gata – кошка (исп.)


Обсудить на форуме

Наверх

Вернуться к списку фанфиков

На главную





Куда идём?
Желающим разместить свои материалы
(С) 2003-2012
Команда Штаба Спасателей